ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И он спел Лидии песню, нет, не:

- На призыв мой тайный и страстный,

О, друг мой прекрасный, выйди на балкон, - а песню Вероники Долиной:

- Не бизнесмены, не чиновники, а наоборот:

Как хомо принадлежащие, в общем-то, к научному сообществу,

Из обстановки совершенно депрессивной, и жесточайшего некомфорта, мы всё равно вам шлем:

- Приве-ет-т!

- Так может останешься здесь со мной? Зачем тебе туда ходить?

Пли осмотрел кабинет зав производством, где они сидели за единственным здесь столом.

- Это отдельный кабинет? - только и нашелся он, что спросить.

Глава 81

Так как мест уже не было Михаил Жаров сразу направился на сцену, и предложил своей визави спеть куплеты времен их совместной службы в:

- Его лётном хозяйстве.

Но Целиковская возразила:

- Там ты меня вынудил полюбить другого пехотинца.

Давай лучше я буду я, а ты Аркадий Райкин.

- Я не знаю, что делать в этом случае, - ответил последний участковый эпохи, когда еще не успели научиться жаловаться на застой, ибо принимали его за вечное счастие. Только успевай, шевели булками, то фантомас разбушевался, то никто не замечает, что я любил вас всю оставшуюся жизнь. И знаешь почему?

- Почему?

- Тогда было так хорошо, что кроме любви и заняться нечем.

- Вечный трахтенбергус?

- Любовь и детективы - больше ничего.

- Ничего хорошего? Нет, я вас спрашиваю, почему стрелы такие длинные?

- К-какие?

- Вы играете Аркадия Райкина, не забывайте.

- В каком месте, в магазине, на вокзале или в буфете? Не в буфете, прошу прощенья, а в:

- Музее.

- Хорошо, ты будешь рыцарь с мечом на коне, а я зашла выпить под бычки в томате, а открыть их как раз и нечем. Я говорю тебе:

- Мышь белая.

- А я, что должен ответить?

- Ты мышь?

- Нет.

- Так и отвечай, что не мышь, а наоборот:

- Сейчас найду на эту известную роль кого-нибудь в зале.

И значит, водит глазами туда-сюда, и даже вдаль, вплоть до самых до окраин, где некоторые уже обожрались и появляются из туалета. И.

И не то, что специально нашел для этого дела Мотю, а она как раз проходила мимо, как лепесток, придавший себе только что розовый оттенок перед зеркалами в вестибюле.

- Я? На роль мыши?! Не пойду. И знаете - ешь, почему?

- Нет.

- Не хочу.

- Мне никто отказать не может.

- Я смогу, - смело ответила Мотя, и ответила тем, что у нее есть, и более того:

- Всегда с собой.

Многие подумали:

- Что же это сейчас будет, неужели ударит Жарова молниями Тесла, которые-таки прислал ей Электрик по ее настоятельной просьбе:

- Здесь некоторые чувствуют себя некомфортно, и вследствие этой депрессивности могут оказывать на меня непреодолимое давление.

И никто не понял даже, что произошло:

- Михаил Жаров закачался на ровном месте, как будто разыгрывал - разучивал роль, принадлежащую по праву Евгению Леонову:

- Неумению кататься на ледяной горке, после ограбления своей же квартиры, ибо мандраж в коленках передался от рогатого шлема Александра Македонского и ему тоже лично, а не только его Доценту.

Так и Жаров замельтешил-замельтешил подошвами вперед, как будто эскалатор метро уходил и уходил вперед, а зачем?

- Непонятно!

- Аннушка разлила масло! - в ужасе ахнул зал, ибо раньше, да, тоже все в это верили, но:

- Но не до такой степени, что это уже:

- Было, было, было, - следовательно, обязательно повтори-и-ит-ся-я-я!

СНС пролила бокал с дорогим Дом Периньоном, другие тоже скинули со стола некоторые принадлежности, и части остатков диких и домашних животных. У Тети началась истерика, как будто она вспомнила, что:

- Пробовалась когда-то на роль Берлиоза, - и возможно после этого ей надели:

- Сов-в-се-е-м-м другую голову.

- Но с другой стороны, - сказал Войнич, - скажи спасибо, что хоть так осталась жива.

- Нет, действительно, - серьезно сказал Сори, - голова у вас работает на все 78 оборотов.

- На семьдесят восемь? - с тревогой спросила Тетя. - Почему? Неужели я такая старая, как эти обороты.

- Нет, теперь у вас все тридцать три, как у Аллы Два.

- У нее есть зуб мудрости?

- Как и у вас.

- У меня нет, - сказала Тетя, и даже открыла рот, чтобы доказать:

- Не думайте обо мне плохо, я такая же, как все.

Вот так бы просто, кто стал показывать зубы, и более того:

- Все, - если бы, действительно, не было так страшно, как Берлиозу, когда он увидел, не свою голову, уже катящуюся к водостоку, а:

- Открытый рот комсомолки в красной повязке, в котором можно было сосчитать именно:

- Тридцать три зуба.

И чтобы предотвратить дальнейшие разборки между:

- Живыми и мёртвыми, - позвали пожарного. Точнее, он даже не слышал, кто именно его звал, если не считать его ответа:

- Я звал тебя, и рад, что вижу. - Хотя ответ его был верен, несмотря на то, что если он даже его не слышал, а именно Кот как раз протрубил на альт-саксофоне:

- Труба зовет! - И многие, желая успокоить себя после:

- Всего, что было, - а также, чтобы этой песней подбодрить актера к более быстрому выходу на сцену, - обнялись с кем только было можно, и запели:

- Я всю ночь не сплю, а в окна мои ломится

Ветер северный умеренный, до сильного.

И зачем с тобою было нам знакомиться

Не забыть вовек теперь мне взгляда синего

Я всю ночь не сплю, а в окна мои ломится

Ветер северный умеренный до сильного-о.

Знаю я, что все пути к тебе заказаны

Знаю я, что понапрасну все страдания

Только сердце у людей сильнее разума

А любовь еще сильней чем расстояния-я!

Но скоро поняли, что чуть-чуть ошиблись, и начали снова, думая, что это именно Он и появился:

Протрубили трубачи тревогу!

Всем по форме к бою снаряжен,

Собирался в дальнюю дорогу

Боевой ударный батальон.

До свиданья, мама, не горю-ю-й,

На прощанье дочку с сыном поцелуй.

До свиданья, мама, не горюй - не грусти,

Пожелай нам доброго пути-и.

Прощай края родные,

Звезда-а победы нам си-и-яй.

До свиданья, мама, не горюй, не скучай,

Пожела-ай нам всем не: ая-яй-й!

- Кажется, не совсем то, - сказал Пеле, а Сори даже не успел прожевать бутерброд с сыром, которого здесь не было, а значит, умудрился всё-таки:

- Сотворил что-то и из простого воздуха предпраздничного настроения.

- Так бывает, что на празднике, некоторые начинают вспоминать то, что было раньше, когда он, этот праздник:

- Который всегда с нами, - еще не начался?

И парень, хотя и залез на сцену, показавшуюся ему высокой, не сел на предложенное Михаилом Маленьким кресло, а уж тем более, в него, хотя и повесил на загляденье всем на этот стоячий предмет для сидения новый, только что купленный по Франции пиджак одной из непростых фирм этой страны, где когда-то жили Ван Гог и Хемингуэй.

Ой, где был я вчера - не найду, хоть убей.

Только помню, что стены с обоями,

165
{"b":"574892","o":1}