ЛитМир - Электронная Библиотека

- Запахло паленым! - выкрикнул кто-то из солдат и сразу, будто подхваченные волной, из рядов латников в сторону чудовищ понеслись оскорбления и разнообразные проклятья. Все они имели своей целью скорей подбодрить самих солдат, чем разозлить нападавших.

Взошедшая луна словно придала силы чудовищам, которые с новыми силами кинулись на латный строй. Стена щитов держалась, хотя то и дело на обагренные кровью камни мостовой падали раненые - их сразу оттаскивали вглубь площади - или убитые. Еще дважды Койт производил опустошение среди нападавших - один раз вызвав заклинанием красную молнию, а во второй - швырнув в массу ликонов небольшую статуэтку: столб пламени охватил больше двух десятков монстров.

Всего этого было недостаточно, но в момент, когда казалось - вот-вот и ликоны прорвут живую стену щитов, серебряным напевом над мрачными улицами разлился голос горна и в толпу чудовищ с воинственным кличем врезались всадники: голубь, отпущенный несколько часов назад Феликсом, выполнил свою задачу, передав сигнал о помощи находившемуся неподалеку отряду кавалерии хионцев. С ликонами было покончено за несколько минут и с тех пор Ройс еще более укрепился в мысли, что интуции Койта стоит доверять...

Чего он не ожидал сейчас от мага тут, в тронном зале королей Нолдерона, так это напоминания о том случае в Лареде. Но, по всей видимости, у Койта были на то причины, так что Феликс, последовав совету друга, принялся "смотреть в оба".

Тем временем, граф удостоился какого-то решения короля относительно своей просьбы, и с поклоном, скрывшим его кислое выражение лица, покинул зону магической немоты, смешавшись с придворными. Церемониймейстер называл титулы, звания и имена, и один за другим люди всходили по ступенькам и принимались, словно рыбы в реке, шевелить губами.

Феликс, как не смотрел, не мог найти ничего странного или чего-то, что могло вызвать волнение Койта.

Глава 12

Король слушал очередного просителя, когда Феликс ощутил пронесшееся по толпе придворных волнение, идущее откуда-то справа. Он повернулся, вгляделся и тихо, сквозь зубы, выругался.

- Что там? - спросил Койт.

- Глянь туда, - Феликс кивнул к дальней стене зала, где сейчас стояло несколько придворных. - Видишь вон того старика? В позолоченном камзоле, лысоватый.

- Ну, вижу.

- Это герцог Вердозо.

- Однако, - тихо присвистнул Койт. - Ты же говорил, у тебя фора, дней пять как минимум.

- Говорил. Но, как видишь, он здесь. И вряд ли это простое совпадение. Он явно знает, что я здесь и собираюсь обратиться к королю.

- Список удостоенных аудиенции - невелика тайна, - пожал плечам Койт. - И для чего он явился, по-твоему?

- Наверняка для того, чтобы потребовать у короля мою голову.

- Что ж, похоже, тебе сегодня придется быть очень красноречивым.

- Вот уж чего не замечал за собой.

- Ничего, даже если Стефан встанет на сторону герцога, вряд ли тебя казнят прямо сегодня, а я постараюсь что-нибудь придумать.

- Спасибо за поддержку. Особенно насчет дня казни.

- Хех, ну тебе не привыкать. Мортус...

Феликс, забыв на время о короле, рассматривал герцога. До этого дня, если память его не подводила, он видел Вердозо лишь пару раз, мельком, в Арсе. Герцог был одним из крупнейших землевладельцев в провинции Пейрам, так что никто не удивился, когда на время отсутствия королевского наместника, лорда Эйдрика Форгана, назначенного Стефаном командующим армией, во главе провинции король поставил Вердозо.

Высокий, худой, будто жердь проглотил, герцог, поджав тонкие губы, осматривал зал, видимо, в поисках Феликса. Сейчас, однако, тот был заслонен от него спинами придворных. Серые, немного на выкате глаза Рикардо практически не моргали и смотрели так, будто он выцеливал невидимого противника. Узкое, опрокинутым треугольником лицо, избороздили морщины. Подбородок скрывала небольшая козлиная бородка. Герцогу было уже хорошо за пятьдесят, но седина едва тронула пепельным налетом волосы и бородку.

