ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничего мне не мешает, и я пробовала, просто ещё не встретила того человека, с кем бы захотела и смотреть фильмы, и путешествовать, и мечтать.

– Встретите. Обычно такие люди встречаются в самых неожиданных местах.

Я набралась смелости:

– А вы уже встретили такого человека?

– Я думал, что да, но ошибся, – тихо сказал Алекс, – но сейчас я хочу сконцентрироваться совсем на другом, мой новый проект требует очень много времени, и это только то, что меня сейчас занимает. А если сегодня ещё удачно пройдёт встреча, на что я очень сильно надеюсь, то мне полностью придётся окунутся в новую сферу. И только это меня интересует на сегодняшний день.

Мне показалось, что последняя фраза была сказана для меня, так она прозвучала, или, может быть, для него, как самоограничение, чтобы было время на этот его новый проект, и никакой там романтики, никаких отношений на сегодняшний день.

Мы опять ехали молча, дождь пока не прекращался, но небо впереди казалось светлее, несмотря на то, что приближался вечер.

Интересно, какой у Алекса новый проект? Чем он хочет теперь заниматься? Может, он так хочет окунутся в новый проект, потому что не может забыть свою жену Ирину? Какая же она красивая и стильная! Перед моими глазами всплыли её фотографии из Интернета. Может, он её ещё любит? От этих мыслей мне стало как-то неприятно. Что это – ревность или неуверенность в себе? Может, это только мне кажется, что между нами что-то происходит, что он нравится мне, а я нравлюсь ему? Могу ли я ему нравиться, когда его бывшая жена такая красавица?

– А чем вы занимаетесь, София? София, о чём вы так задумались?

Я не сразу услышала его голос.

– Что? Извините.

– Чем вы занимаетесь?

– В основном благотворительностью. Я живу между Хьюстоном и Нью-Йорком. В Хьюстоне моя семья, у меня там галерея. Я привожу в Хьюстон молодых Нью-Йоркских художников, организую выставки, а прибыль от продаж идёт в различные фонды помощи детям, животным. Я люблю свою работу. Люблю современное искусство, очень люблю Нью-Йорк. Я очень благодарна своим родителям, что дали мне возможность всем этим заниматься.

– Вы имеете ввиду, что вам не нужны деньги? Вам не надо зарабатывать на жизнь?

– Это, конечно, тоже. Но в Америке этим не принято гордиться, – смущённо сказала я. – Я имею в виду, что я возглавляю отдел благотворительности в компании моего отца, и у меня очень хороший бюджет на помощь как молодым художникам, так и детям. Вы не поверите, но я очень много работаю.

– Почему, я поверю вам. Заниматься благотворительностью – это большой труд, и, как правило, ею занимаются энтузиасты, которые работают с большой отдачей. Если это только настоящая благотворительность.

– Если вы бываете в Хьюстоне, то приходите в мою галерею, вы увидите, какие я делаю проекты. Это достаточно большие мероприятия, а все собранные деньги идут на помощь детям. У нас в Галерее нет зарплат, работаем на чистом энтузиазме. Мы сегодня летели из Нью-Йорка. Вы живёте в Нью-Йорке?

– Я купил квартиру в прошлом году возле Центрального парка, у меня такой вид – мечта. Но вы не поверите, если начнётся мой новый проект, я буду часто бывать именно в Хьюстоне. – Алекс замолчал, но потом добавил. – А я обязательно зайду в вашу галерею, София!

И опять он на меня посмотрел как-то оценивающе, я не могла понять, что он оценивает – стою ли я того, чтобы отвлечься от нового проекта на романтику, или он оценивает, так же я хороша и необыкновенна, как его бывшая жена?

Но что-то он всё время просчитывал в своей голове. А может, это мои фантазии, и я просто его совсем не интересую. Но тогда и он меня совсем не интересует. Хотя это неправда, конечно, этот русский умеет произвести впечатление. Я опять на него посмотрела, и сердце моё замерло на миг, а потом стало биться сильнее; я отвернулась и стала смотреть в окно, но перед глазами был его образ. Я ухмыльнулась. Вряд ли я могу сказать, что он меня не интересует.

– А что это за ваш новый проект в Америке? – спросила я у Алекса.

