ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Хорошо, я тя возьму, будешь листы подписные собирать.

- В каком смысле, ты хочешь быть президентом?

- Да.

- Я не в том смысле, а тока Кинематографистов.

- Об этом не думал, ибо даже если только подумаю, Ми Склифософский уж не пригласит больше, как Зворыкин-Муромец на свое озеро, где президент раздает - мысленно - пятикомнатные на Кой-Кого и от трех до пяти, а одному французского гусю даже семь много раз обещал, и что самое удивительное:

- Так и дал когда-то, - а говорит:

- Я много песен написал, пора дать семь гектаров на Рублевке, ибо наступает хотя и не девятый вал, но восьмой-то уж действительно:

- Кончился. - И как говорится:

- На всю оставшуюся жизнь с Ранункулусами Ползучими и Прямостоячими, да и жена, кажется была, профессиональная, однако:

- Деловая женщина.

- Ми?

- Что Ми? Кстати, не ты ли распускаешь слухи, что Ми Склифософский работал в этой больнице?

- Может и я, но не понимаю, что этом такого плохо? Св-е-ти-л-л-а-а!

- Хорошо, что не Горилла. Но ты мне зубы не заговаривай, а то у меня есть дознаватели - привез с собой из Прошлого, так сказать:

- Захватил по пути, - и сообщают, как ты говоришь:

- Он работал там больным.

- Если и было, то я - я - абсолютно ничего об этом не помню! Честно, как рукой сняло, только одно слово и осталось:

- Ве-ли-чи-на, - и леди согнула руку в локте покрепче. - Как говорится:

- Волга-Волга и иё бурлаки.

- Это не он снимал, - уже звонко ответил Миша. - Не преувеличивайте, это вам не поможет.

- Не поможет? И знаете, вы правы, потому что я узе-е - вы не помните? - здесь, ибо вы только-только почти назначили меня любимой, так сказать:

- Своей Сменщицей.

- Если бы это была правда, я бы точно заставил тебя расписаться здесь кровью, - Михаил открыл последнюю страницу своего Альбома-Гульбария. Как Лютик Стоячий абсолютно почти прямо, ты бы у меня... - и ахнул от увиденного:

- А ты думал там кровь? - Нет, манящая его к себе, как с только что купленного нового планшета, Маргарита была Почти похожа - как две капли воды: одна с Арктики, другая с Антарктиды, на фигурирующую перед его мысленным взором Процедура-торшу его будущих съемок.

- Значит, так, ты только никому не говори: Ми Склифософский уже давно почти ничего не сымает, а только дает инструкции, как это делать оставшимся после него режиссерам, как это по-русски:

- Продюссер.

- Продюссер, с одним ЭС.

- Если с одним, так и говори так:

- Зворыкин-Муромес-с! - Который изобрел вот этот планшет китайско-местного производства. Ми - руководили:

- Ани - делали.

Я здесь всё записал на нем, покажешь, как есть все свои способности.

- И возьмет?

- Э-э, моя милая, быстро рассказывают, а дело-то было:

- В Четырех Временах, - иначе:

- В Галилею - не проберешься, даже переплыв индейским кролем Финский Залив.

Поэтому, когда ты ему всё, как было, честно расскажешь, пусть он...

- Подпишет на тебя докладную, что, мол, ты, только ты, один, имеешь моральное право снимать такой легендарный фильм.

- Почти правильно, но после него всё это утверждает президент...

- Соединенных Штатов?

- Пока ишшо нэт, - пока обычный, и более того, обязательного выберет одного из троих.

- Поняла, я ему дам э-э три фамилии, две из них будут фиктивными, а только ты адын:

- Настаящий мужик и режиссер с актером вместе взятые.

- Нет, нет, нет, здесь не Система Сфинкс - жулить нельзя, чтобы всё себе, а надо делить на троих.

- Поняла, но не совсем, ибо, да, Россия, Китай, а кто третий?

- Не надо никаких минтаев и вообще, без маргинальничья, попрошу, пожалуйста. Запиши просто:

- Я, жена и дочка, - опять перебила Маша.

