ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Очень немногие, - будто бы совсем не имеют своих лошадей, даже небольших, хотя бы на сто пятьдесят голов.

Иначе никого Бездомного - не найти, заблудитесь в толпе Не Тех Лудэй.

У богатого дома кто не остановится? Наоборот, остановится всякий, ибо:

- А вдруг подадут. - Так могли подумать многие, только не этот парень. Думал:

- Может Электрик решил сбросить часть своих акций, по которым предполагалось:

- Тут же, - догнать - нет, не Америку пока что, а точнее, уже, а Польшу, но и это, может быть:

- Тоже пока - не то, что запретили, а просто:

- Решили пока обождать-ь. - Ибо, как было сказано:

- Зачем нам яблоки, если своего картофелю завались, и даже больше, чем нефти и газа вместе взятых. Вот, намедни, открыли, что есть жизнь на Альфе Центавра, так и ее завалим картофелем.

Но быстро понял, что это не сам Электрик уже руку тянет за подаянием, а тока его хгости, скорее всего, из дальних деревень, где иво ишшо нэт. Электричества, самой собой.

Хотел остановиться в своем намерении остановится, а:

- Они уже сели. - И более того затараторили, как на лавочке у себя на - может быть даже:

- На Ближнем Востоке, - где можно плавать и одновременно читать газету на спине. И вопрос, конечно, не в том, что можно хграбить лапами на спине, а:

- Умеют ли они чит-ать? - Имеется в виду по-русски, потому что всё остальное, это только так:

- Адис-Абеба - обедай только на Брайтоне - там дешевле, а ведь тоже самое, что и в едальне Черного Билла. Или даже еще кошернее.

- И точно, - толкнул Миша Германна, - это Березовский.

- Он умер - не болтай лишнего.

- Значит нет. Еще. А с другой стороны: так как он умер, может его и используем? Хотя нет, он был: и не писатель, и не художник, а так только:

- Жил за городом, куда его отправили за то, что руки не были в мозолях, как у всех.

- Вы хотите меня грабануть, что ли? - наконец прервал затянувшее молчание Б.

- Разрешите и нам тоже спросить, - сказал Миша, - вы только на время сюда, или так и не умирали никогда?

- У вас шутки потенциальных разбойников, - ответил бизнесмен.

- Мы можем принять замену, - хриплым голосом сказал Германн, если она есть у вас на примете.

- Щас подумаю. Я так понял, что вам надо обязательно кого-нибудь грохнуть, а пока так и не знаете: кого?

- Зря вы умерли, честное слово, - сказал Миша, - такой человек, всё на лету схватывает.

- Вы уверены в том, что в чем я сам, впрочем, тоже уверен, но не до конца.

- Не будем спорить, но вы, как человек:

- Уже поживший, - должны знать хоть какого-нибудь писателя, которого можно принести в жертву, так сказать:

- Правдивой истории.

- Бездомного?

- Да, это, пожалуй, лучше всего, хотя и так:

- Кто ж его искать будет?

- Вы думаете, некому? Уверены, что писателей больше давно нет.

- Разве это не так? - Миша.

Германн:

- Как говорили раньше: был бы писатель, а читатель на него всегда найдется.

- И вы правы, - сказал Б., ибо, если их нет сейчас, то они всегда есть у меня в:

- Прош-ло-м-м-м! - Как говорится: дорога Туда покойникам-то ведь не заказана:

- Как сказал Данте, пригласив Вергилия на ужин в пятизвездочный отель. - А вы думали, Там ничего нет, даже пятизвездочных отелей?

- Вы намекаете, - сказал Миша Маленький - хотя этой ночью у него был странный сон, что эти десять-двенадцать жизненно необходимых ему для поддержания родословной СМ - появились, точнее:

- Появлялись, - но потом кто-то опять их спер, как отрезал.

- Вы намекаете, - в тот же раз опять начал он, - что можете подсунуть нам уже готового покойника?

