ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но первым возразил сам Пеле:

- Тогда вы мне вернете мой проигрыш.

- Хорошо, но если я проиграю - будете вы должны мне.

- Сколько?

- Вместо романов будете писать сценарии для моего кабаре э-э два года.

- Нет, берите так.

- Как так? - проснулся Дима, - нужен процент организации.

- Я заплачу, если выиграю, - сказала Келли.

- Сколько, сто тысяч?

- Пятьдесят.

- На Чайную хватит, ну ладно.

И Пеле передал карты Грейс Келли.

- Бардак, - только и сказал Кот. - Если бы я знал, что можно меняться картами, то вообще бы не сел.

- Хорошо, хорошо, я пошутила, - сказала Грейс, - пусть бросает, хоть в печку под Флорентийские Стейки НН. - И вернула карты назад Пеле. Их посмотрел Машина, и попросил еще две минуты:

- До какого-нибудь спутника.

Первым пришел Хот Бёрд и дал миллион, потом дождались и Эй Же Сат 7, который добавил еще пятьсот тысяч.

- Так можно проиграть всё состояние, - сказал зритель - Плинтус, не сходя с места, - он посмотрел на небо.

Мотя осмотрела окружающее пространство с целью понять:

- Достаточно ли прикованы к ней его взгляды? - И было ясно: абсолютно.

- Неужели вы хотите даль дальше? - спросил зритель.

- Я думаю, - ответила снисходительно Мотя.

- О чем?

- Пошло ли масло из семечек.

- Вы имеете в виду, дам ли я дальше? - спросила Грейс.

- В принципе мы можем так делать до второго пришествия, - сказала Мотя.

- Или: пока деньги не кончатся, - проинтонировала СНС, стараясь разобраться в себе получше, а именно:

- У кого больше бабла, у нее или у Моти и Грейс?

Кланы разных Дядей Степ и Электрика могли вступить в бой, но не между собой, а именно:

- Против безнадежно стреляющего лыжника в виде СНС. - Как и резюмировал один зарубежный тренер:

- Бесполезно, женщинам и пять лет будет мало, чтобы научиться бегать на лыжах и стрелять одновременно. - За что его ругали некоторые недалекие комментаторы, но как сегодня очевидно:

- Он был более чем прав, - ибо:

- Учиться надо! - И более того, вообще три раза:

- Учиться, учиться, и пока не станет ясно:

- Хватит, пора туды-твою.

- Стейки готовы, - вышел из кухни дымный НН.

- И что?

- Делу время - потехе всё время.

- В том смысле, что наиграться еще успеем, - перевел Дима, а кусать может быть поздно, так как они горячие вкуснее.

- Это верно, - поддержал его Кот, - когда мы в Крае ели медведя вместе с Бродским - никто не дал ему остыть.

- Хорошо, - сказала Мотя, - я не буду давать дальше, только сравняю ваши полтора миллиона.

- Но мы можем дать дальше, - сказал НН, да так, что СНС от него отшатнулась. Ибо.

Ибо где он был, когда другой НН в дыму выходил с кухни.

- Это был один и тот же гусь, - сказал Кот.

- Но как быстро он меняется местами! - удивились СНС.

- Фиг-ра там, и фи-гра опять там.

- Вы имеете в виду, они просто похожи? И да: так-то бы да, я бы конечно, сравняла, не стала повышать ставку, но внутри что-то сопротивляется, поэтому три.

- Хорошо, я отвечу тремя миллионами, - ответила Грейс.

Кот вынул из-под стола еще один чемодан.

- Я проверю, - сказал Машина, но не смог открыть чемодан Кота.

- Да есть там, есть, - пробормотал Кот.

- Но вы можете его открыть? - спросила СНС.

- Боюсь сглазить.

- В случае чего будешь мыть все этажи нашего союза десять лет, а писать только по ночам, или в свободное от основной работы время, - посоветовала ему СНС.

- Я буду председателем, - разозлил ее Кот.

Спутник был на месте, и он передал Пеле карту с сошедшими с небес двумя миллионами.

