ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А вас, Игорь Николаевич, — Кнабаух дружески похлопал экстрасенса по плечу, — я попрошу остаться. Хотя, конечно, если вы против, мы попросим подежурить борца за свободу…

Рыжов посмотрел на Чегевару. Тот тоже сделал из пальцев какую-то фигуру, в целом напоминающую кулак. Смысл замысловатой каблограммы Игорь Николаевич понял сразу и кивнул.

— Ну вот и хорошо. Я почему-то так и думал.

Странная компания двинулась на выход со двора под дикий лай якутской собаки-оленя.

* * *

Рыжов боялся шефа. Тот не имел ауры. Зато имел привычку строго карать за непослушание. При малейшей провинности можно было запросто схлопотать по харизме. Игорь Николаевич остался один на один с чувством ответственности. С ней ему было непривычно и неуютно. Так постоянно случается почти со всеми. Но задание нужно было выполнить любой ценой. Причем хотелось, чтобы маленькой. Следить за капитаном милиции, не спуская глаз, он собирался на биоэнергетическом уровне. И очень издалека. Разумеется, чтобы не провалить операцию.

Экстрасенс проводил компанию, направляющуюся в его собственную квартиру, тоскливым взглядом. Почему судьба в лице Мозга выбрала в филеры именно его, было непонятно. И обидно. Потому, что холодно. Таким, не бабьим, летом лучше сидеть в | теплой ванне со стаканом. Можно даже пустым. А по улице мог походить и Чегевара. После Заполярья не замерз бы.

Игорь Николаевич недобро дунул в спины уходящим, стараясь попасть в след Кнабауха. Как положено — крест-накрест. Чтобы у шефа не было удачи. Мстительно улыбнувшись после ритуала, он прокрался во двор. Ему хотелось найти место потеплее. С его экстрасенсорными способностями совершенно необязательно было пялиться на дверь подъезда. Достаточно настроить меридианы энергии Чи на точку переплетения биотоков. После этого можно спокойно ждать, пока жертва не потревожит хитроумную паутину.

Рыжов вылез из кустов и застыл в болезненном экстазе. Зрелище тихого питерского двора от души ударило экстрасенса по чакрам. Всюду стояли яранги. Горели костры, бегали детишки в цветастых полушубках, ротвейлер в ременной упряжи таскал по песку санки. Возле парка торчало нелепое сооружение из линолеума и стекловаты. На нем красовался плакат с двумя якутами, изображенными в стиле «ню». Подпись под ними гласила: «Наши кандидаты в губернаторы!»

— Шамбала! — тихо сказал экстрасенс.

Даже в гостях у Скворцова-Степанова он не чувствовал таких позитивных искажений потока реальности. Боясь поверить в свое счастье, Игорь Николаевич дрожащей рукой начертил в воздухе пентаграмму от морока.

— Тебе надо выпить! — уверенно произнес голос у него за спиной.

Рыжов резко обернулся. В районе третьего глаза открылся нервный тик. Перед ним стояли два самых настоящих якута, мирно поблескивая очками. Их ауры светились добродушным розовым светом.

— Пойдем, — буднично сказал один из них, — духи говорят, надо дать тебе водки.

Против такого аргумента экстрасенс устоять не мог. В гости к духам, которые наливают от чистого сердца, можно было идти без опаски. Он солидно кивнул, показывая, что общение с потусторонним миром для него вещь обыденная. Попутно экстрасенс собрал у себя с плеч отрицательный заряд кармы, запустив им в небо.

Сократ и Диоген вступили во двор. Стойбище встрепенулось и разразилось приветственными криками. Рыжов вздрогнул. Ему захотелось спрятаться подальше. Но бросить наблюдение за подъездом он не мог. На расстеленной в песочнице искусственной шкуре медведя стояла водка и блюдо с грибами. Пришлось сесть в круг.

Разливал якут Уткин. Рука инженера была тверже вечной мерзлоты. Рядом тихо скулила ротвейлер Дуся. Быть ездовой.собакой ей не нравилось. Когда стаканы наполнились, якут Ляпиков поднял тост.

— За Белого Оленя, товарищи!

Народ выпил и закусил грибами. Рыжов смело присоединился. В конце концов нужный подъезд из-за стола просматривался прекрасно.

— Потрошилова знаешь? — неожиданно спросил его Сократ.

