ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дрейф (сборник)
По следам «Мангуста»
Книга рецептов стихийного мага
Ложь во спасение
Снежная магия
Если ты найдешь это письмо… Как я обрела смысл жизни, написав сотни писем незнакомым людям
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире
Сердце льда
Книга воды
Содержание  
A
A

— Моя!

— Ой, мальчики, пойдемте лучше ко мне. На фига нам эти заморочки? — как опытный человек простонала Булкина.

— Никаких разборок! — гордо произнес Алик. — Кто в доме хозяин!? — В подтверждение своих слов он поднял вверх палец.

— Кто? — в один голос спросили его спутники и посмотрели туда, куда указывал перст. На потолке обнаружилось два плевка и сгоревшая спичка в черном пятне сажи. Палец сделал крутой вираж, набрал скорость и воткнулся в кнопку звонка.

— Я!

За дверью раздался скрипящий вой. Вой перешел в зловещий треск, треск в шипение, шипение в пощелкивание. От такого сигнала всем стало не по себе. В квартире послышались твердые шаги, замки энергично заскрипели, и дверь распахнулась.

— Вам кого? — Валентина Петровна смело окинула взглядом рокера и его спутников. На руках у нее сидел Ватеон с голубым бантом на шее. Он тщательно пережевывал что-то зеленое.

— Почему не спрашиваете «Кто там?», мамаша? — Распутин улыбнулся.

— У меня сын — милиционер. С ним никто связываться не хочет, — сказала женщина чистую правду. — Что вам угодно?

Алик решил, наконец, поставить запятые над «И-кратким» и поднял щиток:

— Здравствуй, мама.

Вырвавшийся из-под шлема ядовитый дух рванул в квартиру. Валентина Петровна носом почуяла беду.

— Альберт?

— Я! — признался Потрошилов.

— Как ты мог? — Валентина Петровна, забыв про хомяка, воздела руки к плевкам на потолке.

Ватсон чудом успел уцепиться когтями за халат и повис в районе подмышки.

— Здрасьте, — неожиданно за спиной Распутина сказала Галя и брякнула бутылками. — С праздником.

Валентина Петровна вновь опустила руки и с прокурорским любопытством оглядела Булкину.

— Альберт, кто это?

— Это друзья. Приглашай в дом! Накрывай на стол! — разухабисто бросил Потрошилов.

Валентина Петровна открыла рот. Галя и Клим с уважением взглянули на друга.

Этажом выше Диоген показал Сократу большой палец.

— Я не позволю устраивать вертеп в моей квартире! — оправилась от потрясения мама.

— Я в курсе, — отозвался сын.

— Я не знаю этих людей! — продолжала мать.

— А я — знаю, —ответил сын.

— В таком случае, я сейчас уйду! — прибегла к последнему средству Валентина Петровна.

Альберт Степанович обвел взглядом прихожую. У вешалки в конце коридора лежали собранные сумки. С ними мать обычно ездила на дачу. Логическая цепочка была — проще некуда.

— Я знаю, — ответил Альберт и закрыл защитное стекло шлема.

— Тойон! — пронесся шепот этажом выше.

Альберт подвинул маму в сторону, освобождая проход. Валентина Петровна осталась стоять с открытым ртом. В смятении она провожала глазами точеную Галину фигуру.

Сборы не заняли много времени. Плащ висел на вешалке. Ботинки стояли рядом на полу. Вот, собственно, и все. Валентина Петровна вздохнула и еще раз посмотрела в комнату, где на столе в самом центре белой скатерти сидел Доктор Ватсон, а вокруг него, Московскими кольцами, расставлялись тарелки и бутылки. Она, конечно, не ушла бы, если бы с утра не собиралась за город. Зато теперь у нее появился формальный повод для «серьезного разговора» с сыном. Рано или поздно это должно было случиться. Она это знала. Алик повзрослел.

Последний раз брякнули колеса сумки, перекатываясь через порог квартиры. Валентина Петровна демонстративно хлопнула дверью. Но не громко. Дверь, как-никак, была своя. И чинить ее было некому. А вот дверью подъезда она шарахнула так, что со стен посыпались мухи, убитые ударной волной. Уязвленная мать рванула за город, даже не обратив внимания на четверых посторонних мужчин странного вида. Они сидели на лавочке у подъезда и читали одну на всех газету с четырьмя дырками.

— Хук! Хук! — понеслось ей вслед из крайней дырки.

