ЛитМир - Электронная Библиотека

Откат.

Тело и душу закололо тысячами крохотных горячих иголочек, разбивая, растапливая удивительное состояние быть в Праве. Я снова ощутил себя Лёхой, обычным бойцом отряда "Зеро" с позывным "Джокер", а не всемогущим Судией... Спокойствие, с которым я отправил пятерых ублюдков в Пекло, испарилось сразу же, как попадали их пустые телесные оболочки. Но раскаяния и тому подобных чувств нет.

Куда больше ошеломило осознание лёгкости перехода, словно я не в первый раз занимался подобным. Откуда это всё взялось?! Откуда это знание и все эти мысли? Откуда видение чужих душ? Откуда все эти нечеловеческие ощущения?

Вдоль позвоночника прокатилась волна мурашек, пробуждая нервную дрожь и привычные ощущения тела. Пришлось обнять себя руками, успокаивая нервы. Я - это я. Лёха. Донников. Живой и обычный чело... Ладно, обычный боец отряда "Зеро". Лёгкий порыв ночного ветра заставил поёжиться, в воздухе пахло городом и сладковато - кровью. Всхлипывающе стонет Маринка и хрипло булькает Шлемов. В такт ослабевающему пульсу выплескивается на тротуар кровь из ран, заливая валяющуюся возле хозяина ксиву со слабо мерцающими тремя звёздами. Не получилось у Димона вылезти наверх за мой счет.

И никакого ощущения присутствия Марьи.

Чёрт... Если бы не пять трупов в нескольких шагах от меня - словно ничего и не было.

Только эти двое.

Два мутных от боли взгляда упёрлись в меня. Обескровленные губы Маринки слабо дёрнулись.

- Ппп...по...мо...

Я не задавался вопросом, что сладкая парочка забыла в небезопасном районе. Это не имело значения. И потому - неинтересно.

Давным-давно, целую жизнь назад, сидя в одиночке в ожидании допроса и суда, я бесился при одной мысли о подлости бывшего друга, а вот Маринку просто постарался вычеркнуть из памяти, чувствуя себя несправедливо оскорблённым и обманутым. Потом стало не до этой парочки. Я настолько забыл о них, что сейчас, когда где-то в глубине души тяжело и муторно всколыхнулось старое, просто не знал что делать.

Поэтому стоял и смотрел, как они умирали. Умирали, с отчаянием надеясь на помощь. На мою помощь.

- Любуешься, - без тени вопроса протянул за левым плечом знакомый голос. Близко. И, как всегда, неожиданно. Я похлопал по карманам, достал пачку, вытряхнул сигарету, закурил.

Можно вызвать парней из патруля, медиков, оказать первую помощь. Спасти тех, кто меня предал, ненадолго продлить им жизнь.

Но... Какой смысл? Если ЧК бралось за дело, оно доводило его до конца. Я выжил, только благодаря чуду и неожиданному покровительству тёмной королевны. Сколько я смогу продержаться на плаву в качестве бойца отряда "Зеро" - неизвестно.

А эти... Их судьба уже решена.

- Не жаль? - не дожидаясь ответа, Марья вышла из-за моей спины и направилась к умирающим.

Строгое чёрное платье, серебристая окантовка по подолу и обшлагам рукавов. Высокий ворот-стойка холодно поблёскивает металлом кромки. Длинные волосы приподняты на висках, открывая аккуратные ушки, и слитной массой ниспадают до самых ягодиц. Тяжёлая волна не шелохнулась, даже когда королевна наклонилась над Маринкой, чтобы присмотреться к чему-то, видимому ей одной.

Восхищённое "ух ты" всплыло из глубин сознания и немедленно было загнано обратно вместе со всеми любовными порывами.

Королевна при исполнении. Ничего личного. Вон, на меня даже не взглянула. Всё внимание - этим.

- Нет, - я сбил пепел на тротуар. - Нисколько.

Марья выпрямилась. Теперь я хорошо видел два лица: чёткий, чистый и невозмутимый профиль одной и залитую кровью, избитую физиономию другой.

Обычная женщина и... Разве можно их сравнивать?

- Ппп...по...- Маринка из последних сил цеплялась за жизнь. Но это не остановило короткий жест правой руки, по запястье затянутой в чернёное серебро ткани. Лёгкое движение мизинцем, металлический отблеск ноготка - и с кончика лунного кинжала оземь стекает белёсое марево, принимая очертания женской фигуры.

Вот так. И никакой косы или серпа...

Тело безжизненно обмякло, а отделённая душа активировалась.

