ЛитМир - Электронная Библиотека

Лицо отца побледнело ещё сильнее. Я даже испугалась.

— Ты что, забыла о своих целях? О том, чему мы тебя учили?

— Нет! Но при чём здесь это? Я не собираюсь бросать учёбу и свои цели, но не вижу ничего плохо, если мне кто-то понравится.

— Что? — вскипела мать, подлетая ко мне. — Любые отношения препятствуют развитию. Ты обязана бросить этого мальчика и больше с ним не встречаться. Не позорь нас, Диана!

— А как же вы? — опешила я. — Вы ведь муж и жена, как же… — я развела руками, окончательно запутавшись.

— Не путай вынужденный брак, ради продолжения рода и любовные утехи, — сухо отрезала мать, вгоняя меня в ужас.

Я отшатнулась назад.

— Вы… — заикаясь, выдавила я. — Я продолжение рода? — не веря, переспросила, прижимая к себе сумку.

— Мы думали, ты понимаешь это, — уже спокойней произнес отец, медленно двигаясь ко мне. — Деловой брак, холодный расчет и успех. Отношения это не то, что тебе нужно.

— Вы… вы чудовища!.. — задыхаясь, выдавила я, пятясь к двери, отчаянно желая сбежать с этого дурдома. — Не подходи ко мне! — взвизгнула я, когда отец резко дернулся ко мне. Он больно схватил меня за запястье и хорошенько встряхнул.

— Ну, всё, Диана. Игры кончились. Ты наказана и не выйдешь из дома на время своей болезни, — заявил он, волоча меня на второй этаж. Я искала поддержки в глазах матери, но увидела лишь отрешенную холодность.

— Не смей выходить из своей комнаты! И чтобы ноги этого сорванца в нашем доме не было! — выкрикнул отец, бросая меня на ковер. Он хлопнул дверью, так что фотографии в рамках подпрыгнули.

Обессилено легла на пол и позорно разрыдалась. Плечи сильно вздрагивали, горячие слезы струились по щекам, увлажняя белый ковер, который мне никогда не нравился.

Мне было невероятно жалко себя, жалко свою жизнь. Я болела, но совсем не телом…

Тихий стук привлек моё внимание. Всхлипывая приподняла голову, прислушиваясь. Тук и моё сердце подпрыгивает в такт звуку. Бросаюсь к окну, чуть не роняя компьютерный стул.

Дергаю створки вверх и высовываюсь наполовину. Внизу, за оградой, стоит Марвол и бросает мелкие камушки. Заметив меня, он машет мне, чтобы спускалась.

Судорожно вытираю слёзы, хватаю сумку, потому что там телефон, нетбук, документы и осторожно вылезаю на козырек. Перекидываю сумку через плечо и спускаюсь, как прошлой ночью. Теперь главное, осторожно выйти через калитку.

Крадусь словно вор, ощущая радостный трепет в душе, словно я бегу не из дома, а из плена.

Стоит мне выбежать за ворота, как я оказываюсь в руках Марвола.

— Пойдем, — сдерживаясь, сухо говорит он и ведет меня в сторону побережья. — Тебя могут заметить, — поясняет он.

Как только доходим до припаркованной машины, Ричи резко меня разварачивает и хватает за плечи.

— Что он сделал тебе? — рычит парень, сосредоточенно что-то выискивая на моём лице. Неужели он решил, что меня били? О, Господи!

— Всё в порядке, Ричи! — поспешила заверить. — Просто… — опустила голову, путаясь в мыслях. Парень всё понял без слов, как впрочем, и всегда. Прижал меня к себе, сильно-сильно! Словно я весь мир для него.

Никогда я не ощущала такой надежности и уверенности, как с этим человеком.

— По дороге расскажешь, — всё ещё злясь, говорит он и распахивает дверь.

— Ты что? Я не поеду, — испуганно шепчу и пячусь назад.

— Не глупи. Ты же взяла с собой сумку, — наблюдательно замечает парень и садиться за руль, даже не собираясь меня уговаривать или принуждать. Смотрю на дверь, на сумку и понимаю, что Марвол прав.

Глава двенадцатая

Диана

Впервые с Марволом, испытала такую неловкость. Я больше не чувствую себя уверенной и хозяйской собственной жизни. Я словно, потерявшийся пес, что пытается найти дорогу домой. Мне страшно, я жмусь к прохожим и шараюсь, заглядываю в глаза в надежде, что мне скажут…

— Не бойся, малыш. Всё позади…

Вздрогнула от внезапного прикосновения и тихого голоса Ричи…

Что он делает здесь? Почему именно он в моей жизни и именно сейчас? Когда всё, стало рушиться…

Я думала, всё рушится из-за него, а выходит…. ничего и не было построено. Какой- то карточный домик, что от легкого дуновения развалился…

— Почему ты не уехал домой? — севшим голосом спросила, повернув своё заплаканное лицо.

