ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Скорая» въехала во двор и остановилась. Возле роскошной серебристой иномарки лежали тела.

— Жуть, — равнодушно прокомментировал Семеныч.

— Не скажи, — быстро соображая, ответил фельдшер.

По его мнению, нищие люди возле ТАКИХ машин валяться не могли. В стылом осеннем воздухе повеяло теплым сквозняком легких денег. Димон оживился. Он выпрыгнул из машины, сразу беря курс на милицию. Все равно пронести халяву мимо представитеяей власти было невозможно. Даже теоретически.

* * *

Андрей Яковлевич Бурков очнулся в скверном расположении духа. Сильно гудела голова. Нестерпимо болел палец. Мокрые штаны холодили филейную часть тела. Он осмотрелся. Самочувствие не улучшилось. Рядом без сознания лежали Краб и Ахмет, не внушая оптимизма. Чуть поодаль стояли менты, усугубляя пейзаж и отвратительное настроение.

Бай вытащил из кармана мобильный телефон, стараясь не привлекать к себе внимания. Ои набрал номер и шепнул, с трудом продавливая слова сквозь помятую гортань:

— Я насчет япошек…

Собеседник не дал ему договорить. Он был конкретен и зол:

— Мудак! Где ты лазишь? Они уже час как прилетели! В Пулково ждут! Я тебе пять раз сообщение скидывал!

— Час? — недоуменно переспросил Бай.

В один миг у него в гудящей голове сложились унты, полушубки, безупречный северный выговор «якудзы» и собственный непроходимый идиотизм.

— Ты что, совсем опупел?! — собеседник сорвался на крик.

— Да…— честно ответил Бай и отключился.

* * *

Димон повертел в руках справку о психическом заболевании на имя А. А. Кнабауха. Тут все было ясно. Он вернул ее с невинной физиономией мифического честного налогоплательщика.

— Вызывайте спецбригаду. Этого — в дурдом.

Спихнуть хотя бы часть работы на коллег — тоже маленькое профессиональное счастье. Проведя подготовку, он направился к жертвам конфликта. Первым лежал одноглазый старик. Фельдшер тихонько присвистнул:

— О! Постоянный клиент! А где запчасти, дед?

Вопреки ожиданиям, ни зубов, ни глаза в поле зрения не обнаружилось. Димон удивился. В рамках обследования он заглянул под пиратскую повязку. Там было пусто. Группа захвата дышала жрецу красного креста и такого же полумесяца в затылок. Он это чувствовал и играл на публику. Движением индийского факира фельдшер задрал штанину на правой ноге пациента. Вдоль ноги и протеза бельевой веревкой был примотан ржавый металлический уголок.

— Техника безопасности! — невозмутимо пояснил Димон. — Чтобы не отломали.

Осмотр невзначай захватил карманы. На мокрую траву упали ключи. Рядом лег узелок из носового платка. Внутри оказался комплект вставных челюстей и стеклянный глаз.

— Ух, ты-ы! — изумленно протянул Мудрый.

— И чтобы не вывалилось, — продолжил Димон.

Моченый глухо застонал и открыл здоровый глаз. При виде милицейских ботинок у самого лица он сделал движение губами. Будто готовясь укусить. Потом, очевидно, вспомнил, что нечем, и затих.

— Волчара! — негромко приклеил ярлык Мудрый.

— Завидую я вам, деды, — хохотнул Димон, переводя взгляд на Гниду, — какая интересная у вас старость!.

Моченый протянул дрожащую руку и забрал узелок. Челюсти чмокнули и встали на место.

— Здорово! — фельдшер изобразил аплодисменты. — У тебя раньше вроде другие зубы были?

— Эти вставлять дешевле, — шепотом пояснил пахан, — поменял.

— Ловко! — усмехнулся Димон. — Ну, поехали в больницу, отец?

— Голый Вассер! — неожиданно отчетливо сказал постоянный клиент «скорой помощи». — Кантуй сразу на кичу. Там и оклемаемся.

Гнида, словно почувствовав грядущее возвращение в родной дом, протяжно заскулил. Передвижная милицейская группа дружно обалдела. Столь явное предпочтение тюрьме перед лечебным учреждением им встретилось впервые.

— А что? — пожал плечами.Димон. — Люди пожилые. На нашу больницу здоровья не хватает. Обычное дело.

* * *

Судьба очередной раз заложила крутой вираж, возвращая все на свои места. Гениальный Мозг поехал в дурдом. Его долго не пускали, отказывая в госпитализации. Артур Александрович плакал и упорно доказывал свое право на бесплатный аминазин, кусая ногти. В конце концов в приемное отделение спустилась доктор Грудаченко, и Скворцов со Степановым распахнули двери.