- Что?! Кто вы?! - Призрачная копия Маринки непонимающе переводила испуганный взгляд с меня на Марью. Я неторопливо затянулся. Даже в таком виде не узнаёт, дрянь.

То ли тёмная королевна едва заметно поморщилась, то ли это была игра света и тени, осталось загадкой. Я успел лишь увидеть небрежное, даже слегка брезгливое движение - и поводок души слетел с лунного кинжала. Маринка, словно получив вполне реальный пинок, шмякнулась передо мной на колени.

- Ваше время истекло, - голос королевны при исполнении тёмен и безжалостен. - Я - проводник. Он - судья. Ему определять вашу дорогу.

- К-кто? - Маринкина прозрачная фигура, ещё не понимая до конца, что произошло, неловко поднялась на ноги, пошатываясь, словно пьяная. И что я в ней нашёл? Такая жалкая и потасканная...

Обычная человеческая, - резонно хмыкнул внутренний голос. - Тоже мне, ангел выискался. Думаешь, ты лучше?

Вот ведь, с-сука... И не поспоришь...

- К-как?! - душа обнаружила своё тело, на меня плеснуло волной страха и отчаяния. - Нет! Не может быть! Не верю-у-у!...

Тщетные попытки приподнять с земли остывающий труп сопровождались искренними рыданиями взахлёб, как плачут над тем, что любят.

Я смотрел и пытался поймать хотя бы отголосок того самого состояния Прави, чтобы понять, как поступить. Но вместо этого вдруг остро почувствовал насколько Маринке страшно, одиноко и как отчаянно она хочет жить. И только сейчас понял, что душа не утратила схожести с умершим телом, а значит, намного чище убитых подонков. Её поводок туманен, но она всё-таки любила меня по-своему. Не из-за денег она жила со мной целый год. Да и сам я что-то же в ней нашёл... Устраивало ведь всё, даже жениться хотел...

- Тебе решать, Алексей, - Марья невозмутимо обратилась ко мне, вырывая из задумчивости и заставив вздрогнуть от неожиданности.

Алексей... Родное имя из уст королевны царапнуло больно и неожиданно, словно чужое. Неужели я так привык к этому её "Джо"?

- Что решать?

- Куда её... - выжидающий пристальный взгляд и ни капли эмоций и спешки.

Шутит, что ли? Как можно судить, не зная истинных мотивов и поступков? И куда я вообще могу послать душу, не находясь в состоянии Прави? Разве что по известному адресу...

Марья неторопливо подняла мизинец и внимательно осмотрела ноготь со всех сторон. Чуть поморщилась, сдула с него нечто невидимое и вновь обратила внимание на меня.

- Если пожелаешь, можешь и себе оставить. В личное и безраздельное пользование. Там не обеднеют.

Ну надо же, какое щедрое предложение... Алексей Донников, душевладелец несостоявшейся невесты...

Меня чуть не вывернуло от такой мысли. При жизни бывшую не ограничивал, а теперь и вовсе не собираюсь.

Маринкина душа, услышав моё имя, оставила попытки вернуться обратно в остывающий труп. В мутном облаке страха появилась крохотная искра надежды.

Напрасно. Её жизненный путь завершён.

- Л-лё...ша... - она шагнула ко мне, с робкой улыбкой протянула дрожащую руку. - Л-лёша... Ты... ты живой...

- Да уж поживей тебя, - я бросил сигарету, затушил ботинком, сам не понимая, что со мной происходит. И жалко, и противно, и... не хотелось мне бередить ни память, ни эмоции. Прошлое - это прошлое, настоящего оно не изменит.

- Лёша... Лёша, я не виновата! Он сам! Сам! Я только хотела, чтобы тебя!.. - с бурными всхлипываниями она упала на колени и попыталась ухватить меня за ногу, но её руки соскользнули по моему защитному полю. - Он сказал, что е... если я с... с ним, то тебя не... не тронут!...

Маринка указывала в сторону Шлемова. Тот умирал тяжело, мучительно и ничего не видел. Да и не мог увидеть. Натура не та.

Если с ним, то меня не тронут, значит...

Вот он, Чёрный Корпус, во всей красе... Плевать им на людей. И своих, и чужих. Неважно, кто ты: обычный гражданин, простой исполнитель или начальник сектора. Здесь карьерой поманить, тут свободу пообещать, там запугать как следует... Как Шармат там сказал: перед кем геройствую, ЧК и не таких перешагивал и не замечал...У каждого ниточки есть, за которые человека, как марионетку, дёргать можно. Сыграл свою роль и в расход, как мусор.

33
{"b":"574888","o":1}