Нет, а:

- Я - это правильно, плюс еще сопродюсеры-режиссеры - щас по-другому снять нельзя:

- Собака Германн и Кот Штрассе.

Хотя нет, Собака - это я, Германн - это Таракан.

- Ничего страшного, в случае чего, я перепишу опять наоборот.

- Как наоборот?

- Ну-у, вот так, как ты сказал.

- Ты запомнила?

- Я все ходы записываю.

- Куда?

- На новый планшет, который ты сегодня подарил мне.

- Вот как? А мне тогда, что?

- У тебя есть глаза, у тебя есть уши - этого такому пришельцу из Прошлого вполне достаточно для любых сегодняшних потребностей.

- Точно, больше ничего не надо?

- Ну, если что, - она поднялась немного на цыпочки, несмотря на иво тока 175 до сих пор, так как была, значит, меньше, и встав у самого уха, разъяснила, чтобы никто не слышал: - Закажу тебе - как Всем - трехуровневый в Мексике.

- Так ты не знала?!

- Что, не знала?

- Почему у меня только 175, а не 194-96, как у некоторых?

- Почему?

- Так именно по этому, ушло, так сказать, в сторону.

- Тогда можно связаться с этими мексиканскими продюсерами, чтобы Сюда приезжали снимать мерку-то, а не гнали китайский ширпотреб.

- Лучше пока не отвлекайся, занимайся в кино, тем более, что раритеты не имеет смысла разбазаривать по слаборазвитым странам. Если припрет, то продадим лицензию Бушу, или кто у них есть еще там, Клинтону, а в принципе любому, кто имеет связи Там, - и показал большим пальцем вверх, а маленький-то мизинец, тем не менее, незаметно опустился вниз.

Далее.

- А не здесь ли, прошу прощенья, - он кивнул вахтеру почтительно, ибо понял:

- Из бывших писателей, - дают пятикомнатные, - извините, оговорился, а вообще, так сказать, просто на море на год?

- На год нельзя.

- На сколько можно?

- Только на три, как Робинзону Крузо, на необитаемый остров.

- Я пишу быстро, зачем мне три?

- Не надо?

- Боюсь, может получиться, как с Томом Хэнксом: прибуду назад на радостях, что написал Весь, так сказать, Гулаг сразу за эти годы вынужденного кукования с одним только Пятницей и его людоедочками, а жена уже родила, и естественно, скорее всего, не от меня, так как передача Этого Дела на расстояние хотя и бывает, но не чаще, чем раз в две тысячи лет. И более того, оказывается, не только жену опять в зад не могу взять, а и вообще:

- Не могу даже догадаться, что приличная телка, если и не на Лексусе, но хотя бы на Ленд Ровере, остановившаяся, чтобы показать мне дорогу к Кремлю, - хочет на самом деле, чтобы я сегодня вечером пригласил ее в Закарпатские Узоры.

- Ну, во-первых, этот допотопный кабак районного масштаба давно снесли и отправили в утиль, - сказал вахтер.

- А во-вторых?

- Во-вторых, если мне еще не изменяет память, этот десятитомник про жизнь в доисторическом обществе, где:

- Почти все в Гулаге, - написал всё-таки я.

- Слышал, что был один такой, тоже писал книги, а точнее их было два.

- Кто второй, или, если хотите, первый? - удивился вахтер.

- Брежнев.

Стакан с кажется уже остывшим чаем, тоже кажется, как сам его владелец, подпрыгнул на тумбочке.

Глава 14

За что писателям дают полуторагодовые путевки на море с четырехразовым сервисом в Жемчужине и чужими женами в море

- Так вы думаете, за меня писали?!

- Нет, наоборот, это вы писали.

- Как математик, вынужден сделать логический вывод: писал я, как другие одиозные личности, Фариды, так сказать, писали для Леонида Ильича?

- Разве нет?

- Только по-вашему, они взяли себе немножко, а я упер большую часть общей славы от, найденного не мной Гулага. Так сказать, приехал с необитаемого уже Гулага Робинзон, привез оттуда череп недобитого Йорика с изумрудными глазами и бриллиантовым носом, и преподнес мне, как:

26
{"b":"574892","o":1}