ЛитМир - Электронная Библиотека

Заметив, как Алиса, управившись с бумагами, переползла к разбитым стеклянным рамкам с лицензиями, блондин поднялся с кресла и двинулся к ней, чтобы помочь, но сразу увидел взмах ее руки с аккуратно стиснутым в пальцах большим осколком.

- Даже не думай, - спокойно и даже с какой-то ленцой в голосе сказала шатенка, не поднимая головы от пола, - Занимайся своим делом, а ко мне сейчас не подходи.

- Угрожаешь? – тихо поинтересовался Нарыков, замерев на месте.

- Нет, просто не хочу твоей помощи. Мне даже дышать с тобой одним воздухом сейчас неприятно, - опуская руку со стеклом на паркет, продолжала Алиса, - Не понимаю твоей садистской радости. Посмотри на меня внимательнее и скажи, чем я заслужила такое обращение? – поднимая на него усталые глаза, спрашивала девушка, - Я чем-то обидела тебя раньше или неправильно с тобой обошлась? По твоей милости у меня сейчас все руки в синяках, на лбу еще не зажила гематома, рассечена ступня, и я не способна нормально пользоваться левой рукой. Ты так со всеми своими пассиями обращаешься? Или только мне так повезло? – пристально глядя на него, она в общем-то не ждала объяснений и оправданий, - Даже извиниться не можешь, верно? Верно… - ответила за него шатенка, - Отвык уже, да? Привык приказывать, командовать, повелевать, руководить… А вот как извиняться уже забыл…

После сказанных девушкой последних слов, таких верных и правдивых, блондин также без слов уселся на пол, даже не пытаясь подсесть к ней ближе. Чувствуя себя последним ублюдком, он действительно только сейчас разглядел все ушибы и ссадины, оставленные им, то как она неестественно прямо сидит, словно боясь лишний раз повернуться, с ужасом увидел, что как ни пыталась она осторожнее держать осколок в руке, он все же поранил ее, заставляя маленькую бусинку крови появиться на кончике пальца. Он хотел перед ней извиниться, но действительно не мог. Отвык за время пребывания на вершине власти. Отвык настолько, что язык просто отказывался связать это простое в сущности слово «прости».

Разорвав гнетущую атмосферу, на столе громко зазвонил телефон Александра. Поднявшись на ноги, он с тяжелым выдохом взял трубку и ответил на звонок.

Вновь принявшись убирать разбитое стекло, девушка слизнула с пальца кровь и, пользуясь чистыми листками бумаги, сгребла самые мелкие осколки на его поверхность. Поинтересовавшись наличием отвертки в кабинете и получив ожидаемое пожатие плечами от заказчика, Алиса едко и гаденько изрекла: «Мужик» и, оттащив хромированный гостевой стул в угол, уселась возле подоконника.

Нарыков явно чувствовал себя не в своей тарелке после выданной ею тирады, с мрачным спокойствием осознала шатенка. Боялся лишний раз взглянуть на нее, предложить помощь или просто обменяться с ней словом, но и выпускать ее из кабинета, по всей видимости, тоже не собирался.

В очередной раз ответив на звонок, она поняла, что разговаривал он сейчас с матерью. Голос блондина был безэмоциональный, сухой и вялый, как будто он говорил не с родным человеком, а каким-нибудь прорабом. После стандартных ответов на вопросы о самочувствии и делах, он видимо услышал нечто неприятное, судя по тому, как исказилось его лицо, а свободная рука, лежащая на столе, сжалась в кулак.

- Я не собираюсь кормить твоего очередного мальчика, - не стесняясь присутствия Алисы, злобно прошипел в трубку Нарыков, но после продолжительной паузы видимо сдался и в очередной раз за сегодня задал вопрос, - Сколько? – минуту спустя он повесил трубку и, не успев отойти от неприятного разговора, услышал стук в дверь.

- Кто? - раздраженно поинтересовался блондин, стискивая теперь два свободных кулака на дубовой столешнице.

