ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Был бы полковник нас-тая-щи-й, - сказал Германн, а яхта всегда приложится. - А Миша добавил:

- Буду, буду, тоже буду просить когда-нибудь хотя бы три на Рублевке, и небольшой офис на Кой Кого, чтобы продавать контрабандные мои любимые одурманивающие духи Пуазон. Не ради наживы, как говорил преподобный Ролан Быков с Михаилом Пуговкиным напополам, а токмо, чтобы не выделяться, а быть, наоборот:

- Как Все

- Тем не менее, - напутствовал его сурово Германн, - никогда - ничего - не проси.

- Почему?

- Всё равно не дадут, - как сказал поэт-переводчик Наум Соколовский много раз посылавший свои переводы Шекспира и другие стихи в журнал Иностранной Литературы - ни разу не ответили:

- Как будто на другом конце провода - воо-б-ще-е! никого нет.

Хотя вины Иностранной Литературы здесь не чувствуется, ибо, как было много раз мудро сказано:

- Все пишут именно Для Себя. - Чтобы потом на эти деньги, доставшиеся по наследству от Фандорина, жить в Польше, где самые лучшие в мире яблоки или в Чехословакии, где делали раньше мотоциклы Ява и фигуристых телок, а может быть, и в Хорватии, где, говорят, двухэтажки недорогие - купить можно, и жить просто так:

- Без иностранной литературы, - ибо:

- Откуда возьмется иностранная литература, если ее переводчики здесь напрочь не водятся, как осетрина первой свежести рядом с Царицыным в Волге.

Возможно, Соколовскому потому и не ответили, что абсолютно не поняли, что он написал, непохоже было на те опилки, в которые превращается любой иностранный текст при его только и существующем:

- Учебном, как валенок, переводе.

- Древо-то Жизни, посмотрите, зеленеет, а вы всё веники для русской бани тачаете.

Медиум:

- Вы не видели чертей?

- Кажется, нет, а, впрочем, и не надо.

- А придется.

- Придется?

- Придется признать, что вы советуетесь с ними каждый день. По телевизору, когда смотрите иностранные фильмы в русском переводе.

- Это черти?

- Да, других туды-твою не берут. Все чтецы - интонировщики перевода - черти полосатые.

Полосатые потому что чтением с Выражением обманывают человека, как будто он дурак, и на большее не способен.

Медиум:

В комнату с легким топотом вбежала девушка - это была маленькая баба - Америка.

- Мисс Америка?

- Есс. А вы кто? Тоже эми?

- Их бин, собственно, кажется, я где-то русский, швед, татарин.

- Можно, я буду звать вас Эмми?

- Это шутка, или вы всерьёз приглашаете меня на берег моря.

Пришел Петренко, а роли все разобраны стоят. Записали из уважения Почтальоншей. Как говорится:

- Ему и учить-то ничего не надо, - а только одно слово:

- Гром и Молния! - Прошу прощенья, оговорился, это из Боцмана с попугаем, которого долго искали, а когда нашли, оказалось - это есть долгожданный символ:

- Свободы! - Нет, не это, а символ именно существования где-то на острове, как спросонья подумал Бальзак:

- Сок-ро-ви-щ-щ-е-е-е. - Стивен Кинг - прошу прощенья - здесь мало кого резали, а значит, это был не он, а простой, но очень умный парень по имени:

- Роберт и Льюис Стивенсоны, - изобретший легендарную фразу:

- Кто долго ищет - тот всегда чего-нибудь найдет. - И сделал сноску:

- Что? - я не понял, какую еще сноску?

- Хорошее.

А как вы думаете, Иисус Христос искал Хорошее? Или уже заранее знал, что:

- Если и будет, то с ложкой дегтя обязательно?