Феликс не встречался с Вердозо на войне, но, насколько он слышал, герцог воевал и в бою труса не праздновал, часто оказываясь в самой гуще битвы. В мирной жизни Рикардо слыл поборником старых традиций и не раз выказывал недовольство альянсом между людьми, ардарами и туатами. Он считал, что совместной победой над общим врагом следует и ограничиться, не пуская цветных и глинолобых, как зачастую за спиной называли ардаров, дальше границ их королевств. Одним из воплощений таких убеждений герцога стал запрет - как только Рикардо был назначен наместником Пейрама - на пересечение границы провинции, без особого разрешения, любым туатом или ардаром. Тем большим было удивление Ройса, когда он встретил на ферме Азхола юного Телламата, неведомым образом не попавшимся на глаза Лесной страже.

В то же время, в герцоге не было той внутренней гнили, каковая отличала отца и сына Вилардо. Какими бы не были принципы Вердозо, придерживался он их всегда и не менял в угоду текущему моменту. Да и немудрено. Энцо приходился герцогу племянником по материнской линии: сестра Рикардо в своё время вышла замуж за Вилардо-старшего.

С родственниками мужского пола герцогу вообще по жизни не везло. Хоть он и сочетался в положенном возрасте браком с графиней Амалией Тиффиан, женитьба принесла ему лишь новые земли: детьми Единый так и не наградил. Братьев у Рикардо не было, только три сестры. Все они, выйдя замуж, рожали исключительно дочерей, кроме единственного исключения в лице Энцо Вилардо. Так что маленький граф с детства рос с уверенностью в своей исключительности, понимая, что рано или поздно станет обладателем герба герцогов Вердозо.

- Феликс, не спи, - он почувствовал толчок в бок. Койт. - Сейчас, похоже, твоя очередь.

Ройс обратил взгляд к трону. Перед площадкой вновь объявился глашатай, в очередной раз глянул в свиток и провозгласил.

- Барон Феликс Ройс, вы обратились за королевским правосудием. Подойдите к королю и изложите ваше дело. - Как только Ройс сделал шаг вперед, чиновник продолжил.

- Герцог Рикардо Вердозо, вы обратились за королевским правосудием. Подойдите к королю и изложите ваше дело.

Феликс, старясь держаться прямо, как на параде, прошел к трону, поднялся вверх и, не доходя трех ступенек до площадки, остановился. Он почувствовал границу зоны немоты: на одной из ступенек ему заложило уши, словно в них всунули кусок ваты, однако уже на следующей ступени это ощущение прошло.

- Барон. Герцог. - Стефан доброжелательно, как полагается сеньору, смотрел на стоявших перед ним аристо.

- Ваше величество, - в унисон поклонились оба. Ройс кинул взгляд на герцога. Рикардо смотрел только перед собой, на короля.

- Печально видеть двух столь доблестных мессиров по столь грустному поводу. Герцог, примите мои соболезнования. Я не имел чести знать вашего племянника, но смерть в столь юном возрасте - в любом случае невосполнимая потеря.

- Спасибо, ваше величество, - поклонился Рикардо.

- Барон Ройс? - Стефан обратился к Феликсу. - Мне рекомендовал вас наш друг, Койт Мелвилл. Он охарактеризовал вас с самой лучшей стороны.

- Достопочтенный Мелвилл слишком добр ко мне, ваше величество, - поклонился Феликс.

- Кстати, не родственник ли вы барону Корнелиусу Ройсу?

- Сын, ваше величество.

- Ах, даже так. Примите мое восхищение вашим отцом, барон. Я помню его в последние дни осады города, - глаза короля будто подернулись туманом. - Мне тогда было всего пять лет. Ваш отец храбро сражался за меня, барон, и пал смертью героя. Сдается мне, что вы тоже воевали?

- Истинная правда, ваше величество. Я сражался у стен Вилинира, в битве за Ярсис и у перевала Странников.

- Иными словами, прошли всю войну. Достойно восхищения. Но сейчас вы не у нас на службе?

20
{"b":"574885","o":1}