ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава третья

Ричи

Сразу после пар, мы с Алексом идем на тренировку. Выходим на улицу и следуем вместе с потоком студентов, продвигаясь к воротам. Спортивный клуб, где мы занимаемся плаваньем, находиться через дорогу, там же где и национальная библиотека.

Уже перед самой парковкой мой взгляд, сам собой разумеется, выцепляет проклятого пришельца. Со вчерашнего дня я то и дело натыкаюсь на неё взглядом.

— Смотри, — пихает меня в бок Алекс. Я слежу за направлением его взгляда и от удивления шумно выдыхаю. Маркус прямой наводной идет к Ридли с «веником» в руках. Он серьезно намерен сразить её этой банальщиной?

В следующую секунду на лице знакомой мне Ридли, я думал, что основательно её изучил, появляется милая и добрая улыбка девочки-ромашки. Даже Алекс нахмурился.

— Думаешь, она поведется? — всё-таки спросил я, не выдержав. Почему-то в этот момент, я разволновался, словно решается вопрос о моём «зачете», и я боюсь услышать роковое — не сдал.

— Если — да, то девчонка сильно меня разочарует, — странно ответил приятель, поспешно отвел взгляд и пошел на выход, даже не дожидаясь меня. Я посмотрел ему в спину, потом на Ридли, которая понюхала цветы и ответила что-то, кивая головой. Значит согласилась…

Почти час мы выматываем себя в зале и даже успеваем провести спарринг. Потом нас конкретно выматывает тренер: уже в бассейне. После тренировки всегда полагается массаж, но я итак не успеваю на встречу с отцом, поэтому прощаюсь с Алексом и еду в офис.

Сара встречает меня сначала улыбкой, которая резко меняется тревожным оскалом. Секретарша буквально грудью встает на защиту двери кабинета отца.

— Сара ты больна? — иронично спрашиваю и пытаюсь обойти женщину, но куда там.

— У мистера Марвола встреча. К нему нельзя. Я должна уточнить, — цедит секретарь и нажимает длинным перламутровым ногтем кнопку «связи».

Пока она уточняет, я вспоминаю, говорил ли отец о какой-нибудь встрече?

Сара кивает мне, я благодарю улыбкой, и захожу.

Сцена немого кино на лицо. Довольный отец за столом с горящим взором, а напротив светлая макушка, спиной ко мне. Я не сразу осознаю, но тревога уже тугой волной сжимает грудь. Сердце подскакивает, озирается по сторонам и, убедившись в этом самом кабинете сидит… Ридли…. (я такого даже в страшном сне представить не мог) начинает свой стремительный забег.

— Я вроде опоздал и всё равно не вовремя. Ладно, зайду в другой раз, — демонстративно разворачиваюсь, но отец останавливает меня. Во властном голосе слышится укор.

Начинается противная процедура знакомства. Да и с кем? Я учусь с этой девчонкой в одной группе с первого курса…

Мы проходим обмен любезностями, а я неотрывно смотрю в эти загадочные и колючие со смешинкой глаза. Меня не покидает уверенность, что за серо-голубой пеленой скрывается нечто космическое и узнай я это, то непременно умру. Или влюблюсь…

Знаете, встречаются люди очень красивые, сколько угодно талантливые, но смотришь на них и не видишь искры, нет изюминки. А есть простые, ничем не примечательные, которые так и манят к себе, заставляют думать о себе, влекут…

Отец зовет девушку к нам на ужин. Почва уходит из-под ног. Я реально становлюсь инфантильной барышней. Это уже, ни в какие сценарии не вписывается! Почему к нам? Ни в ресторан, ни на яхту, ни в парк, в конце концов, а именно к нам? Бррр… передергивает от мысли, что отец и Ридли могут куда-то вместе пойти. Да, это интервью, но всё же.

Девчонка соглашается, так, словно бросает нам вызов и спешит уйти. Специально или случайно задевает меня своей костлявой рукой: наши взгляды сталкиваются, мы оба зависаем над пропастью. Я спрашиваю у неё: «Кто. Ты. Такая?», но так как вопрос мысленный — ответа не получаю. Хотя мне кажется, что меня послали в туристический поход.

Наконец, она уходит, и дышать становится легче. Разом воздух стал чище.

— И что это было? — спрашиваю у отца.

Он усмехается и проходит на своё место. Я обнаруживаю на столе незнакомую мне чашку с надписью: «С чего начинается утро?», а рядом тарелка с шоколадными вафлями.