Он опять посмотрел на меня каким-то долгим взглядом.

– Я суеверный, София. Мы все, русские, суеверные. Сначала должно всё случиться, а потом стоит об этом говорить.

– Так всегда говорит моя мама, – с улыбкой сказала я, – сначала должно всё произойти, а потом об этом можно рассказывать. Точно, наверное, все русские суеверны.

Я не знала, как продолжить разговор, в голову лезли какие-то банальные фразы, а мне так хотелось быть с ним интересной, необычной. Мне очень хотелось, чтобы я тоже на него произвела впечатление, такое же сильное, как он на меня.

В этот момент раздался сигнал: на мой телефон пришло сообщение. Я открыла – это была фотография счастливого Роки из собачьего отеля.

Я улыбнулась и поцеловала фотографию. Алекс удивлённо на меня посмотрел. Я повернула к нему телефон.

– Это мой пёс Роки, мне прислали фотоотчёт из отеля, что он счастлив и совсем не скучает без меня. А я очень уже соскучилась, он необыкновенно чуткий и умный пёс, он мой друг.

– Конечно, он скучает без вас, София! Собаки очень преданные существа. Они сильно тоскуют. У меня есть чёрный лабрадор Макс, в связи с переездом в Америку я редко его вижу. Надеюсь, скоро я смогу его забрать.

– Бедный пёс! А с кем он остался? – с сочувствием поинтересовалась я.

Алекс отвернулся к окну и негромко сказал:

– Он остался в моём доме в Москве, с моей бывшей женой.

Я не стала задавать никаких вопросов, ещё в магазине я поняла по разговору Алекса и Елены, что он не хочет говорить о его бывшей жене.

Я понимала, что это может быть в двух случаях: если он очень страдает из-за расставания с ней или наоборот, как говорят по-русски, «она его достала».

Мы опять ехали молча, я смотрела в окно, дождь так и не прекращался. Я увидела дорожный знак «Портофино 5 км». Мне стало грустно, что время с Алексом, наше с ним приключение подошло к концу.

– Мы почти приехали, – сказала я.

– Да, сейчас я быстро заброшу вас в отель и поеду на встречу.

– Вы тоже остановитесь в отеле? – спросила я.

– Я думал, даже думал про Сплендидо, но раз Лёша здесь, – это мой друг, – я думаю у него найдётся каюта для меня на его яхте.

Вскоре мы съехали с трассы к Портофино и поехали вверх по дороге, я поняла, что Алекс хорошо знает дорогу к отелю, который находился не внизу у моря, а на горе. Благодаря такому местоположению отель утопал в зелени и цветах, и с его террас открывались потрясающие виды на залив.

Через пять минут наше маленькое Рено уже подъезжало к главному входу в отель. Вместо радости от предстоящих приятных событий, – встреча с сестрой, девичник, – мне стало тоскливо. Мы приехали, – это означало, что наше путешествие подошло к концу, что наше знакомство, короткое, завершилось. Я понимала, что усталость от перелёта, моё смущение, неуверенность не позволили заинтересовать Алекса так, как мне хотелось бы его заинтересовать. Чтобы он попросил мой телефон, позвал бы завтра вечером на ужин. Об этом можно только мечтать.

К нам подбежало несколько работников отеля и открыли наши двери, портье протянул мне руку:

– Добро пожаловать в Бельмондо Сплендидо.

Алекс тоже вышел из машины. Он быстро сказал портье, что не надо доставать багаж, и что он сейчас уедет. Он подошёл ко мне:

– Ваш отель, София. Скоро вам привезут ваши платья.

– Да. Спасибо, что довезли меня до Портофино.

Я смотрела на него, а он на меня. Все-таки что-то между нами происходит.

Он наклонился ко мне, взял меня за руку и прошептал:

– Мы ещё увидимся, София. Я не прощаюсь, – при этих словах он сжал сильнее мою руку, – А вы наденьте сегодня чёрное платье, и вечером я буду сидеть в ресторане с друзьями и думать, что где-то в Портофино ходит прекрасная девушка София в маленьком чёрном платье с открытой спиной.

Он прошёлся ладонью по моей спине, поцеловал в щёку, а потом сел в машину и уехал.

5
{"b":"574850","o":1}