* * *

Оргия шла по полной программе. Посреди стола ногами кверху спал Доктор Ватсон. Его бант сбился набок. Недовольная морда была перепачкана в салате. Клим раскинул свое мощнее тело вдоль дивана и готовился к встрече с нирваной. Часы на стене остановились ровно в час тридцать — в тот самый момент, когда Галя мягко плюхнулась ягодицами Альберту на колени. С тех пор она с них не слезала, сердцем чувствуя потрошиловскую мощь. Из хрипящих динамиков радиоприемника нагло рвалась наружу бессмысленная болтовня ди-джея.

— Это радио «Стон», и мы приветствуем всех, кто надыбал на своем гребаном приемнике нашу навороченную частоту. Сто с лишним мегагерц, это я вам доложу, полный улет и ништяк! Приколитесь, пацаны и пацанки, какой песняк мы вам сейчас зафигачим!

Распутин поднял голову с подушки и с интересом посмотрел туда, откуда несся словесный понос.

— «Я начинаю простые движенья!» — разнеслось по квартире и сразу нашло отклик в сердцах благодарных радиослушателей. Галя эти движения начала. Распутин перевернулся на другой бок. Ватсон принялся жевать во сне.

От простоты и однообразия движений у Гали Булкиной появилась одышка. Во всяком случае, дыхание участилось и на лбу выступили капельки пота. К концу песни Альберт счастливо улыбался. Галя простые движения закончила.

— Вот такие прибамбасные упражнения, чуваки. Мы тут с пацанами в студии радио «Стон» тоже неслабо оттянулись. Теперь надо перекурить и залабать че-нибудь помедленнее. Кто-нибудь против? А? Я вас все равно ни фига не слышу! Так что слушай и оттопыривайся, мой невидимый и неслышимый полуночник. Ходики на стене в нашей студии показывают три часа ночи. Так что если кто не спит, ему все равно, какую муть я поставлю. Итак, по многочисленным просьбам наших фанатов, и лично господина Клыкова, тупо уважающего бесплатные неожиданности, звучит дебильная песня «Ночной звонок».

Ди-джей будто накаркал. Звонок в дверь прозвучал неожиданно. А как еще может прозвучать звонок в три часа ночи?

— Не открывай, — опытная Галя схватила Альберта за рукав. — Наверняка соседи ментов вызвали.

— Да я сам — мент, — отважно произнес Потрошилов и налил себе, Гале, Распутину и Ватсону. В два стакана.

— Ты мент? — Галя спрыгнула с колен Альберта, как с горячей сковородки, и недоверчиво присмотрелась. Прическа, ногти и часы выдавали его с потрохами. Галя улыбнулась и тихонько спросила: — Ты, наверное, продажный мент?

— Что?!

Ответить она не успела. Дискуссия не состоялась. Звонок повторился. На этот раз он звучал чуть дольше, но так же тактично.

— Это точно не наши, — Альберт Степанович поправил несуществующий галстук и пошел открывать, огибая стол по большой кривизне.

После третьей неудачной попытки попасть глазом в глазок оперативник отчаялся и начал отпирать дверь. Замок долго не поддавался. Но упорству Потрошилова не было предела. Щелкнул в последний раз ключ, провернулся простенький механизм, и дверь распахнулась. На пороге стояли четверо. Альберт узнал их сразу. Эти лица он видел в своих кошмарных снах. Их он представлял, когда думал о мафии. Именно эти люди преследовали его по пятам и вынудили уйти в подполье. И вот они вышли на прямой контакт. Что вынудило их пойти на такой рискованный шаг? Какие еще сюрпризы готовит ему организованный криминал? Искать ответы не было времени.

В одно мгновение страх сожрал половину концентрации алкоголя. В последней надежде, что все это сон, Альберт зажмурился. Когда он раскрыл глаза, пришельцев стало двое. Альберт зажмурился снова. Следуя простой логике, они должны были исчезнуть. Но на этот раз ничего не изменилось.

Якуты в количестве двух штук стояли перед ним и агрессивно сверкали очками. Один из них держал в руках внушительный чемодан, из которого подозрительно пахло.

— Проходите, — Альберт отошел в сторону, пропуская непрошеных визитеров, — На кухню, пожалуйста. У меня гости.

Мафия молча проследовала в указанном направлении, неслышно ступая мягкими унтами по скользкому линолеуму.

— Алик, кто там? — раздалось из комнаты.

— Не волнуйся. Это ко мне, дорогая, — произнес Альберт и добавил тише: — Нервы ни к черту.

60
{"b":"574","o":1}