— Откуда это? — тыкая пальцем в посуду, пытаясь обнаружить на ней следы помады.

— Из магазина, — усмехаясь, отвечает мой предок.

— Я смотрю, ты в юмористы переквалифицировался. Давно?

— А ты в зануды? Может, уже присядешь. Полчаса до конференции осталось, надо обсудить, как будем вести презентацию. Ты подготовил слайды? — так, уводит разговор в сторону. С чего бы это?

Молча протягиваю флэшку.

— Зачем ты позвал её?

Отец слегка изгибает бровь.

— Что ты знаешь о ней?

— Больше твоего, — слишком самоуверенно отвечаю, но под ровным взглядом отца тушуюсь. — Мы учимся вместе четвертый год.

— Диана берет интервью, мне она показалась интересной личностью, я захотел узнать её получше. Что в этом плохо? — уже беззаботно спрашивает отец.

— Тогда можно мне пропустить ужин? — поджав губы, спрашиваю я. Это просто отвратительно! На что ты меня толкаешь, Ридли? Я тот парень, что никогда не пропускает семейные вечера, потому что это традиция. Это делает нас людьми, человеками с душой и сердцем. Каждый из нас, хранит и бережет семейные ценности, что заставляют огонь нашей семьи продолжать гореть.

Отец даже немного растерялся, но ответил с улыбкой, кокай всегда смотрел только на меня.

— Хорошо. Но сообщи, если решишь пропасть на ночь.

— Конечно.

Я не хочу сталкиваться с этой девчонкой. Не хочу знать, что в её голове и почему она такая. Не приближайся ко мне, Ридли. Не разрушай мой мир, моё спокойное существование…

После конференции успеваю заехать домой и переодеться. В коридоре сталкиваюсь с Мишкой, который не упускает возможности подколоть меня.

— Папа сказал, ты сбегаешь с ужина? Возникли неотложные дела?

— Очень, — язвительно соглашаюсь. А потом вспоминаю. — Сделай два пригласительных: для меня и для Алекса, информацию о нём я тебе скину на почту. Мы придем в воскресенье.

— Ого! Решил прийти с подружкой? — ржет этот лось, который медведь.

— Очень смешно, — кривлюсь в ответ. — Надеюсь, ты помнишь дату моего рождения?

— Лохматый год до Рождества Христова? Конечно, помню!

Закатываю глаза и иду к себе. Быстро скидываю костюм, надеваю удобные серые джинсы и черный пуловер, поверх белой рубашки. А теперь бежать, бежать, бежать!

Странно, но оказавшись на улице, я просто не знаю, что делать. Никогда не оказывался свободным в это время суток. Для клуба рано, да и не охото. Организму тоже нужен отдых. Погулять по парку? Завязать пару ни к чему не обязывающих знакомств? Нет, уж. Лучше схожу в книжный, давно я там не был.

Пробыв в магазине почти час, я решил, что ужин с репортером газеты уже должен подойти к концу. Ридли, ты врываешься в мою жизнь и выгоняешь меня из собственного дома. Тебе должно быть стыдно, дрянная девчонка!

Захожу в дом и застываю в ступоре. Из столовой доносится дружный смех и веселые голоса. Я не верю в происходящее и медленно крадусь. Да, я подслушиваю в собственном доме! Докатился!

Прижимаюсь к стене возле входа, чтобы меня не было видно. Проход в столовую сквозной, без двери, поэтому слышимость отличная.

— Ладно, Диана, теперь твоя очередь, — раздается задорный голос Дарли. Чем они занимаются? Чувствую, как к лицу подкатывает краска. О, этого не хватало.

— Сначала вопрос, — слышу командный голос отца. — Читай, что там у тебя?

Они, что в карточки играют? Играют? Они сидят и играют с незнакомой девчонкой? Это очень странно: наша семья закрытая территория, вход в которую только по пропускам. Не помню, чтобы Ридли его выдавали.

— Ты любишь пошалить? — слышу необычайно мягкий и такой раскованный голос пришельца.

По столовой раскатывается дружный смех.

— Давай, тяни ответ. Посмотрим, что там? — в нетерпении произносит Эди. Эди, который незнакомых девчонок даже на метр не подпускает? Наша семья, — это кладезь печального опыта. Не то, что бы мы такие хорошие, просто так совпало.

6
{"b":"574869","o":1}