ЛитМир - Электронная Библиотека

- Итак, на выбор, участие в турнире, попытка выпилить заранее Стайлиша и Серью, пойти по следам Охоты и сцепиться с ними… угу, героически сдохнув либо в темпе осваивать партизанскую войну, вырезая их по одному. Либо отправиться к одной интересной четверке… еще бы вспомнить, где они расположились. Хм, еще, как вариант, можно забить на все и неделю просто отдыхать, сходить поохотиться, порыбачить, да позагорать, прыгнуть с вершины высочайшего водопада Империи, пролезть во дворец и чуть уменьшить количество золота в нем. Блин, даже не знаю, столько вариантов. – Горестно вздохнул Тацуми.

- Что ты там про дворец говорил? – похлопала его по плечу жующая печеньку девочка, странно напоминающая Акаме.

Блин, не ощутил и даже не почуял. Хотя, чего еще ожидать от убийцы её уровня? Поразительно, но это лишь значит, что мне есть, куда развиваться. Да и стоит посмотреть, на что она способна, а заодно попробовать почву на возможность перемирия сестер, и плевать на чьей стороне они окажутся. Просто обидно, что они будут резать друг друга. Как представлю на их месте себя и Чифую, так сразу словно физически больно становится. Пронеслось в голове Тацуми.

- Или передать кое-кому привет от Акаме? – ухмыляется он, выскальзывая из хватки застывшей девушки, из чьего рта вываливается недоеденная печенюшка. Вот вам и шоковая терапия.

Комментарий к Глава 22. http://img.animechan.ru/uploads_webp/posts/2014-12/1419098280_3671799.jpg – Лицо Хонеста при словах “Ну ладно”. собственно это и в самом деле его лицо, вырезано из аниме.

====== Глава 23. ======

- Сейчас… ты расскажешь мне все! – на вставшую в боевую стойку Куроме было страшно смотреть. А ведь если Эсдес штурмовик-антиармия, то Куроме именно убийца, да еще вроде как прилично улучшенная алхимией и трудноубиваемая. Чую, будет мне сейчас весело, а потом – больно.

- Неразговорчивость, это у вас семейное? – вяло усмехаюсь. Итак, если умереть от её катаны, можно стать одним из восьми мертвых марионеток. Ну, при условии, что кто-то из этой восьмерки будет уничтожен или Куроме сочтет недавно убитого более качественной куклой, чем те, что у неё уже есть. Хорошо хоть в каноне четко заявляли, что больше восьми марионеток она иметь не может, итак, при худшем раскладе я буду иметь дело с девятью мощными врагами. Да, теперь мне точно скучно не будет, боюсь, после этой схватки, при условии, что я выживу, придется мне эти запланированные две недели отпуска отлеживаться и восстанавливаться. А ведь у меня только-только рука восстановилась, именно поэтому я сегодня и сподобился на ту тренировку для себя – оценить, насколько хорошо зажила конечность. Что тут сказать – идеально.

- Для допроса тебе не нужны ноги и руки, зато ты так точно не уйдешь. – Как-то странно ответила мне Куроме, и рядом с ней появилась пятерка её ручных мертвецов.

- Хм, можно их как-то по одному направлять на меня? И начать вон с того седовласого парня с копьем… это ведь Натала, известный Имперский Убийца, нашумевший в свое время даже сильнее твоей сестры? Говорят, он на одной лишь физической силе мог сражаться с Инкурсио, пусть и недолго. Но ведь мертвого выносливость уже не ограничивает? – черт, я чувствую, что завожусь, я несу бред перед лицом врага, но это действительно мое желание.

- Ты странный. – Умудрившаяся у самой земли подцепить лезвием катаны свою печеньку Куроме, принялась доедать ту.

- Ну так что? Я не революционер, и не часть вашей армии, мне просто нравятся хорошие сражения, я даже согласен с тобой честно и без утайки поговорить. Вот только разговор будет обоюдным. Но сначала, позволь мне сразиться с ним. – Пожалуйста, Господи, пусть прокатит, тогда я поверю, что ты – есть!

- Не пойдет. Здоровые люди могут лгать, раненные к этому меньше склонны, особенно если с ними правильно разговаривать. К тому же, ты опасен и тебя следует доставить в столицу, и пусть уже там решают, что с тобой делать. – Ну ничего себе, столько сказала, у меня чуть шаблон не порвался. И да, кстати, Господи, тебя – нет!

