ЛитМир - Электронная Библиотека

Артус Ричард Евгеньевич

Ярослав

КНИГА 3

У ВЛАСТИ, НИ РОДНИ, НИ ДРУЗЕЙ НЕТ.

ЯРОСЛАВ.

Не буду утомлять долгим описанием, из названия, и так понятно, что она посвящена, с одной стороны, Киевскому князю Ярославу, сыну Владимира Красно Солнышко и Рогнеды Полоцкой, а другая сторона, это продолжение похождений, и приключений, Андрея, Глафиры и Кащея.

ЧАСТЬ 1

ГЛАВА 1

Будущее закладывается в прошлом,

Настоящее лишь корректирует путь...

Получив известие о кончине отца, Ярослав слегка пригорюнился.

-От черт меня побери, с Новгородцами это я слегка здорово поторопился. Хотя, какая разница перед кем виниться? Главное угрозу от себя отвести. Мол, всеми силами и средствами за единую Русь стою. Святополку даже проще будет эту лапшу на уши надеть. Он как говорят человек простой, да еще по старым законам живет, и твердо верит в детские сказки, что боги за обман наказывают.

Успокоив себя такими рассуждениями, Ярослав заперся, с верными ему людьми, в своем поместье, и стал дожидаться Киевские дружины. Только, вот беда, эти самые дружины, что-то больно не спешили подступать к Новгороду, а посланные им на встречу лазутчики, привезли вести о том, что вместо похода на город, они расходятся по своим домам.

-Да что же это такое деется? - Ругался он в сердцах, бродя по поместью. - Я что, за здорово живешь, стольким людям головы оттяпал? Ну, Святополк, ну подставил. Ладно, - решил Ярослав, - фиг с ним. Ему же хуже будет. - И усевшись под старым дубом, стал обдумывать новый план своих действий. Перво-наперво послал верных людей в город, чтобы значит, узнали, чем там люди дышат, и не готовят ли там против него какую пакость.