Игорь Николаевич машинально кивнул. Диоген тут же отобрал бутылку у Уткина и налил ему полный стакан. Рыжов насторожился. Его ментальность подозрительно перекосило. О секретном задании знал только шеф. При чем здесь якуты, было непонятно. На всякий случай он повращал кистями возле пупка. Чакры нужно было держать востро.

Тем временем начало смеркаться. Экстрасенс выпил и поднял голову. Люди понемногу перемещались к костру. Тихо и таинственно ударил бубен. Ауры новых знакомых Рыжова мерцали в полумраке нежно-серебристыми тонами. Ему вдруг показалось, что возле яранги пасутся настоящие северные олени. Бубен зазвенел колокольчиками. Грибы из местного лесопарка дошли по назначению. Игорь Николаевич внезапно почувствовал, как духи тундры садятся на голову, заставляя камлать в коллективе. Он встал и, шатаясь, пошел на звук.

Сократ и Диоген посмотрели вслед непонятному человеку. Он был из тех, кто ходил за будущим тойоном. Непонятно зачем.

— Однако, руками водит, как шаман, — с невольным уважением шепнул Сократ.

— И ходит так же, — подметил Диоген.

Рыжов завороженно подобрался поближе к бубну. Количество окружающих его духов стремительно росло. Но размашисто очерченный магический круг ярко горел синим пламенем, никого не пропуская в энергетический континуум.

Малый предприниматель Биденко сидел у огня, мелко потряхивая бубном. После третьей поганки от звона колокольчиков у него по затылку пробегали приятные мурашки. Неожиданно, прямо сквозь костер, к нему пришел человек. Он смотрел на мир остекленевшим взглядом. Бледные губы что-то беззвучно нашептывали. Биденко задумчиво потушил тлеющие штаны пришельца. Тот протянул руку и потащил бубен на себя.

До того как податься в якуты, Биденко был хохлом. Поэтому пальцы его разжались не сразу. Незнакомец нарисовал в воздухе странную фигуру, похожую на моржовый хвост. С точкой посередине. Изображая знак препинания, он чуть не выколол Биденко глаз. Проявляя якутское благоразумие и широту души, тот отдал бубен и потянулся к тонко нарезанному салу. Все же происхождение сидело в нем неискоренимо.

Заполучив в свои руки инструмент, Игорь Николаевич вспомнил все. Он неожиданно почувствовал себя магом и чародеем. А не мелкой сошкой на побегушках у какого-то Кнабауха. На память пришла давным-давно прочитанная книга «Шаманство — путь к духам». Он ударил ладонью по старой потемневшей коже. По стойбищу разнесся глухой завораживающий рокот. Ноги экстрасенса сами вынесли его на свободное пространство. Духи взглянули на Рыжова со дна стаканов.

— Ы-Ы-Ы-Ы-Ы!!! — заунывно простонал Рыжов и снова ударил в бубен.

Сократ и Диоген поднялись с места. Без сомнения, странный человек знал, что делает. Было очень похоже, что он камлает. Со знанием предмета и вдохновением. Им самим этот ритуал видеть не доводилось. Поскольку родной шаман ограничивался пьяно-туманными обещаниями. Но знающие люди рассказывали о чем-то подобном.

* * *

Игорь Николаевич на лету принял еще полстакана водки и проник в астрал. От наплыва духов там было тесно. Он широко развернул плечи и дунул, тряхнув бубном. Посторонние порождения протоплазмы расступились. На первый план вылез натуральный олень неестественно белого цвета. Рыжов вдруг понял, что ждал этой встречи всю жизнь, и радостно завыл, кружась в подобии медленного фокстрота. Нечеловеческая музыка старого бубна разогнала кровь остальных якутов. Заодно разлетелись комары и навсегда исчезли из подвала дома номер тринадцать беспризорные кошки.

Он плясал и пел как заведенный. Вместе с ним трясло все племя. Добравшись до ламбады в исполнении бубна без оркестра, Рыжов испустил дикий вопль и упал. Духи сгрудились над ним и благодарно зааплодировали.

— Однако, великий шаман! — изумленно сказал Сократ.

— С грибами пора завязывать, — возразил Диоген.

Они подобрали экстрасенса и задумчиво потащили его в ярангу. С новым тойоном пока не складывалось. Зато нашелся новый шаман. Не упускать же понапрасну ценные кадры!

62
{"b":"574","o":1}