- К Вам из администрации, Александр Евгеньевич, - бодро отрапортовала секретарша, словно не было недавних слез и стенаний.

Поднявшись с места и лишний раз обведя более менее приведенный в порядок кабинет взглядом, Нарыков, будто не замечая сидящую в углу девушку, направился к двери. Повернув ключ в замке, он впустил в кабинет двух солидных на вид мужчин и, обменявшись с ними рукопожатиями, приглашающе указал на стулья перед столом.

В отличие от блондина, сейчас не обращавшего на Алису внимания, оба пришедших девушку заметили и, многозначительно кашлянув, указали на «недоразумение» хозяину кабинета.

- Ах да, это моя сестра и она глухая. Не обращайте внимания, - улыбнувшись, отмахнулся Нарыков. Услышав, как шатенка громко хмыкнула в ответ на его слова, он улыбнулся гостям еще шире и, покрутив у виска пальцем, добавил, - Это с ней часто. Давайте начнем.

Переглянувшись друг с другом, пришедшие видимо сошлись на том, что их дело не терпит отлагательств и приступили к обсуждению вопросов.

За неимением лучшего времяпрепровождения «глухая, немного сумасшедшая сестра» сосредоточенно вслушивалась в разговоры о покупке земель, их себестоимости, возможному сроку введения в эксплуатации пары объектов, налогов и прибылей и прочего, прочего.

Видя, что Александр лишь молча кивает головой, гости пришли к выводу, что «хищник заглотил наживку» и стали вплетать в свое предложение все более нереальные выгоды и плюсы. Темноволосый пузатый «костюм» принялся поминутно стирать пот с сального лба, а сидевший рядом с ним худощавый лысоватый «костюм» отчаянно жестикулировать. Употребив видимо все свои аргументы, они придвинулись к столу и, видимо совсем забыв о присутствии постороннего, изрекли финальную фразу.

- На наш взгляд стоило бы обсудить и вопрос небольшого отката…

В очередной раз кивнув головой, блондин улыбнулся и, ответно перегнувшись через стол, четко сказал: «Нет».

- Почему нет? – побагровев и едва сдерживаясь, хором спросили пришедшие.

- А с какой стати я должен соглашаться на эту херню? - стирая с лица улыбку и жестко окидывая гостей холодным взглядом, поинтересовался Нарыков, - Земля, которую вы мне втюхиваете не стоит и половины той цены, которую вы мне озвучили. Это плывун. Обслуживающая компания – почти банкрот и спасет ее действительно лишь один мой контракт. Сроки поставки нарушаются и завтра в администрацию от меня придет письмо с просьбой возврата заемных денег. Откаты? За какие заслуги? – едко спросил Александр, придвигаясь к ним плотнее, после чего веско добавил, - Вон!

Даже не глядя в сторону и семенящих к выходу туш, блондин резко встал и, взглянув на разглядывающую его шатенку, медленно к ней приблизился.

- Поехали пообедаем, а? Есть охота ужасно. Обещаю сегодня больше не приставать, не приносить увечий и вести машину аккуратно.

Проигнорировав протянутую им ладонь, Алиса встала и едва заметно кивнула.

========== Часть 36 ==========

Дорога была преодолена спокойно, плавно и без криков.

Скромностью и скупостью, по крайней мере по отношению к своему желудку, Александр явно не страдал, как убедилась спустя полчаса Алиса. Желая ли блеснуть лишний раз обилием денег или просто выбрав самый дорогой ресторан в городе в силу наличия действительно вкусной еды, Нарыков и столик выбрал самый-самый.

Первый раз посетив это место, шатенка довольно долго изучала обстановку с висящими на стенах огромными гобеленами, позолотой, резными стульями и столами, лепниной и одетыми в белоснежную форму официантами. Абсолютно не чувствуя аппетита, она все же взяла в руки меню, состаренные страницы которого вкусно шуршали под пальцами. Названия были «неместными», а французского Алиса не знала.

26
{"b":"574872","o":1}