Моченый и Гнида за нанесение телесных повреждений мирным гражданам отправились к Хозяину. Там авторитетов не били. Там никого не били без причины. Особенно пожилых. Там регулярно кормили и лечили бесплатно. И все было просто и понятно.

Господин Бурков и сопровождающие его лица до Всех Святых не доехали. Как-то потерялись, что ли. В результате чего Димон с Семенычем стали счастливей на шестьсот долларов.

Глава 28

НЕФТЯНОЙ ТЕЛЕНОК

Рейс Санкт-Петербург — Якутск задержали по уважительной причине. Два пассажира, агрессивно излучая вокруг волны перегара и решимости, собирались сесть в самолет со своими парашютами. Сдавать их в багаж они решительно отказывались. По Пулково-2 гуляла тихая паника. «Аэрофлот» терпел убытки.

Стоило слуху о парашютистах пройтись по залу регистрации, как остальные пассажиры выстроились в очередь к кассе возврата билетов. Персонал тоже немного нервничал. Редко кто высказывает недоверие к отечественной авиации настолько открыто. Все же дурная примета, то, се… Как-то внезапно заболели борттехник и руководитель полетов. Куда-то пропал второй пилот. Стюардессы рассосались по аэропорту, делая вид, что не имеют ни малейшего отношения к рейсу на Якутск.

Служба безопасности всполошилась. В эпоху демократии запретить человеку и гражданину летать самолетами «Аэрофлота» со своим парашютом было невозможно. Но и полет с потенциальными дезертирами на борту почему-то никого не вдохновлял. По «Ил-86» прошлись с собаками. Бомбы не нашлось. Сумки возмутителей спокойствия проверили трижды. Кроме снаряжения полярных исследователей» там не было ни шиша. В конце концов руководство компании и командир экипажа упали на колени перед десантниками и попросили сдать парашюты в багаж.

Клим Распутин сверился с картой. От Якутска до Индигирской низменности было еще сантиметров семь. По глобусу выходило и того меньше. Получалось, что прыжок откладывался.

— Будем прыгать с местного рейса, — шепнул он Потрошилову.

Алик бесшабашно кивнул, в последний момент поймав слетающие очки на самом кончике носа. Ему было все равно. Если для спасения мамы понадобилось бы десантироваться из космоса, он без колебаний полез бы в скафандр. Хотя доехать, например, на электричке было бы спокойнее. Но электрички в стойбище Белого Оленя не ходили.

Парашюты отправились в полет отдельно от хозяев. Персонал вновь приобрел вид коренных небожителей, нацепив на лица невозмутимость камикадзе. Сами собой отыскались и выздоровели члены экипажа вместе с руководителем полетов. Сдача билетов прекратилась Пассажиры полезли в автобус, изображая бодрых фаталистов.

Взвыли турбины. Перекрестился диспетчер. Белоснежный авиалайнер ушел в серое небо, нагадив в питерском воздухе выхлопом реактивных турбин.

С пандуса аэропорта Пулково ему вослед помахала Валентина Петровна. Отправлять сына в край вечной мерзлоты было морально тяжело. Но по другую сторону балюстрады размахивала платочком заплаканная Галя Булкина в мини-юбке. Роскошный бюст, ну очень декольте, колыхался в такт взмахам. Мамино сердце билось твердо и ритмично, дробя остатки сомнений в правильности выбора. Якутия отсюда, с Пулковских высот, смотрелась безопаснее.

Чуть поодаль на чемодане сидели Сократ и Диоген. Они улетали следующим рейсом. За их спиной подпрыгивал Игорь Николаевич Рыжов с бубном, камлая на летную погоду. На чемодане в стиле «ню» было написано: «Дом номер тринадцать и племя Белого Оленя — стойбища побратимы!»

* * *

Раздолбанный «Ан-26» махал крыльями над бескрайней тундрой. Альберт Степанович смотрел в иллюминатор и боялся. От встречного ветра крылья самолета раскачивались с огромной амплитудой, явно собираясь оторваться. Страх приходил волнами, в промежутках между тостами. Распутин подливал понемногу, контролируя панику дозировкой коньяка.

82
{"b":"574","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Сновидцы
Тайная история
Изобретение науки. Новая история научной революции
Кремоварение. Пошаговые рецепты
Доктор, который научился лечить все. Беседы о сверхновой медицине
Ореховый Будда
Точка обмана
Зеркало, зеркало