Люди в Новгороде естественно шумели. Виданное ли дело, самым именитым головы рубить, да еще без всякого суда. Некоторые горячие головы даже призывали к тому, чтобы наведаться в гости к Ярославу, да призвать его к ответу за содеянное. Но тут в дело вмешались те купцы, которые с казненными не шибко ладили, за то, что те, пользуясь своим положением, первоначально свой товар на торги выставляли, и только все, добро, распродав, их к торгу подпускали. А тут такой подарок, лучшие места освободились. Как ни крути, а во все времена за право повыше сидеть, люди друг дружке горло грызут, и купцы в этом деле не последнее место занимают. Для них ведь устранение конкурентов, что чудодейственный бальзам на душу. Вот этим Ярослав, и воспользовался, и в скором времени к нему в гости пожаловали новые воротилы местного бизнеса, для заключения обоюдовыгодных контрактов. Одним словом порешили на том, что город Ярославу за убиенных претензий выставлять не будет, но в обмен, он должен им выдать грамоты, на невиданные доселе льготы. Прижатый к стене Ярослав недолго колебался, и такие льготы выдал, а вот с родственниками убиенных не повезло, тут купцы намертво на своем стояли, мол, сам разбирайся. Князю такой подход к делу не очень понравился. Откупиться навряд ли получится, да и денег в княжеской казне совсем не густо. Сам еле-еле концы с концами сводит. Пустить бы их всех под нож, так силенок не хватает. Если те родственники вдруг решат ему отомстить, да не дай бог еще и всем скопом, то тут печальный конец может нарисоваться. Значит нужно сделать так, чтобы за спиной такая сила стояла, от вида которой, всяким горячим головам сразу охоту отбивало с ним рядиться, а такую силу можно только у варягов добыть. Отсюда вывод, хочешь, не хочешь, а надо за море подаваться, тут и думать нечего. По этой причине, не теряя даром времени, Ярослав запер на замок усадьбу, да с верными людьми, сев в ладью, отправился в гости к Свейскому конунгу. Да так ему там понравилось, что он решил задержаться на неопределенный срок. Причин для этого хватало. Тут и сплетни о жизни заморских королей, и переплетение интриг. Постигать сию науку Ярослав не счел для себя зазорным, а наоборот, принялся за дело с похвальным рвением и усердием. И таким прилежным учеником был, что сумел расстроить свадьбу Норвежского короля со Свейской принцессой, да сам на той принцессе женился. Романтики бы по такому поводу, не одну книгу исписали бы, о большой и чистой любви. Любовь конечно, дело хорошее, только это чувство, не для большой политики. Хотя, кто его знает, как там дело было. Ведь все-таки долгий срок вместе прожили, да и детей она ему много нарожала. Но это все еще впереди, а пока, сидя за пиршественным столом, слушал Ярослав рассказы из жизни Франкских королей, и что не говори, рассказы те были удивительны. Почему именно Франкских? Да все очень просто. Эта огромная держава представляла повышенный интерес для викингов. Во первых, с прошлых времен являясь основным источником дохода. Нет, конечно, были и другие государства, вызывающие определенный интерес, но все-таки Франки были ближе. Ну, и естественно, не стоит забывать, что именно Франки самыми первыми, из всех Германских племен, приняли Христианство, а все остальные племена с интересом наблюдали, что же из этого получится. А напоследок стоит заметить, что уже тогда, держава Франков являлась безусловным законодателям мод. Подумать только, уже в те далекие дикие времена там проходили конкурсы красоты, и это при всем при том, что женская доля в те века, была довольна тяжела. Даже голубая кровь не спасала от тяжелой работы, насилия, или убийства. Причем без каких-либо особых последствий, для тех мужчин, кто так поступал. А теологи, так те вообще всерьез занимались рассмотрением вопроса, есть ли душа у женщины, или все-таки нет? Хотя стоит отметить, что такая жизнь, все же не помешала женщинам влиять на ход мировой истории, и оставить в ней свой глубокий след. Этому конечно способствовали короли Франков, так любившие задирать женские юбки к верху. Вообще, истории из жизни королей Франков, это увлекательные рассказы, которые любили слушать не только конунги да ярлы, но и простые люди. Особенно скальдам нравилось рассказывать о Хлодвиге Великом. Если честно, этот парень обладал поистине самым черным чувством юмора. Придя к власти, он тут же отправил на плаху всю свою родню, которую помнил, что в принципе было не такой уж и редкостью, но потом, сидя на троне, печально пускал нюни, что остался сиротинушка один одинешенек, и нет с ним рядом ни одной родственной души. Естественно ныл до тех пор, пока какой-нибудь провинциальный идиот, не откапывал в своей родословной родство, и не спешил во дворец обрадовать этим известием короля. Бедолаги надеялись на улучшение своего благосостояния, и чего греха таить, где-то в глубине души теплилась надежда сесть в королевский трон, после его смерти. Хлодвиг всегда искренне радовался, при виде таких чутких родственников, и всегда встречал их с распростертыми объятиями. Но стоило наивному простаку подойти поближе, тут же рубил ему голову, садился на свой трон, и прямо над телом убиенного, принимался по новой жалиться, на свою горькую судьбину. Конечно, помимо таких высоких отношений, короли Франков отличились своими похождениями и на любовном фронте. Чего только они не творили, лишь бы забраться под женскую юбку, а уж как от этих любовных игрищ страдали простые люди, хотя, кому до этого дело. Ради этих игрищ, королей даже не пугала смена династии, или то, что их держава расползается по швам. Так