ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Царевич с плохим резюме
Атомные привычки. Как приобрести хорошие привычки и избавиться от плохих
Под Куполом. Том 2. Шестое чувство
Записки пьяного фельдшера, или О чем молчат души
Белые зубы
Быть собой
Ешь правильно, беги быстро. Правила жизни сверхмарафонца
Корея. Все тонкости
Темные века европейской истории. От падения Рима до эпохи Ренессанса
A
A

- Поеду в Край, надеюсь там меня не будут путать с Товстоноговым. Буду жить с медведем, ворующим железо с крыш контингента.

- Его убили.

- Думаю, у него остался сын. Или дочь. Будет, так скать:

- Размножаться.

- Вместе?!

- Вы думаете, это невозможно? Зря, а еще тайный советник магии, - Стоик хотел похлопать Кота по плечу, но:

- Но не смог дотянуться, - как будто сцена была не только далеко, но и, как уже сегодня говорилось, где-то двадцать пять лет тому назад.

Тем не менее, он высказался:

- Не меньше десяти процентов людей здесь произошли от медведя и человека, еще десять от волка и человека, другие десять от лисы и человека.

- А остальные? От зайцев? Я имею в виду: и людей?

- Скорее всего.

Встал пропавший без вести неизвестно куда генерал, и почти попросил:

- Можно, я буду в дальнейшем играть Дон Кихотов, а не бешеных генералов?

- Вы имеете в виду: в Голливуде?

- Ну-у, если бы здесь были Дон Кихоты, то я согласен и здесь.

- Может быть, тоже хотите Дядю Ваню?

- У меня нет денег на взятки, чтобы достучаться до совести некоторых режиссеров.

- Ну, а чтобы вы могли предложить нового, если не считать уже высказанное Товстоноговским Стоиком утверждение:

- Счастье - это трахнуть на самом деле - пусть даже в прошлом или в будущем жену профессора Елену Прекрасную? Кстати, как вы думаете:

- Ахиллес ее трахнул? - Как грится:

- Не может же ж быть, чтобы жили вместе два таких красивых человека, как она и он, Ахиллес:

- И ничего не было?

- Думаю, да, конечно, было, ибо если все могут, то и я:

- Могу.

- Что значит: могу? Каково ваше решение, если Это решение уже отдано на откуп моему другу Стоику? - спросил Михаил Маленький.

- Что-то, я думаю, вы обсчитались, Михаил, так сказать:

- Увы, не архангел, - ибо желающих Было и до этого хоть отбавляй.

- Так-то бы, да, но хотеть - это не значит - мочь! Или у вас Гамлеты, как грибы растут? - как говорил один Белинский.

- Ваше решение, генерал!

- Ну-у, я могу сыграть и профессора, который не против, что все только тем и занимаются, что лапают его жену.

- Почему?

- Мне доступно это наслаждение: за нее.

- А если вы поверите, что ее на самом деле сиськи-миськи трахают? Как грится:

- Пусть и не от Туркестана до Питербурхга, - но от доктора Монсоро и до Дяди Вани включительно? Ибо всем же очень хочется прекрасного.

Потенциальный Дон Кихот закашлялся, и почти прошамкал:

- Вы намекаете, что Дульсинея Тобосская уже не была девушкой, когда я ее встретил?

- Так бывает.

- Ну, хорошо, уговорили, поеду опять в Голливуд бешеным русским генералом, это намного все-таки проще.

Далее, вышел один парень, и попросил:

- Избавить от задолженности за кредит в четыре тысячи рублей.

- Две, понимаете ли, успел заплатить, а две так и остались без работы.

В зале недовольно зашумели:

- Куда лезет с такой хренью без всякой очереди?!

- Еще кухонный гарнитур дать через двадцатипятилетнюю очередь - это туда-сюда, как говорится:

- Куда ни шло, - похоже на фокус, а:

- Подать две тыщи рублей, пусть и с процентами - каждый и так может! - И сам Молчановский, а также и Склифософский бросили по три тысячи из своих противоположных бельэтажей.

Другие тоже не постеснялись:

- Получи! - и воздух чепчики из тысяче-рублевок бросали.

