ЛитМир - Электронная Библиотека

Новинки и продолжение на сайте библиотеки https://www.litmir.me

========== Знакомство ==========

Её зовут Китнисс Эвердин. Ей девятнадцать. Сразу после школа она пошла по неприглядной стезе, чтобы отомстить. Кому и зачем — она разберётся после, спустя время. В своей области она станет элитной, но не за какие-то заслуги — просто в кои-то веки удача не обойдёт её стороной и она вовремя окажется в нужное время и в нужном месте…

В день своего совершеннолетия она пришла сюда впервые. Уже учась в старших классах она определила для себя, каков её путь, и тщательно готовилась к нему: разговаривала с будущими коллегами, наблюдала за клиентами, прислушивалась ко всем мимолётным советам и замечаниям, которые доводилось услышать. Несмотря на то, что сотрудницы данного заведения были дружны между собой, секретами очарования (читай, профессионализма) делиться никто не спешил — это их хлеб насущный, поэтому каждая старалась утаить свою изюминку, особенность, которая привлекала клиентов, заставляя их обратить свой взор в сторону полёта конкретной ночной бабочки.

Сюда приходили мужчины чьи жёны, по их мнению, за годы супружеской жизни посмели всю имевшуюся между ними сумасшедшую страсть, весь потрясающий эротизм соития, гармонии их душ и тел использовать в виде кнута и пряника. Выполняя навязываемый обществом и традициями супружеский долг уже не приносил блаженства. Это уже стало механикой. Тем, что могла дать любая случайная девушка.

Переступив порог заведения первый раз, Китнисс была приятно удивлена царящей вокруг доброте, дружелюбию и даже некому уюту, который не все были способны увидеть и почувствовать. Да, клиенты попадались разные, но женская солидарность в этих стенах не была пустым словом. Хозяйка дала ей месяц, под предлогом «отгуляй своё совершеннолетие, попрощайся с родными». «Заверши все свои дела снаружи этого дома, — сказала дама, — потому что после вступления в клуб ты не сможешь покинуть его вплоть до своего двадцатипятилетия». Она давала шанс уйти, чтобы не вернуться, но девушка им не воспользовалась.

Хозяйку звали Маргарет. Эта женщина внушала какое-то успокаивающее доверие одним своим видом, но одновременно излучала власть и уверенность, которая присутствовала в каждом её движении и каждом взгляде пронзительных карих глаз, которые будто смотрели внутрь собеседника, выискивая самые сокровенные тайны и секреты. Её вид у многих вызывал восхищение. Её либо ненавидели, либо хотели быть ею.

Марго выглядела достаточно молодой, и её подопечные были убеждены, что она с лёгкостью может дать фору любой из них; тонкая талия, затянутая в корсет, привлекающее мужские взгляды декольте, всегда идеальная кожа и макияж — Марго соответствовала статусу своего заведения. Ни один уважающий себя мужчина не появился бы в публичном доме, чья хозяйка не выглядела бы желанной и сексуальной.

Через месяц, выделенный ей «на раздумья», как про себя назвала этот период Китнисс, она пришла снова. Марго скалилась, ругала, что такая непутёвая — она же дала достаточный срок, чтобы отгулять свою невинность. Объясняла, что за это не столь большая надбавка, чтобы лишаться такой возможности. Пыталась ещё раз выпроводить, но это не имело смысла — девушка уже стояла с чемоданами, полная решимости оставить последнее слово за собой.

Маргарет приютила девушку и дала освоиться. Прошел ещё месяц, за который Китнисс перезнакомилась с большей частью обитателей дома и адаптировалась к новому месту жительства. Привыкла к обстановке, атмосфере, которая царила в этом месте — одаривающем уютом одних и забирающем его у других.

Вызвала Хозяйка новенькую к себе внезапно, ближе к полудню: обычно в это время девочки, выпроводившие последнего клиента рано утром, либо спали, либо (страдающие бессонницей), проводили свой досуг листая глянцевый журнал, в поисках новых способов привлечь и удержать.

Кабинет Хозяйки не слишком отличался от других комнат в этом здании, но всё же роскошное убранство не могло остаться незамеченным. Преобладающий красный вовсе не смотрелся вульгарно, скорее тепло; иной расцветки даже представить было сложно. Цвет Марго был именно красный и никакой другой.

