ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, всё, хватит, — возмутилась я. — Давай, будем кушать, — достала ложку, приготовившись кормить бабулю, но та отмахнулась.

— Подожди, я ещё не поговорила… с твоим… женихом, — проскрипела она, склонив голову. Я фыркнула, но промолчала.

— Давайте, я расскажу о себе, а вы покушаете? — пришел на помощь Ричи, чем удивил меня. Снова.

— А ты умеешь убеждать, — усмехнулась бабушка. Я закатила глаза и зачерпнула ложку супа.

— Я люблю старые фильмы и книги по саморазвитию, мотивации и бизнесу. Ещё нравятся походы с ночевкой, люблю плавать на лодке, есть в этом что-то романтичное, — усмехается парень. Он легко рассказывает о себе, не глядя на меня, находясь совсем близко к бабуле и даже не морщась. А ведь её удручающий вид вызывает отвращение даже у родного сына.

— У тебя есть братья или сестры? А где твоя мама? — спрашивает бабуля, незаметно доев весь суп, а ведь обычно она упрямится и вообще есть катастрофически мало, чем сильно меня тревожит.

— У меня два брата обалдуя. Они до сих пор не женились, представляете?

Бабушка поцокала языком и укоризненно покачала головой.

— Мы живем вместе, у нас дружная семья, а мама умерла от рака, когда я был совсем маленький. Меня воспитали мужчины, обходясь, без помощи нянек, — гордо произнес Ричи: он теребил край простыни, глядя вниз.

Для меня новость стала неожиданностью: с Джимом мы никогда не говорили о его жене, а я честно и не интересовалась.

— Ты хороший мальчик, — произнесла бабуля. Под шумок, мне удалось скормить ей немного каши и салата. — Позаботься о Дине, экономика не её стезя, она творческая личность, — важно произнесла бабуля, заставив меня закатить глаза и почти застонать.

Рич усмехнулся, и в этот момент вошла медсестра.

— Время посещений закончилось. Тихий час, — с улыбкой произнесла женщина и удалилась.

Мы простились с бабулей и вернулись в машину.

— Куда теперь? — спросил чем-то довольный Ричи.

— Спасибо тебе, — произнесла, немного смущаясь, опуская глаза. Мне неловко благодарить его, но сегодня бабушка впервые за долгое время хорошо покушала, много смеялась и говорила. И это точно не моя заслуга. Я готова брать его с собой хоть каждый день, но сама никогда об этом не попрошу.

— Ох, брось. Я ничего не сделал, — легко ответил парень и завел машину.

— В универ. Мне нужно переодеться и забрать байк, — ответила на предыдущий вопрос.

Ричи немного напрягся, искоса на меня поглядывая.

— Я могу тебя отвезти, если тебе ещё куда-то надо. Кстати, как ты себя чувствуешь?

Слабость. Но говорить не стала. Мне нужно в Квинс и я не могу взять Ричи с собой по поручению его отца. И так слишком много Ричи за один день.

— Спасибо тебе за помощь, но дальше я сама, — немного сухо поблагодарила, стараясь закрыть эту тему.

— Ты отделываешься от меня, — констатировал парень. — Я полдня с тобой пронянчился и это твоя благодарность? — усмехнулся он, сжимая челюсти. У меня чуть челюсть не отвисла от изумления.

— А что я должна, по-твоему, сделать? Позвать тебя домой на ужин? Пригласить в кино, может сделать минет? — меня конкретно понесло, от непонимания претензий.

Парень неприязненно скривился, словно его ужаснула сама мысль о подобном. То есть о нас с ним. Впервые, я узнала, что у меня есть самолюбие и оно болит.

— Я не просила помощи… — в итоге тихо добавила и отвернулась к окну.

Как только приехали на парковку, я нее стала истерично выскакивать и нестись сломя голову, хотя желание было именно таким: подальше держаться от Ричи Марвола с его тараканами в голове. То он рвет мои шаблоны и стереотипы, то опускает на землю, больно ударяя.

Спокойно вышла, даже не хлопнув дверью, попрощалась и, не оборачиваясь, пошла в универ.

Глава пятая

Диана

Стоило сесть верхом на Стиви, настроение мигом возросло до отметки прекрасно, хотя оно и не было плохим. Если не считать случай на физподготовке. Ссадина виднелась невооруженным глазом, и уже расплывался довольно большой синяк. Это заботило меня куда больше волновых активностей головного мозга Марвола младшего.

Не буду отрицать, что его поведение сильно меня удивило. Просто я так привыкла за три года, что мы не общаемся и он придурок…. это просто, как если всю жизнь считать что земля круглая, а тебе показывают фото, на которых она треугольная. Или если бы наш декан на каком-нибудь мероприятии вышел и разделся догола.