— Ну, ты сказала, тебя убьет. Я решил подождать, пока вынесут тело, чтобы закапать. Вдруг твоему отцу понадобилась бы помощь, а у меня в багажнике мешки не прозрачные есть, — пытаясь быть серьезным, произнес парень, глядя на дорогу.

Губы сами растянулись в улыбке. Господи! Как ему это удается?

— Я… — запнулась, ощущая, как подкатывают слезы. Эта ночь перевернула моё представление о мире. — Я сегодня поняла, что мои ценности были ложными, идеалы мнимы, все, что я делала, было зря, — медленно начала говорить, теребя край юбки. — Моя жизнь пошла под откос, моя семья разрушена…. хотя знаешь, её и не было никогда. У меня нет семьи, есть философия, по которой живут мои родители и поклонятся ей как какому-то идолу. Я бы с радостью обвинила тебя, что больше не в силах ничего контролировать, но мы ведь оба знаем, кто во всём виноват… — опустила голову, шмыгнув носом, глотая противные слезы.

— Ты не виновата, — сухо произнес парень. — Выбрось эту чушь из головы и ничего не кончено, ничего не разрушено… — внезапно завёлся он.

— Ричи… — попыталась успокоить, но парень сжал руль.

— Помнишь, два года назад? — резко спросил, повернувшись. Я бросила взгляд на темную дорогу и парень без слов понял. Припарковался у обочины и только тогда продолжил:

— Я метался и думал, что всё! Понимаешь всё, дальше ничего нет, думал, что сдох в тот день. А ты пришла, такая уверенная и спокойная, словно ангел, спустившийся с небес, и заявила мне: «То, что случилось сегодня — не конец. Это твой опыт и научись воспринимать удары судьбы, как опыт». Я подумал: «Господи, какой бред говорит эта блондинка». И ответил тебе, довольно грубо: «Вспомни о своих магических словах, когда жизнь тебя поставит раком», — Ричи обхватил моё лицо руками и прошептал:

— А теперь вспомни, Ридли, что ты мне ответила?

Я дышала так тяжело и так часто, словно от ответа завесела моя жизнь.

Облизала пересохшие губы, мысленно возвращаясь в раздевалку спортивного зала.

— Я надеюсь, что если забуду, мне непременно о них напомнят…

— Я напоминаю тебе, Ридли, — выдохнул парень мне в губы. — И уверяю, всё будет хорошо. Этот маленький конец — начало чего-то очень большого…

Мы замерли, смотря друг другу в глаза: я отражалась в его зеленых и, казалось, вижу целую вселенную, не меньше.

— Поцелуй меня, — тихо попросила, ощущая, как нуждаюсь в его губах.

Ричи прерывисто выдохнул: я видела, как он борется с собой.

— Пожалуйста… — почти умоляюще прошептала и мгновенно угодила в сладкий плен.

Ричи целовал страстно, но осторожно, не выпуская моего лица. Жадно цеплялась за него, как за спасательный плот, боясь утонуть, боясь отпустить.

С ним так надежно, так тепло, невероятно уютно…

Почему, я не замечала этого раньше?

— Нужно остановиться, если ты не хочешь, свой первый раз провести в машине, — отстраняясь, хриплым голосом, выдохнул Ричи. Я не спешила открывать глаза, слушая, как колотится сердце.

— Потому что, я безумно тебя хочу… — парень быстро коснулся моих губ и выпустил, кладя голову на руль. — Дай мне минуту, прийти в себя и поедем, — прошептал он, закрывая глаза. — Сумасшествие… — пробормотал Ричи, словно сам себе.

Я трогала губы, смотря на него и думала, что ждет меня завтра. И вдруг поняла, чтобы не случилось, я не пропаду. Я всегда найду себе работу, на счету у меня приличная сумма за три года службы на Марвола старшего, учиться мне остался всего год и половину обучения оплачивает «гранд». Я могу снимать жилье, могу освоить другу профессию, закончить курсы, да всё что угодно! Целый мир к моим ногам…

— Вижу по твоим горящим глазам, умирать ты больше не собираешься? — усмехнулся Марвол, возвращая себя прежнего. — Только учти, Ридли, — предупредил он. — Я не отпущу тебя, пока не узнаю, что ты за фрукт.

25
{"b":"574869","o":1}