ЛитМир - Электронная Библиотека

Удивленно открыв глаза, Амуму сначала увидел самурая, все с тем же выражением легкой печали и понимания на загрубевшем лице. Опустив взгляд, мальчик-мумия увидел все так же устремленный в его сторону клинок, на кончике которого стояла протягиваемая ему бутылка, та самая бутылка, что у Амуму из-за прорыва проклятия не вышло взять в первую попытку.

Неуверенно протянув руку, мумия взяла бутыль, прижав к себе как главное сокровище мира, а вполне отчетливо виднеющиеся в просветы бинтов глаза увлажнились, и мумия маленького мальчика, не помнящего свое прошлое до пробуждения, зашлась в безмолвном плаче.

Сколько он уже бродит по земле? Года? Десятилетия или даже столетия? Амуму и сам их не считал, они были однотипными, от него все и всегда отворачивались, скрываясь в своих домах, или убегая. Как он желал найти себе приют и друзей, отчаянно изо всех сил стремясь завести хотя бы мимолетное знакомство и перестать быть одиноким. Но всегда и все от него бежали, как от чумного. И в какой-то момент маленький мальчик стал слышать шепотки, возможно из-за дверей закрытых домов, и переулков, где скрывались убежавшие с улиц, по которым прошел Амуму. А может, это само проклятие нашептывало ему. Амуму не знал, но долго отстранялся от этого, но шепот не стихал никогда, вещая о тех проклятиях, ужасах и силе, что скрывались в глубине мумии. Что из-за этого он всегда будет один и никто его не примет. И все было так, как вещал шепот.

И тогда, окончательно отчаявшись и разозлившись на судьбу, что так жестоко с ним обошлась, Амуму просто не смог сдержать силы, что откликнулась на гнев. Он ничего не рушил, никого не атаковал, все за него сделала темная дымка и периодически управляемые ею бинты. Когда сила перестала вытекать из него бурным потоком, и малыш сумел загнать её в себя, от процветающего и прекрасного городка остались только покореженные и обезображенные остовы зданий, да высохшие деревья.

Амуму не помнил, сколько он плакал после этого, и куда брел. Но его силу заметили, и сделали Чемпионом. Вот только Амуму уже не входил в города без необходимости, и не другие его, а он сам всех избегал. Правители тех стран, в которых он пребывал, вписывали его в список участников боев Чемпионов. Амуму с одной стороны был счастлив оказаться полезным, а с другой. Ненавидел себя за то, что должен был убивать других Чемпионов. Да, на аренах те возрождались после смерти, и Амуму мог не сдерживаться, но то, какие мучения испытывали те, что соприкасались с этой дымкой, ранило самого Амуму, слишком близко принимающего каждую такую гибель.

И слухи о мучениях, приносимых им, распространились среди Чемпионов. И даже те не желали связываться с ним. Это был первый раз, когда кто-то проявил к нему что-то отличное от негативных эмоций. Первый раз, когда ему что-то дали (ох, если бы Амуму знал, сколько уже должны ему королевства за участие в битвах…).

А Ясуо спокойно смотрел на истерику мумии, присев обратно на полено рядом с костром. Пытаясь осмыслить свое поведение, самурай пришел к выводу, что слово честь ему еще известно, к тому же что-то в Амуму и его истории, что знал не только каждый Чемпион, но в искаженном виде, будто легенду, знали даже дети всего Валорана (а то и Рунтерры). Вот только просто находиться рядом мог любой Чемпион, аура любого из них была достаточно сильна, чтобы не подпадать под страх и другие фоновые воздействия не контролирующего свою силу Амуму. Спонтанные всплески были уже проблемой, но те были не слишком частыми, и их можно было спокойно избежать, как только что сделал Ясуо. По хорошему стоило бы обучить мальчика контролю, и со временем все могло бы измениться, но другие Чемпионы не видели в этом интереса, слишком занятые своими “тараканами”, а у некоторых те были просто эпических размеров, как у Джинкс. Людей с таким складом ума винить за не оказанную помощь? Да они и не поймут, что от них хотят и что они должны были сделать.

Самурай, и так вкусивший все прелести отчуждения и одиночества, просто не смог оставить маленького мальчика, что это выносит много дольше лет, чем сам мечник. Научить того контролю силы? Почему нет? А если не выйдет, то хотя бы кто-то будет рядом с Амуму. Такое решение принял Ясуо, обзаведясь напарником, такое отношение изменило судьбу Амуму, нашедшего наконец друга. А пристанище они могут найти вместе.