Когда девушка вошла, Хозяйка сидела за своим столом, закинув ногу на ногу и слегка откинувшись на спинку кожаного кресла. Шторы на окнах позади были слегка зашторены, и в комнате царил полумрак.

— Там, за дверью, сидит молодой человек, — приступила Марго сразу к делу, указывая на одну из дверей с решетчатым узором на стекле, за которой находилась комната для переговоров. — У нас он впервые. Воспитанный, деликатный, симпатичный. Хочет стать постояльцем. Взгляни на него, поговори, заинтересуй. Понравишься — отдам тебя ему, — закончила женщина, открывая дверь, где находился герой дня.

Спиной к ним сидел светловолосый парень. Он был спокоен и восседал на предложенном ему кресле, как на троне. Скрип двери выдал Китнисс, хотя та и не собиралась скрываться. Но парень не обернулся. Девушка обошла его справа и села напротив.

Он внимательно оглядел её, а она изучала его.

— Я Китнисс. Буду твоей, — произнесла она отчётливо. И тут же поспешно добавила: — Если хочешь.

— Пит.

Мысли в хаотичном порядке двигались в голове, но никак не желали складываться в связные предложения, с помощью которых можно было хоть как-то продолжить разговор. Поэтому Китнисс больше не знала, что сказать. Она уже дала своё согласие, не задавая лишних вопросов: в мыслях она уже давно решила, что не будет капризничать. Наслышанная историй о разных извращенцах, и сегодня увидев перед собой этого блондина, девушка не смогла разглядеть в нём изъян, который бы её насторожил. Интуиция давала добро.

Перед ней в роскошном сером костюме и голубой рубашке, под цвет глаз, сидел молодой человек, определённо старше её по возрасту. Весь его вид говорил о том, что он представитель влиятельного и состоятельного слоя общества. Светлые волосы обрамляли удивительно красивое лицо, достойное резца скульптора. Твёрдая линия рта, прямой нос, ярко-голубые глаза. Он обладал красотой, переплетённой с изысканной мужественностью.

После повисшей в воздухе паузы глаза его слегка сузились, однако лицо оставалось бесстрастным.

Тишина затягивалась и постепенно начинала угнетать. Китнисс уже не пыталась скрыть своё смущение — жутко покраснела и невольно ёрзала на стуле от проницательного взгляда молодого человека, но уйти не могла. Не хотела. А он буквально впился в девушку оценивающим, просвечивающим насквозь взглядом своих голубых глаз.

— У тебя когда-нибудь был секс? — Пит пытался деликатнее задать свой вопрос, но не смог сформулировать иначе. Он как-то и не подумал обговорить это с дамой, встретившей его.

Китнисс растерянно подняла на него глаза и судорожно сглотнула. Сердце её забилось быстрее, губы непроизвольно приоткрылись.

— Нет. Ещё нет, — поправилась девушка.

Взгляд юноши изменился — и в нём появилась испепеляющая сила воли, буквально вытягивающая воздух из лёгких девушки.

От царившей в комнате неловкости их отвлёк стук в дверь. Не дожидаясь разрешения, в комнату вошла Маргарет.

Она была удивлена картине, представшей её взору: двое сидели, словно статуи. Не ограниченные в свободе действий, молодые люди уже при первой встрече норовили залезть девушке под юбку, или, как минимум, облапать её всю. Сейчас привычной для неё картины не наблюдалось, всё шло не по привычному для неё плану.

За тот час, который Хозяйка провела снаружи, она сделала вывод, что пристроила свою новенькую: та не вышла, парень тоже не покинул помещение. Но теперь Маргарет была расстроена, хоть и не подала вида: судя по обстановке, общий язык они не нашли, а лучше этого вариант для Китнисс вряд ли что подвернётся; девчонке уже давно пора работать, чтобы самостоятельно оплачивать своё проживание и питание. До этого дня плата за содержание Китнисс снималась с общего счёта, — сотрудницы слишком уважали и ценили Хозяйку (и далеко не последнюю роль в этом играла её справедливость по отношению к своим подопечным), другими словами, жалоб на иждивенку не было, но и затягивать с безработицей Китнисс Марго больше не смела.

1
{"b":"574594","o":1}