ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- А именно?

- Только взрослый человек может быстро соображать, где право, а где лево, да и то, как известно, этого:

- Двухстороннего видения мира, - не было не только у большей части населения Царской России - и приходилось носить в одном кармане только сено, а в другом солому, чтобы разобраться в этом деле, так сказать:

- С натуры, - но и тем более, у дивизии Моисея, стоящей под горой Синай, и не могущими никак понять:

- Куды-твою переться:

- Опять назад, или лучше вперед? - Ибо и то, и другое казалось им:

- О-ди-на-ко-вы-м-м. - Две Скрижали Завета были для них, как китайская грамота с Заратустрой, самим Ницше, и Экклезиастом - в придачу.

Надеюсь, вы не будете настаивать, что эти ребята, Боб и Сэр, изучили и Новый Завет, как минимум?

- Нет, то есть, да, - именно на этом я и вынужден настаивать.

- Но каким образом? - спросил он.

- В этом вся суть моей правды, - сказал я, - потому что существует связь между Шекспиром и Ромео, который ведет себя нереально и Джульеттой, которая тоже ведет себя нереально, но в обратную сторону. Он понимает меньше, чем мог бы реально, а она больше, как более умная и взрослая, чем Ромео, что, наоборот:

- Перебор, - ибо она не Миледи.

- Почему так происходит?

- По умолчанию, - как говорят, - сказал я. - Очевидно, что они говорят только наполовину от себя, а наполовину от имени Шекспира:

- Говорят, действительно, герои - Ромео и Джульетта - но слова они используют не свои, а читают:

- Текст Сценария, Пьесы, - они - это еще не всё, из чего состоят люди, а только их Половина - Герои Романа:

- Которые без Автора вообще мозгов не имеют.

- Попросту говоря, - сказал редактор, - информацию о том, как водить иномарку по Москве, как лавировать между потоками машин, их учат Онлайн, и ни больше, ни меньше, как:

- Сам Бог. - Так получается.

- Да.

- Так вы думаете, что Бог есть, что ли?

Далее, через текст, про стрельбу по людям. Дети стреляют, возможно ли это. Как и фээсбэшник стреляет в самой Москве, у метро, а почему-то не занимается своим прямым делом:

- Изучением документации.

Пилат вызвал Каифу и сказал:

- Значится так, я не могу осудить этого поэта.

- Почему?

- И знаешь почему?

- Нет.

- Мне нужна небольшая помощь.

- Сколько?

- Деньги? Их есть у меня.

- У меня больше.

- Это-то понятно, у тебя и внештатный штат Серебренникистов больше.

- Не ваше дело, знаете ли.

- Это понятно, ибо не за моими же рыцарями они шпионят, а за своими штрейкбрехерами. А вас никогда не интересовало, почему люди хотят знать правду?

- Заблуждаются.

- Не думаю.

- Почему тогда, по-вашему? - спросил Каифа, в роли которого был Михахил Козаков, так сказать:

- Не мог отказаться и от второго предложения сыграть не только в Покровских Воротах режиссера, но и Дзержинского сначала. - А именно:

- Он уже играл, как известно - или нет еще - осетрового пирата, или, что тоже самое: был директором писательского Грибоедова. Как говорится:

- Не тот Арчибальд, кто имеет длинные руки, и даже не тот, кто им назвался, а тот, кто в дополнение к вышесказанному:

- Приглашен в Прошлое, - где, значит, имел глубокие корни.

- Они вам не верят, - сказал Пилат.

- Да? Откуда же тогда 86 процентов, как минимум, За.

- Ответ простой: ворота закрыты, народ ничего не видит.

- Да, возможно, этот парень Иисус пытается их открыть, но кто сказал, что у него получится? Только взбаламутит людей надеждой, а ничего не получится. Моисей был не хуже его, а только лёг костьми, чтобы пропустить это стадо по этим костям, а куда? Вы думаете, они что-нибудь поняли, из того, что написано в двух скрижалях завета?

- Говорят, были те, кто понял, ибо откликнулся на призыв Моисея:

- Кто Господни? - ко мне!