Вот так просто, пойдешь ли в лес питаться одними смоквами - чтобы они засохли - ибо в своем новом виде гора-з-до-о дольше хранятся. И сейчас еще кое-где можно найти их окаменелости. Только смоквы, потому что дикий мед содержит очень, очень много засахаренных в нем диких животных. И вполне возможно, в этих замороженных на тысячелетия членистоногих еще сохранилась ДНК с не совсем приемлемыми для Сапиенса параметрами, как-то:

- Пляски на Лысой Горе при пол-л-ной-й Луне. - Где люди просто на-просто не узнают друга, и думают на другого, что это:

- Я, - а я - это Она, и следовательно, объединили нас таки цепями супружеского счастья:

- На веки веков.

Вот как говорит один из многочисленных здесь писателей писатель Сорокин:

- Вместе пойдем-м! - и предлагает, таким образом:

- Вместе кого-нибудь - самого по себе от вины виноватого - в говне утопить. - Предварительно, бросив ему для предсмертного наслаждения:

- Пару картох-фелин. - Так сказать:

- Ну, уважал же ж когда-то, ну и теперь:

- Зас-луж-ж-ж-и-ы-ы-л-л-л.

С надгробным словом:

- По Генотипу и картошка. - Вместо нефти, на которую Раньше можно было купить Лексус. - Нет, конечно, не Лексус, а этот, как его, пока не могу выговорить. А Лексус, прощеньица просим:

- Тока на сданную в муку свою, так сказать, литературу.

Как говорил Граф Монте-Кристо, схватившись за голову:

- Это сколько же писать - прошу прощенья:

- Таскать иво придется. - Имеется в виду:

- Своё личное золото и бриллианты с изумрудами и такими же чисто природными рубинами:

- В придачу.

Мы же лояльно:

- Вместе плясать будем, как:

- Маргарита - не без страха - на Шириной Горе, которой по Гамбургскому Счету и является вся Земля.

В общем, так и запишите, просто:

- Молния-я.

- Можно, я угадаю, кто вы?

- Ну-у, не думаю, что это возможно.

- Ваше имя оканчивается на ТА?

- Как? А! Тра-та-та. Тра-та-та, вышла кошка за кота, за кота:

- На-бо-ко-ва!

- Не думаю, что это правда, - побарабанил я всеми пятью пальцами по очереди по столу, как пешками в начале Сицилианской Защиты.

И добавил:

- Зови меня Лужин.

- Ах, Лужин! Ты женат?

- Щас подумаю.

- Но вы поняли, что мне не двенадцать?

- Щас подумаю.

- Если так много думать, можно проиграть партию. Должны же у вас быть какие-то наработки в этом деле. А мне, если я еще не говорила: 21.

- Тоже двенадцать, но...

- Но с обратной стороны, это вы правильно заметили. И да: вы не могли бы сорвать мне желтый цветок?

- Здесь только подсолнухи, надо?

- Четырнадцать.

- Почему?

- И знаешь почему? Пора, брат, пора, потому что, как я уже сказала мне не только не 12, а как раз наоборот, 21, и пора прекратить переливать из пустого в порожнее, а заняться почти тем же, но все-таки:

- Переливать из полного в пустое, и обратно. Вы согласны?

- Достоин ли я? Если бы я был не я? Не думаю, что тогда в этом был бы смысл. А сам не знаю, как до вас достучаться. Примет ли ваш сосуд тот нектар, который есть у меня? И более того:

- Если он есть я могу выиграть этот турнир.

- Вы можете создать секс-фантазию для пожилого мужчины только, если выиграешь турнир? Вам уже сколько, двадцать пять?

- Скоро двадцать шесть.

- Нет, нет, я сама так думаю, кто думает, что это была секс-фантазия для пожилого мана - тот боится и лицемерит.

- Почему?

- Я не знаю.

- Хотите узнать?

- Да.

- Потому что одной глупости на такое резюме не хватит.

Далее, Пилат допрашивает Иисуса Христа. Который говорит:

- Оставайтесь, как дети с Субъективными суждениями, - где-то, начиная с Кандидатской диссертации, а не как Первоклассники с Общими суждениями о нефти и других очень полезных для нашего организма природных вещах. Как:

- Набоков, - в своих литературных лекциях.

22
{"b":"574892","o":1}