ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Это вообще-то не смешно, Леонид Ильич.

- А я и не собираюсь тут чаи распивать! Зашел, понимаешь ли, в гости, и сидит, и сидит, и сидит, а я, между прочим, мемуары пишу.

- Ты сказал, что Роллс-Ройс заказываешь новый.

- Это только заодно.

- Роллс-Ройс, ладно, заказывай, а мемуары отдай какому-нибудь фронтовику, он напишет правду.

- Да?

- Да.

- Но он их и выдаст потом за свои как-нибудь втихаря.

- Втихаря - это как? Когда тебя не будет уже, что ли?

- Именно, май диэ чайлд, имен-но! Растащут мои книги на цитаты, и будут кричать в каждом Библио-Глобусе:

- А вот это я же вписал тут, между строк, Леонида Ильича.

Как говорится:

- Рады встретить мы грача, Леонида Ильича, - потому некоторые слова в его легендарный текст:

- Тозе вписали, - в виде редакторской правки.

- Ну, и значит, отдали мне, - закончил первую часть своего вступительного слова испанский гранд-фронтовик.

- Чт-то? - ахнула даже, привстав с дивана, СНС - Слова Не дадут Сказать.

- Так вставки делать в Чарли Чаплина, - ответил парень.

Далее что?

И доказал, что как Бальзак - хороший парень, но:

- Ошибался, - как все потусторонние писатели, Чацкий:

- Много на себя взял, - из-за чего и не понял, что:

- Давно надо было валить, - в том смысле, что:

- Уходить, и уходить навсегда.

С пресловутыми Мушкетерам всё ясно:

- Только всё для себя, мадам Бонасье и короля - народу? Даже ни разу не вспомнили, если не считать тех случаев, когда били ее бывшего мужа, как кулака в его действующем лице, а остальным давали просто под зад, как будто никогда не могло случиться в далеком будущем, что они надумают:

- Принять на себя графско-княжеские титулы - За деньхги-и. И ведь не боятся, что может вернуться Петля Мёбиуса, и начнут от заката до рассвета петь одну и ту же песню:

- Строчи пулеметчик, не грейся, Максимка

Нам светит не солнце - Иво керосинка.

Имеется в виду, лампочка, которая уже тогда была спрятана в дипломате кудрявого негра, Самюэль Джексона, друга Джона Траволты, в транскрипции Квентина Тарантино, когда они подверглись нападению Бонни и Клайда, бывших работников средств массовой информации России, в кафе Черного Билла, куда иногда:

- После пробежки по методу Форреста Гампа - и вообще многих русских - до индийского океана, и:

- И обратно, - заходил легендарный Семь Га - Познер, чтобы попытаться соблазнить замужеством К. Собчак, которая была поставлена там заместо вышибалы-бармена.

Далее, самое главное:

- Чарли Чаплин, как все - бил людей. - Следовательно:

- Что в нем хорошего?

- Ми - согласны-ы, - хотел сказал Александр Генис, чтобы поддержать своего бывшего друга, но Камилла дернула его рукав пиджака:

- Не лезь на камеру - жена увидит, - и придется тогда раскошелится на только на ЖЖ - Желтого Жука, а как любят все англичане:

- Темно-синий Роллс Ройс, - как у этой, как ее, подруги Гарри Поттера, которая его и записала с его же слов, Дж. Роулинг, учительницы начальных классов школы номер 5, за которой мы...

- Впрочем, об этом позже.

И самое удивительное в этом то, что я пил в одном подвальном пивном баре вместе с этим парнем, который купил ленту для пишущей машинки:

- Не того размера, - и самое главное, как и я, заложил свое почти новое пальто в московском ломбарде, чтобы пойти сюда, не без очереди, разумеется.

Не знаю, как он, а я потом-таки трахнул эту Ламбардини, как она ни пряталась от меня по подъездам. Но оказалось, что не хочет больше жить с матерью, а снять комнату за сорок рублей в месяц - денег не хватает, ибо ломбард - да, но и там своя очередь на невостребованные к обратному выкупы весчи, и:

- Хватило только вот на этот темно-малиновый сарафан с лямками через плечи, и пару долго - может всю оставшуюся жизнь - ношеных золотых колец, триста с чем-то пробы.