С другой стороны, я совсем не хотела копаться в причинах его такого поведения и выяснять, что он за личность. Я должна гнать от себя прочь всё, что отвлекает от цели. Родители расписали моё будущее вплоть до старости: я четко следую этому плану и в целом всем довольна. Следовала…

С появлением Джима в моей жизни, всё стало немного сложнее. Иногда мне действительно начинает казаться, что я запуталась и живу не своей жизнью, а мои ценности ложные. Но стоит мне об этом подумать, как становится страшно. Я боюсь разочаровать родителей, боюсь увидеть в глазах осуждение. Думаю, они поймут, если я оступлюсь, ведь меня всё-таки любят. Если бы не любили, то не тратили бы столько на моё обучение, на подготовительные курсы и семинары.

Отец грезит увидеть меня в качестве экономиста на вершине финансовой пирамиды. Мы решили, что эта профессия стабильна во всех отношениях. После его выхода на пенсию, я возьму бразды правления семейным бизнесом в свои руки и в целом довольна этим планом.

Но опять же Джим. Чем больше я общаюсь с этим человеком, тем чаще начинаю думать: я нахожусь в жизненном заблуждении. Я смотрю на него и вижу жизнь иначе. Этот человек занимается только тем, что ему безумно нравится. В этом смысле он реально больной. Он ловит кайф от непрерывного дедлайна, полной загруженности, всей этой конкуренции и споров. Но смотришь на него и понимаешь, этот человек счастлив.

Не могу сказать, что я испытываю нечто схожее, когда занимаюсь всеми этими цифрами и оцениваю рынки. Зажигается некий огонек, когда пишу статью или беру интервью, будоражит кровь адреналин, когда я выуживаю информацию у конкурентов Марвола, поэтому я, наверно, и согласилась стать «корпоративным шпионом». Хорошо отец не читает газет.

Забрав документы, я долго размышляла, стоит ли сейчас ехать на встречу с Маркусом? Отец уже несколько раз позвонил, интересуюсь, чем я занята и во сколько буду дома. По пятницам у нас обычно подведение итогов. В конечном счете, решила ехать: не люблю откладывать на потом.

Маркус, как и ожидалась, уже поджидал меня у ворот. Поставила байк на новое место и направилась к нему, держа в руках шлем.

Парень двинулся мне на встречу, радостно скалясь, но я настолько вымоталась за день, что не способна даже на вымученную улыбку. Накатила апатия и стойкое равнодушие. Быстрее бы уже отделаться от этого парня и упасть в горячую ванну с солью и арома-маслами.

Я вообще, редко задумывалась над тем, как меня воспринимают люди, что думают, что не думают, хотя отец всегда от меня требует соблюдения правил, прописанных обществом: гласных и гласных. Выходит, я делаю всё, чтобы выглядеть, как положено, но при этом мне всё равно, даже если облажаюсь.

— Ты выглядишь уставшей. Что с твоим лицом? — парень, склонил голову, пытаясь рассмотреть синяк, а затем уже протянул букет в красной бумаге.

— И тебе привет, — приняла цветы, начиная зевать. — Куда пойдем? — безразлично спросила, но поняла, что безумно хочу есть. И неплохо было перекусить за счет Маркуса, раз он вытащил моё имя из шапки. Нельзя отказываться от того, что само идет к тебе в руки.

Парень натянуто улыбнулся, почесывая затылок. Да, что он там всё время ищет?

— Мы могли бы поехать ко мне, я приготовил ужин.

Чуть не рассмеялась ему в лицо. Вот это нетерпение! Думала, он растянет свой план хотя бы на пару дней, но мальчик решил уложиться в один. Чудно.

— Давай сначала возьмем кофе и прогуляемся по парку? Немного пообщаемся, познакомимся ближе, а потом уже поздний ужин? Я не сильно голодна, — приходится улыбнуться, чтобы замаскировать ложь, быстро меняя свои планы. Не люблю я это делать, но я просто уже повязла во лжи по самые ушки с бантиками. Раньше считала, что дома я могу быть собой, но после знакомства с Джимом поняла, что я боюсь. Боюсь дома. Я слежу за каждым своим словом, за мимикой, за жестами, я как сапер смотрю под ноги, боясь наступить на мину. И знаете, собой я чувствую только на диване в офисе Марвола, в те самые двадцать минут, пока он просматривает очередной отчет. К чему я это? Да, просто хочу скорее отвязаться от Маркуса и побыть в тишине, где не нужно ничего делать и говорить, где не нужно постоянно врать.

10
{"b":"574869","o":1}