ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- И даже туда, куда не ездит такси.

- Ну, и значится:

- Вот она, вот она, - как логично выразилась Аля, увязавшаяся за нами:

- Стоит. - Как стояла.

А была это - если кто не понял - Стена Трои.

Ну, не совсем Трои, как было уже констатировано. Ибо и стена Трои стояла не просто так, а символизировала что-то более существенное, потому что:

- Вечное.

Она так и выразилась:

- Стоит опять, как Иерихонская Стена.

- Почему опять? - спросил Володя, - я не понял.

- Она была разрушена, - сказал я, - в 14 веке.

- До нашей эры, - чуть-чуть поправила Аля.

Я тоже не остался в долгу:

- Когда ее еще не было.

Она:

- Точнее, за восемьдесят лет до ее возникновения на этом месте.

- Это в первый раз, - добавил я.

- Был ли второй? - спросила она.

- Уверен был. И знаешь почему?

- Кто-то должен был добить пленников?

- Верно.

- Да и вообще, - сказал Володя, - это нужно, чтобы состоялся концерт в честь дня Этой Необыкновенной Победы. Некоторые думали, что прозвучит соответствующая времени и месту песня:

- Протрубили трубачи тревогу, - но как говорится:

- Было еще рано, - а скорее всего:

- Только не в этот раз.

И было:

- В королевстве, где всё тихо и мирно, где невольников на клизму ведут появился дикий вепрь охгромадный толи буйвол, толи лев, толи тур, - и далее по тексту.

В общем, все подумали, как обычно почти:

- Ученья идут.

- Зачем учить будущих зэков штурмовать Перевал? - задал провокационный вопрос Кот Штрассе. Хотя и был в числе ее защитников. Тем не менее, ответил кому-то:

- Иногда я ухожу в разведку. - Но никто не поверил. И знаете почему? Не только потому, что иногда врет, но всё равно же ж, - как сказал бы Василий Аксенов:

- Правда еще непонятнее, чем ложь.

- В общем, - сказал Михаил Маленький, когда его оторвали от тет-а-тет с бутылкой, правда:

- Хорошего вина, - мы-то ведь должны только защищаться.

- Защита реально расшифровывается, как нападение, - сказал Германн.

- Да, - поддержала его Кот Штрассе, - но важно, что мы призваны защищать Прошлое, как...

- Подожди, я скажу, - прервал его Михаил Маленький, - а именно:

- Как Три Мушкетера защищали Прошлое.

- Тогда, можно я буду Герцогом Ришелье? - сказал Степа Лиходеев - Машина на необитаемом острове, куда пробрался, наконец, с двумя особями женского пола, уверенными, что:

- Здесь точно нет больше немок.

Глава 35

- Я пойду умоюсь, - сказал Пилат.

- Ты чист, Наместник, - сказал Каифа.

- Чистыми могут быть только мертвецы, - сказал Пилат, - и значит:

- Мне тоже надо умыться. - Он посмотрел на Луну, и хотя она не была видна невооруженным глазом, как Ван Гог, вооруженный взглядом, он смог ее рассмотреть даже на небе одного с ней цвета. - И да:

- Перед тем, как включить эту машину времени дайте ему сказать пару-тройку слов, - добавил Пилат, - часика на полтора.

- О'кей, он всё нам скажет, - согласился Каифа.

- Только добровольно.

- У нас иначе и не говорят, только то, что от них спрашивают.

- Нет, пусть на этот раз скажет что-нибудь новенькое, своё.

- Ладно, пусть поёт.

И вышло:

- Он встал у креста и вспомнил всё, а потом спел прощальную песню.

Далее, воспоминания Сирано и четвертая песня из фильма.

Медиум:

Машина, Мотя и Гусарская Баллада в тайге. Пока он исследует паровоз, рассуждают о немке, может ли она здесь быть:

- Перебор, - говорит Гус-Ба.

- Да, их сколько по сценарию? - Мотя.

- Одна.

- Ну вот, а нас уже трое.

- Да там где-то осталось еще несколько.

- Алисия Сильверстоун и Кирстен Данст.

- Моя сестра и еще кто-то вроде с ней есть.

- И Грейс еще рано списывать со счетов.

Михаил Маленький пришел на общий завтрак с объявлением, что:

- Мы никуда не пойдем, так и будет снимать здесь.

- Почему? - спросил Кот Штрассе, приподнимая трехлитровую бутыль самогона, и одновременно размышляя: - Зарекался я пить с утра, или нет еще? Имеется в виду: сегодня.

- Ответ логичен, - сказал Германн Майор, появляясь в голубой шинели, как деус экс машина.

- А именно? - спросил Михаил.

- Не зря же вас сюда прислали для повышения квалификации.

- Нет, так он и имеет в виду, что:

- А может еще дальше попрут, - сладко улыбнулась из своего крошечного - только голову просунуть, плечи уже не лезут - окошка, Грейс Келли.

- Почему?

- Что, почему? Почему именно здесь? - спросил Михаил Маленький.

- Я отвечу, - сказал Германн: - А Зона недалеко!

- Действительно, если кто хочет, может оттуда начинать, - сказал ИО Главного режиссера Михаил Маленький.

- Как было сказано про коррупцию, с ней можно бороться только на своем личном рабочем, хотя, возможно, и домашнем месте.

- И следовательно, - продолжал Михаил, вынимая большой темно-синий блестящий блокнот японского, кажется, производства, с желтой галочкой адидаса в углу, - сколько у нас немок.

- Немок? - не понял Монсоро, который приехал вместе с Ми Склифосовским, и пока что был здесь, как финдиректор прииска - как ему обещали: с возможностью конфиската неучтенной продукции частного производства.

Что это значило никто так и не понял, а выяснить боялись, ибо, кто первый заинтересовался вопросом существования частного предпринимательства, тот и первый потенциальный свидетель его внедрения в тайгу, где, собственно:

- Только медведь хозяин.

- Что это значит? - Так ясно:

- Пытать будут, пока не скажешь кто, или сам не пойдешь паровозом. - Этого, в принципе, боялся и Монсоро, ибо, действительно:

- Где иво брать, если нет по определению? - Ответ, как вы только что слышали уже есть:

- Сам пойдешь как миллиардер. - И только один вопрос интересовал Монсоро:

- Милли - это много, или так только кажется, а на самом деле:

- Совсем чуть-чуть. - Поэтому.

Поэтому выход только один:

- Взять, что дадут, а выдать за милли. - Которые и отдать бесплатно тем, кто об этом спросит.

Ард, как остаток от милли-арда, никто не заметит, ибо он и не имеется без своей головы видимости в человеческом поле зрения.

- Ты ничего не знаешь о существовании немок? - спросил Михаил.

- Честно говоря, знаю, но их искать - нет, - ответил Мон, и по привычке доктора из Дяди Вани, потер лоб, как будто не понимает прямо обращенного к нему вопроса:

- Ты будешь?

- Да, конечно, но сегодня же, ибо этот олух Дядя Ваня, за нами следит, как кролик, жаждущий секса с тобой больше всего на свете. И который теперь ушел вместе с Аном Молчановским водилой, правда, неизвестно чего.

- Я в принципе, еще никому никогда этого не говорила, - раздался голос из окошечка раздачи, - но должны были сами заметить, что я готовлю пищу с немецким уклоном.

- А именно? - не понял Михаил Маленький.

70
{"b":"574892","o":1}