- Надо три.

- Но мы уже давали до этого чё-то, - попытался уточнить Мишина. - А впрочем, мне все верят, что скоро подойдет следующий, так скать, трамвай.

- Их уже съели, сказала Мотя.

- Чё-то она разговорилась, странно, - подумал Дима, и неожиданно предложил:

- Начнем переход в Галилею?

Некоторые потерли висок, другие почесали нос, третьи протерли уголки губ, четвертые глаз, пятые почесали затылок.

Но Пеле, к удивлению окружающей публики, догадался, и опять протянул свои карты Грейс Келли.

- На тебя, чё, скоморох напал? - спросил его Дима.

И тут наперебой догадались Ильф и Катаев, или что тоже самое И-Кали и Петухов, или... впрочем, хватит и этих титулов.

- Нужно передать карты, - сказал Ильф.

- По пятиконечной звезде, - Катаев, борец с отсутствием противоположностей.

- Я знал, - сказал Дима, - но просто забыл.

И значит четыре короля Пеле пошли по соединительной прямой к Грейс Келли, но Войнич, опять проснувшийся от сладких снов у барной стойки, заорал, как будто для достижения своих целей люди направились не на небо, а как Гомер послал Одиссея, туды-твою, в:

- Ад, - на дно океана.

- Какая разница? - возразила СНС, - с какой стороны начинать креститься: с левого или с правого плеча.

- Так-то бы, да, - возразила Мотя, - но давайте просто по привычке начнем с правого.

- Тем более, что, кажется, Пушкин начинал именно так, - сказал Кот.

И значит номер 1 - Пеле - идет на номер 3, а это СНС, а не Грейс Келли с номером 4. СНС передает свои карты номеру 5 - Коту, который свои посылает Моте, как номеру 2, а она отдает свои карты Грейс Келли, а она уж Пеле.

Следовательно, никаких Тет-а-Тет.

- Да, я подтверждаю, - сказал один парень с эстрады, - именно поэтому мы и пьем всегда на троих, а на двоих - нет смысла, тогда уж лучше выпить с Зинкой.

- Здесь вообще надо не меньше пятерых, - удивились даже СНС.

Вот вам обмен по системе уравнения пятой степени, который пытался решить Галуа, а уж мы решим тем более, а то:

- Давай с тобой обменяемся! - Нет, друзья мои, должен быть круговорот Брауншейгской в системе управлений не только гастрономами, но и районными отделениями, с периодической поставкой иё:

- Вверх.

И поставщики неумозрительных теорий: Принц, оставивший праздник навсегда себе, станцевав на своей свадьбе на руках, и Борец с системой противоположностей настоящего и уже минувшего в Лету, тут объявили еще раз:

- Почему Апостолы поперлись в Галилею через Декаполис, а не обменялись верительными грамотами в виде междусобойчика, как хотели сделать:

- Наши друзья и подруги, Грейс Келли и Пеле:

- Ты мне - я тебе.

- Новое видно только на фоне старого, - сказал Ильф, приближенный в некотором смысле к СНС.

А Катаев, считавший, что он никому ничего не должен, добавил:

- А само по себе отрицается, как:

- Мне это не надо и бесплатно, - примерно, как жигули, например, допотопную Двойку люблю, и ни за что не обменяю даже на почти новую Восьмерку.

- Кстати, - обратился Дима к ЗЗ - зрительному залу, где пока что никого почти не было, если не считать нескольких музыкантов в оркестре, и значит, именно к нему:

- Чтобы не совсем путались в именах, напомню:

- Катаев - это не тот Катаев, про которого все думают, а Катаев в смысле Петров, друг Ильфа по одноименным теориям, только с разными названиями, хотя это тот же самый де Воляй, что и котлета по-Киевски, только в ночном и утреннем исполнении, также, как:

- Танец Принца на руках, и Способ напороться на тоже самое, за что все мы боролись, а именно:

- Ветряные Мельницы Дон Кихота Ламанчского.

- Да, - ответил и Плинтус, думая:

150
{"b":"574892","o":1}