что, Ярославу было чем себя занять по вечерам, приобщаясь к культуре Запада. Но еще он понял, пройдя почти полный курс обучения, что для того чтобы добиться в этом мире признания, среди сильных мира того, мало иметь обширные владения. Перво-наперво нужны связи, а самый быстрый способ их достичь, это брак, хотя бы, по примеру своего отца, на какой-нибудь Западной принцессе. В данном случае у него под боком находилась дочка Свейского конунга. Ну и что, что ее готовят стать женой Норвежского короля. Эка невидаль. Он ведь намного лучше, и, несомненно, умнее. К тому же перед ним был яркий пример, как нужно добиваться своей цели, все из той же истории королей Франции. Только уже не прошлых, а настоящих. В данный момент весь мир с напряжением следил за противостоянием Роберта 2 Набожного, и папы Римского, Григория 5. Роберт, был сыном основателя новой династии Французских королей, Гуго Капета, сменившего на этом поприще, последнего отпрыска из династии Каролингов, от которого в истории осталось только прозвище, Простоватый. Хотя по правде, последним королем из этой династии, был Людовик 5 Благочестивый, с которым судьба сыграла злую шутку. Вернее не судьба, а любовь, которая действительно в данном случае оказалась слепой. Парень женился на девушке по имени Юдифь. Согласен, не самое, пожалуй, распространённое имя, среди Франков. Но, дело не в имени, и не в национальности, на которой заостряли внимания, а в том, что у каждого человека внутри. Юдифь, в этом плане, отметим сразу, не была столь Благочестивой, как ее муж, и старательно растила на его голове, основательные ветвистые рога. О которых, в прочем, Людовик не догадывался до самого последнего дня своей жизни, хотя окружающие его люди, несомненно, ими любовались. Помимо рогов, Юдифь подвела страну к развалу могучего государственного объединения, не потому что ей это нравилось, а ради корыстных целей естественно. И после смерти Людовика, на трон взошел не их, а ее сын, Карл Лысый, который был уверен, что его папа король. Но, тут уж высшие силы не зевали, и наградили рожденного в грехе потомством, с прозвищами Заика, и Простоватый. Простоватый был настолько прост, что окончательно профукал государство, и, спасая остатки, Гуго Капет получил те земли, которые теперь называются Франция. Правда, тогда он мог полноценно править, только в своей родной провинции, именуемой Иль-де-Франс, и, прославляя свое имя, удачно отбиваться от набегов норманнов и венгров. Теперь, на троне сидел его сын, Роберт 2, но отбивался он не от диких варваров, а от Папы Римского, защищая свою любовь. Именно за этой борьбой, все теперь не только следили, но и делали ставки, кто в итоге победит. Свое прозвище король получил, не только потому, что так любил молиться. Хотя, он время от времени, занимался сочинением церковных песен. Но и потому, что в начале его жизненного пути, ему не очень повезло с первым браком. Первая жена, Розали, была на тридцать четыре года его старше, что не очень сильно привлекало Роберта заняться с ней сексом, поэтому он спасался, как умел, и большую часть времени их брака, просидел возле алтаря. О вкусах, конечно, никто не спорит. Некоторых людей, большая разница в возрасте, наоборот возбуждает, но бедного, молодого короля, одна только мысль об этом, повергала в ужас. Розали же наоборот, была очень настойчива в своем стремлении дорваться до молодого тела, за что и поплатилась тем, что ее отправили в монастырь. Монастыри в те века, были чем-то вроде, сегодняшних исправительных заведений, только практически, с пожизненным сроком заключения. Вздохнув полной грудью воздух свободы, Роберт осмотрелся по сторонам. Оставаться девственником почти в двадцать лет, в те времена, было, скажем так, на грани приличия. Особенно если учесть королевский титул. Оглядевшись, Роберт, из всего окружения, почему-то выбрал Берту. Мать пятерых детей, да к тому же замужем. Нужно отдать должное Берте. Она не удовлетворила королевские притязания, а сбежав, спряталась за спиной супруга. Раздосадованный, и неудовлетворенный Роберт, тут же объявил ему войну, которая длилась три года, и закончилась, только после того, когда бедный муж, помер от простуды. Больше прятаться Берте было не за кем, и потому она решила отдаться своей судьбе. Обрадованный король, тут же предложил ей узы брака, и вот на этом месте, в дело вступил Григорий 5. Дело в том, что Берта была Роберту, троюродной сестрой, а господь запрещает кровосмесительные браки, аж до седьмого колена, во всяком случае, так тогда утверждала церковь. Правда, нашелся добрый священник, осветивший этот брак. Естественно, бедолага поплатился за свое чуткое сердце, а раздосадованный этим обстоятельством Григорий, потребовал разорвать брачный контракт. Роберт показал фигу, и папа в ответ предал его анафеме. Пять долгих лет, Роберт и Берта жили отшельниками, потому как все придворные разбежались. И, в конце концов, измученная этими обстоятельствами женщина, уговорила Роберта уступить Григорию. Но папе этого было мало, и он заставил Роберта жениться по новой. Констанция Аквитанская, была дамой скупой, тщеславной, и очень жестокой. К королевскому дворцу, она привезла с собой людей нетрадиционной ориентации, чем повергла в шок, все тогдашние правящие дома. Иногда, ради развлечения, выкалывала глаза осужденным, или не понравившимся ей лицам. Одним словом, развлекалась на свой лад, и так была занята этими развлечениями, что даже не замечала, что в супружеской пастели их трое. Роберт Берту не бросил, а иногда, тяжело вздыхая, только приговаривал.

1
{"b":"574582","o":1}