- Если их было столько же, сколько сейчас, то это опять ничего не решит для нас.

- Может быть, вы бы стали умней, - сказал Пилат.

- Не думаю, что для веры нужен ум, - ответил Каифа. - Ибо:

- А что он может?

- Возможно, Иисус Христос принес тот ум, который когда-то просил Соломон у бога:

- Чтобы не просто его было больше, а как помощь За Границей.

- Как ум плюс, - ты имеешь в виду? Тогда это будет еще хуже, ибо людям предлагается жить не своим умом, и они всё будут валить на этот зарубежный плюс. Мол, мы пымали волну, и таперь иё тока и слушаем. Нам это не надо, ибо это будет:

- Другая Вера. - Не думаю, что и вам будет от этого лучше.

Личная связь каждого с Богом победит не только конкретно нас, но вас, как вообще всех завоевателей. В результате любая вера, даже в Аполлона и Зевса с Афиной Палладой, Герой, будет разрушаться всеми завоевателями, как враг номер один. А так нам никто не запрещает верить. Вы хотите, чтобы запретили? Да, вы именно этого и хотите. Но мы будем голосовать за Вараву.

- Вас все будут ненавидеть и проклинать, - сказал Пилат.

- Не все, найдутся те, кто поймет, что мы специально остались в арьергарде, чтобы оттенить идеологию Иисуса Христа.

- Хотите сыграть роль Моисея?

- Да, но он умер, как герой, а мы не получаем ничего, а счастливы уже только тем, что были.

- Я не хочу участвовать в создании этой идеологии смерти, - сказал Пилат. Идите к черту.

- Сам-то ты куда пойдешь? - спросил Каифа. - К Солнцу? Тебя не пропустят.

- Значит, пойду к Луне. Как ты думаешь, на Луне жизнь есть?

- Не знаю. Но тебе не привыкать, воздвигнешь и там новое поселение греков.

- Я не грек.

- Тем более римлянин.

- Это по-вашему, как вавилонянин?

- Естественно.

Далее, Пилат посылает Каифу за просьбу в форме приказа распять Иисуса Христа, говорит:

- Не шибка тут:

- Выйди вон из дверей, - повторяет он фразу Высоцкого.

Тем не менее, Пилат принимает условие Каифы:

- Распять, да, но по настоянию Пилата, отправить в одно из своих Поселений, несмотря на настойчивые уговаривания Каифы:

- Очень хотелось, чтобы на Том Свете Он пошел на Зону!

- Очень, очень, очень хочется, - сказал Крысолов-кнутобоец Борзов и, проходя мимо, почему-то вставшего при его появлении Каифы, подпрыгнул и поцеловал этого парня в ухо.

- Зачем он это сделал? - спросил Каифа, и вытер слюнявое ухо кончиками пальцев.

Кстати - это был не Михаил Козаков, который из-за режима - как в пионерлагере - на Том Свете не мог присутствовать в своей роли Каифы постоянно, тем более, что снимался еще и в роли Арчибальда Арчибальдовича - шефа Грибоедова.

- Там лучше, - видимо решил он, хотя, тоже видимо, не знал, что проблемы будут, ох какие проблем-мы-ы

Это был Владимир Симонов - настойчивый региональный представитель компании Росс-уголь Запрещает, бывший - хотя не хочет этого признавать - любовник потенциальной Маргариты:

- Марии Мироновой из фильма Павла Лунгина Свадьба, - хотя, скорее всего, где-то в внутренне, в глубине души подозревал:

- Она и будет Маргаритой, - следовательно забить место рядом с ней надо заранее, лет так за две тысячи, как говорится:

- Тому назад.

И в дальнейшем Он Её путает, имеется в виду не Росс-уголь Запрещает, а тот, кто поведет этот паровоз к вершинам славы.

Так вот этот один из Симоновых так и сказал Пилату:

- Распустил ты, мил человек - Прокуратор - свою скотобазу выше крыши. - Хорошо это никогда не кончится.

- Хорошо-то хорошо, - только кому, - смело ответил Прокуратор, так как в мистику верил. В том смысле, что:

46
{"b":"574892","o":1}