В общем, та же пишущая машинка с перепутанными лентами.

Так вот я не понимаю, почему имея такое общее с этим испанским грандом, женатым на бывшей дочери члена испанского политбюро, будущее - мы видим Чарли Чаплина с разных сторон:

- Он сзади, а я спереди?

Более того, я скажу вам и ответ:

- Он смотрит, когда говорит, на директора РС и своих товарищей по редакции, особенно старших, а я, друзья мои, уж извините, как предсказал:

- Шекспир, - на Зрительный Зал.

Ибо, как сказал поэт Пушкин:

- Таков поэт: как Аквилон:

- Где хочет - там и бродит он.

Орлу подобно он летает

И не спросясь ни у кого

Как Дездемона выбирает

Кумир для сердца своего.

- Заплатите ему, - сказал СНС.

- Спасибо, не надо.

- Тем не менее, мы уверены, что ему заплатили, чтобы попытаться занять место Берлиоза, - сказал Тоби и сказал Роби. Кто это был? Какая разница. Но думаю, нет, не скажу.

А. Г. чтобы отвлечь К. Палью от нервной развязки, сказал:

- Хочу рассказать тебе анекдот:

- Приходит муж домой, а жена ему:

- Говорят, ты выходишь замуж за Камиллу Палью, нет?

- Да, - говорю, потому что я скоро умру от твоей ревности, и знаешь почему?

- Знаю, спешишь к ней, к Камилле, потому что она умерла уже, как 47 лет.

- В общем, ты - покойник-к!

- Постой, постой 47 - это не количество лет, которые уже провели Камилла в гробнице, а год ее рождения.

- Столько не живут. - А если и живут, то только древние Сфинксы.

- Ты не понимаешь, она - это Лемниската, что значит Вифлеемская Звезда.

- А ты кто тогда?

- Я - Лев, которому она по мнению некоторых закрывает пасть, а по мнению многих - открывает эту пасть, а на самом деле, и То, и Другое, ибо эта достойная леди, закрывая и открывая пасти людей:

- Учит их говорить.

- Говорить?! Что именно?

- Так, правду, естественно.

- Неужели надо уметь закрывать и открывать пасть, чтобы говорить?

- По-другому не получится.

- Я думала, покойники делают свое черное дело - крадут чужих мужей - Через Книги:

- Написала Татьяна письмо Онегину - и пропал человек, потому что в:

- Привете, - содержится уже и Ответ, - и следовательно, стоит прочитать его, как, оказывается:

- Вы уже находитесь в Переписке с этой Лемнискатой.

- Вот покажи мне язык. Покажи, я тебе сказала-а! И смотри, не дай боже, если на нем есть разделительная борозда глубже чем 40 ангстрем - проще говоря:

- Видимая невооруженным глазом, - считай ты мне соврал. И более того, далеко не в первый раз.

В итоге выбрали Берлиозом Спящую Красавицу, леди СНС, Пеле, сам не зная почему:

- Был недоволен, - а разве он хотел им быть? Ибо:

- Вдруг будут резать и дальше?

Хотя один раз - это обычное дело - больше:

- Массовая фальсификация, - как на театре, где раздавали бесплатно предметы женского туалета, а они потом превращались в медвежьи шкуры, а:

- А не подумали, что:

- Все ли люди партейные, и достойны этой шубы - это с одной стороны, а другой наоборот:

- Хочу ли я, чтобы меня запускали на воздушном шарике, когда начнется следующий Чемпионат Мира по футболу?

А говорят, будут запускать всех в них, кто, имеется в виду, в:

- Медвежьих шкурах, - или наоборот, вот точно не запомнил:

- Запустят туды-твою тех, кто без медведя, а кто С:

- Оставят наслаждаться, ну скажем просто:

- Футболом, - о том, кто победит, мы - германцы, бразильцы или испаньоло - загадывать не будем, хотя это если не давно, то уже - точно - известно, но для интереса потянуть резину:

- Надо, надо, надо.

30
{"b":"574892","o":1}