- Эх, жаль. Хотя, как я хотел и не вышло бы… я уже перестаю себя контролировать, поддаваясь упоению еще не начавшегося боя. Развлеки меня! – ничего не могу с собой поделать, оскал на лицо выползает сам.

И вот я уже несусь на эту толпу подконтрольных тейгу Куроме мертвецов. Хорошо хоть трупик дракона она не вызвала. Даже не столько из-за мощи последнего, сколько из-за близости столицы, я пока “витал в облаках”, не заметил, как добрел до ближайшего города, коим и являлась столица Империи. Атаку моей правой руки Натала принимает на свое копье, а от попытки левой его схватить уклоняется, чуть не отбрасывая меня назад. Силен, я ему точно в голой силе проигрываю. На максимальной для себя скорости захожу сбоку, пытаясь достать открывшуюся часть тела нежити, ему конечно не смертельно, но функциональность снизится, а там уж по частям разберу. Но мне спешно приходится разрывать дистанцию, сначала уходя от выскочившего словно из тени основной ударной силы этого отряда балахонщика, а следом и от выстрелов из пистолетов. Черт, спокойней. Это просто похожее оружие, а не те самые пистолеты. И их владелец – девушка. А не тот паразит. Движениями из стороны в сторону сближаюсь с “ковбойшей”, у неё даже наряд похож, сбивая прицел, но когда я почти достал ту, меня сверху пытается разрезать своим копьем Натала. Отпрыгиваю назад и ухожу в пылевую завесу, поднятую его же оружием, что вместо меня раскурочило землю. Отлично, не знаю, как они тут ориентируются, но позволить вступить в бой горилле, нет реально здоровой, горилоподобной обезьяне ростом в полтора человеческих! И лягушке таких же размеров, что способна заглотить свою жертву за раз и растворить своим желудочным соком что угодно, так вот, им позволить вступить в бой я не могу, так что до того, как начнут действовать они, надо все провернуть мне. – Ожидаемый ход. – Когда я выскочил из завесы перед гориллой, меня чуть не пронзил тот верткий балахонщик, а сзади, разрезая пылевую взвесь, на меня уже неслось лезвие копья Натала, и все под колкое заявление Куроме. Вот только я уже запомнил его движения, а Натал читается еще легче, если бы не жуткая сила, то его можно было бы назвать пусть хорошим, но заурядным бойцом. Вы не эффективны. К слову, с каких пор я начал читать движения? Отчетливо я это заметил за собой в бою с Принцем Севера. Но кажется, это начало проявляться куда раньше. Устремив ногу в голову балахонщика, подгадав момент, когда та накренится, я перебил ему шею. Отталкиваясь от этой пародии на трамплин, я ухожу от атаки копья, но этого мало! Зацепив другой ногой балахонщика, тяну его следом, заодно меняю траекторию своего движения, уходя от языка лягушки и сразу россыпи выстрелов. Да, я слабей всего этого скопления мертвецов, и будь они живыми, они убили бы меня, но сейчас, отсутствие инициативы, посредственное управление Куроме, хотя, возможно нормального управления над ними и нет, ну и легкая заторможенность с нескоординированностью. Последнее легко объяснимо – они при жизни не работали вместе, так что нужных наработок нет, то, что видит Куроме… она точно добавляет связки для эффективности, но это не то, а сами мертвые уже не способны к развитию. Да, будь хотя бы трое из них живыми, я бы уже проиграл. Вот и сейчас, толкнув балахонщика на копье, и изменив траекторию своего движения, я обеими ногами дополнительно ударил по копью, помогая тому найти свою цель и уничтожить этого воина южных племен, что и так почти налетел на данное оружие. И Натала спокойно разрезал того, тут же разворачиваясь ко мне, дабы вновь кинуться в атаку. Как же вы предсказуемы. Осталось семь марионеток.

- Интересно, может, мне сделать из тебя куклу? – пугай-пугай, но будто я не знаю, почему телохранитель-мертвяк стоит рядом с тобой, Куроме. По своим возможностям ты должна и превосходишь меня, но на каждую куклу расходуются твои возможности, так что пока я не перебью хотя бы половину, ты мне не угроза. Но и у меня не выйдет до тебя добраться, слишком много у тебя защитников. Патовая ситуация. А когда я сокращу их достаточно для прорыва, ты уже вернешь изрядную часть скорости тела и реакции, и мне тебя будет уже не одолеть. Да, это схватка вызывает у меня упоение.

30
{"b":"574863","o":1}