Комментарий к Глава 7.

http://ddragon.leagueoflegends.com/cdn/img/champion/splash/Amumu_0.jpg - Амуму.

https://www.youtube.com/watch?v=onQLZfLOOZk - судьба Амуму

http://ddragon.leagueoflegends.com/cdn/img/champion/splash/Yasuo_3.jpg - Ясуо Кровавая Луна.

========== Глава 8. ==========

Перелезая через очередную корягу, Амуму запнулся, и начал падать вперед, но падение остановила находящаяся в ножнах катана, что поймала легкое тельце мумии, и аккуратно то придержало, пока Амуму не занял устойчивое положение.

Да, странствование Ясуо продолжал уже в компании мумии, впервые не ощущающей себя грустной. Благодарно кивнувший Амуму продолжил идти рядом с другом, так они и двигались по лесу близ границы с Демассией (а что делать, либо идти пусть и вдоль границы, но с комфортом, либо по горам до самого Фрельорда).

И так бы и дошли до цели, если бы не шорох и движение на грани видимости, заставившие Ясуо замереть и придержать Амуму, указывая на нарушителей их спокойствия.

Стоит отметить, что нарушители и не подозревали, что тут кто-то еще есть, поскольку были серьезно заняты – Катарина убегала, а странная лисоподобная девушка и Леона её догоняли.

Вроде, её зовут Ари, припомнил Ясуо. Заинтересованный Ясуо направился следом, не особо разгоняясь, чтобы его новый приятель не сильно отстал, но и стараясь совсем не потерять из виду эту странную троицу. К тому же, столкновение между Чемпионами безопасно только на аренах, и Ясуо, в прошлом проливший немало крови, не желал, чтобы та снова лилась. Пусть даже не из-за него, а просто рядом… по крайней мере, именно это выдал его проспиртованный мозг.

И вот, несмотря на свои желания, Ясуо несколько отстал, что поделать, Амуму не мог держать такой же темп, а Ясуо, пусть и не видел, но благодаря своему стилю, многое ощущал, к примеру, появление еще двух Чемпионов на “сцене”. Один сразу был опознан как Дариус, ибо с ним падший самурай встречался часто и его “привкус ветра” запомнил хорошо, а второй тоже был знакомым. Скорей всего ноксианец, но вот сказать конкретней у Ясуо не выходило.

В момент, когда Ясуо выскочил на открытую территорию, ему предстала следующая картина, поваленная на землю Леона, на чье оружие опирался Дрейвен (так вот кто был вторым пришедшим бойцом), сбитая с ног Ари находилась чуть поодаль, как раз поднимаясь на ноги. Но встать бы она не успела, уже распластавшись в прыжке, в её сторону несся Дариус, со своим пудовым топором… выкупил таки с аукциона топор, пронеслось в голове Ясуо.

Следом произошло сразу три события, точнее с разницей в секунду, если не в доли секунды. Сначала Леона, забив на свое оружие, которое из под Дрейвена было не выдернуть, рванула в сторону Ари, отталкивая ту, и прикрывшись щитом, активируя какой-то навык.

Затем, наметанным глазом оценивший это Ясуо понял, что даже с такой защитой, Леона удара не выдержит. И последнее – тело Ясуо среагировало раньше разума, и тот переместился в своей финальной технике за спину Дариуса, лишь в последний момент смягчив удары, и не убив вроде как союзного Чемпиона.

Еще мгновение, и замедлившийся было мир, снова оживает. Позади девушек падает лицом в землю Дариус, чуть впереди приземляется Ясуо, а на место встречи Чемпионов опускается тишина.

Там же, те же.

- А почему мы все стоим и молчим? – тихо поинтересовалась лиса-оборотень у Леоны.

- Видишь этого самурая перед нами? Так вот, он сейчас за Ноксус. – Не сводя напряженного взгляда с меня, произнесла Леона.

- Тогда почему он тебе помог? – снова поинтересовалась лиса с удивительно живой мимикой.

- Поэтому и ступор, что никто, и я в том числе, не понимает, что он тут делает, и почему помог не своим, а нам. – Тихо ответила Леона, с легким вздохом.

8
{"b":"574866","o":1}