- Так не пойдет, - сказал Германн, - это все равно, что поймать дохлую рыбу в магазине, а третьей жене доказывать, что:

- А когда-то и она была живая, - скорее всего.

- Так не бывает, - резюмировал Миша, и хлопнул водилу по плечу:

- Ищи, ищи, Боря, пока еще не поздно.

- Вы меня не запугаете, черти полосатые, - сказал Боря. - Поздно.

- Как скажешь! - рявкнул сзади Германн, и накинул ему, как это часто бывает, на шею удавку.

- Ну ты, умелец! - поддержал напарника Миша, - откуда что берется.

- Я всегда говорил, и говорить буду: я нигде ничего не беру, и тем более, не краду, ибо всё это:

- Уже есть у меня, - Германн постучал себя по груди майорским кулачищем, которым когда-то вправлял мозхги Колывану, который забыл не вовремя:

- Как его звать? - имеется в виду самого себя. Но потом вспомнил, ляпнул:

- Колыванов я, - ну и на те по рылу-то - бац на колени - но не нокаут, а только так это:

- Нокдаун пока что.

- За что?

- За непонимание того исторического события, что мы можем наказать не только всех и каждого, но и эти пресловутые:

- Си-лы При-ро-ды!

Как говорится:

- Будут артачиться - повернем вспять.

Глава 8

Продолжение

- В таком случае, - сказал Б, - я должен подумать, - ибо рука бившая себя в грудь:

- Удавку-то отпустила на время, - и Б уже навострившийся в своё время в совбезе разным контрприемам бойбы Дзю До, как все, и Бокса, как некоторые:

- Схватил головку неразумную Майора, и мягко прижал к своему плечу, хотя не исключено, что по привычке сначала ударил носом о панель приборов, как говорится:

- Это какой же надо иметь нос, чтобы он - как напомнил Гоголь - мог с заднего сиденья дотянуться до панели приборов:

- Только исключительно, если мог жить самостоятельной жизнью - тоже Майора - но без головы, и поэтому часто:

- Спотыкаться.

- Я не сидел на заденем сиденье, а уже встал к тому времени для проведения процедуры - и даже не удушения - а тока предупреждения. Хотя и не исключено:

- Мог увлечься. - Хотел сказать Германн, но понял, что его никто после всего случившего - не будет и слушать.

- Простите, сорвался, - сказал он одними губами, держась на нос. И все же добавил:

- Покойники не ведут себя так вызывающе, я сказал ему - значит должен хоть тачку заложить в ломбард, но купить нам того, кто может для этого дела использоваться.

И Боря действительно понял, что лучше кого-нибудь вспомнить знакомого, чем самому раньше времени вернуться из отпуска опять туды-твою:

- Разбирать руду на шахте Караганды. - Как говорится:

- Наделают ГУЛАГ-офф, - а люди должны отдуваться.

Он никому об этом не говорил, ибо никто бы ему не поверил, что богатых Там используют, как простой пролетариат:

- Только бы побыстрее сдохли. - Хотя вроде бы:

- Куда уж дальше, если они уже и так - покой-ники.

Ответ простой:

- Нэ верю!

Простые охранники, а тоже, ни спросясь ни у кого:

- Лезут в Станиславские.

Пелевина, Сорокина? Несмотря на то, что народ-д-д их не любит, брыкаться будут. В том смысле, что попытаются:

- На всю оставшуюся жизнь, - доказать, что:

- Не виноватая-я я! - Точнее, что:

- Не заслужили такой хренопасии.

- Может этого, как его? Ну, который дописывает трилогию:

- Как долго мы жили Под Плинтусом.

- Так-то бы, да, любого можно в случае чего, - сказал Миша Маленький - и так им и останется на всю оставшуюся жизнь - если не найдет Бездомного.

- Но они не только всё больше:

14
{"b":"574892","o":1}