Парень спокойно - хотя иногда и нет - ибо нашлись некоторые, которые его спрашивали, когда он нагибался за очередным чепчиком:

- Этот не лишний у вас будет?

- Нет, - просто и коротко отвечал реципиент, - и люди неохотно, но отпускали уже было приподнятую для изъятия добычу из привычных к этому лап.

И собрал всё.

- Сколько? - спросил Германн Майор со сцены.

- Сто тысяч, - примерно.

- Можешь лишние отдать правосудию, - сказал Кот.

- Так не хватает, - вякнул парень.

- Сто тысяч не хватает, чтобы заплатить две тысячи с процентами?! - удивился Михаил Маленький, но как некоторым показалось: притворно.

Далее, сцена из спектакля В. Шукшина:

- На Север хачу.

- Нужен еще один человек, чтобы сыграть девушку, - сказал Михаил Маленький.

- Девушку? - спросил, чуть привстав Дима, - я могу.

- Не девушку, а дедушку, - резюмировал режиссер.

- Нет, но вы сказали: девушку, - хотел настоять Дима, но сам же и понял, - а впрочем:

- Могу и дедушку. - Он вышел на сцену, и тут же начал писать роман-пьесу:

- Хачу на Юг.

- Почему на Юг? - спросил Михаил Маленький, как режиссер-постановщик взявший себе роль девушки, отдав Коту роль сына дедушки, а Германну Майору, своего сына, и следовательно внука этого дедушки, который был стар и кашлял, как старый пень, точнее, как:

- Старый мухомор, расположившийся у такого же старого пня, как моряк:

- Так и живущий в районе своего затонувшего корабля, превратившего на недалекой глубине в настоящее:

- Судно.

- Что пишешь, папа?

- Дак, это.

- Что, что? - спросил Михаил Маленький.

- Дак, это: заявление.

- Завещание, на кого, на меня?

- Та не, како завещание, - промычал Дима-дедушка, - хочу денег в банке взять, вот для этого сначала пишу, как положено, заявление в банк на тему насущного займа.

- А на хрена нам деньги? - спросил сын в исполнении Майора, - если их и так никогда нет.

- Я не понимаю вашей логики, внучек, - сказал дед.

- Логика простая, - ответил внук, - если нет, то их никогда и не будет. Лучше не пытаться.

- Это пораженческая философия, - сказала мама этого умного сына - Михаил Маленький.

- На самом деле, зачем нам деньги? - спросил сын - Кот, имеется в виду, сын не Михаила Маленького, а самого дедушки, ибо кашлял от своих сигарных окурков также, как и отец, задумавший написать мемуары в виде займа в банке для ремонта судна, чтобы, как он выразился:

- Идти на треску своего собственного посола.

- Да, это мысль, - сказала мама, так как треска уже стоит столько же, сколько раньше получал начальник нашего лекального цеха.

- И что важно - ты забыла добавить, - сказал папа, - за кило.

- Возьму сразу столько, сколько только могут нам дать, - сказал дед-Дима.

- А именно? - спросил Германн Майор в роли внука, - мне не останется на велосипед.

- Та не, мне все нужны, все четыре тысячи.

И взял, но катер-судно починить не успел, пока деньги еще были. Почему?

- Приливы стали слишком высоки, - сказал дед, - а под водой работать уже не могу так долго, как раньше.

- Выходит, кризис осьмого года не только у нас в стране, но и бери выше:

-Даже океан пошел вверх выше обычного.

Таким образом, из кредита в четыре тысячи рублей, две потратили на запчасти для судна, а две на ежемесячные выплаты по этому кредиту, а осталось, следовательно:

- Ничего.

- И вот через пять лет, - как продекламировал Михаил Маленький, - все уже забыли об этом оставшемся долге в две тысячи рублей, решили:

- Списали из-за экстравагантных обстоятельств Земли и Неба.

Но нет, позвонили От Куда-То, и ласково попросили:

- Заплатить.

Часть вторая, в которой дед еще был жив поэтому спросил, как Дядя Ваня у внука, работавшего загребным на лодочной станции:

- Деньги-то у тя есть?

138
{"b":"574892","o":1}