ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Не надо ни Покровских Ворот, ни расстрелов на Петровке в виде Дзержинского, а хочу быть:

- Директором Грибоедова, - и чтобы засняла меня последняя вспышка сверхновой с одним большим лососем, и одним большим осетром под мышками, окруженным благодарными слушателями, зрителями и читателями, в виде выпивающего, несмотря на это кораблекрушение, и продолжающего заказывать дикими криками:

- Де Воляй!

- Котлета по-Киевски! - ибо до Конца Света так и не будет известно всем, что это одно и тоже. Ибо:

- Зачем нам Стейк по-Флорентийски? - Он же дорогущий, как целая курица весом десять килограммов. Можно обожраться всей нашей партийной писательской организации, несмотря на отсутствие неблагодарных читателей. Ибо:

- Некоторые думают, что писателям и так хорошо, если их никто не ругает. Пусть жрут одних кур с маслом. Правда, таких, кто закажет Фляки Господарские уже нет - так сказать:

- Дожили:

- Больше уже не встает мир голодных и рабов, - лежит как курица на разделочном столе, и только думает еще:

- Что лучше сегодня:

- Опять Котлета по-Киевски, или опять, как в Национале, Цыплята Табака? А может все-таки лучше, как в Клайпеде, чтобы было всё фаршированно:

- Грибами? - Сейчас подорожали даже Вешенки.

И вот именно по этой причине, что нам до сих пор подают здесь Цыпленка, фаршированного грибами:

- По старой цене, - СНС опять победила Кота Штрассе в соревновании за право:

- Кто первый написал книгу про Петра Первого и Аэлиту.

Она, конечно, не приписывала себе ничего сверхъестественного, но удивила благородством:

- Только после голосования, что Кот Штрассе, да, достоин быть писателем, но только чисто двух вариантов на выбор:

- Гекзаметром, как писал Гомер - имеется в виду в уме - Одиссею, или чисто по-русски:

- Пусть помучается с соцреализмом, - а то Кантами все горазды быть, - пусть по-пушкински, понюхает пороху, да послужит в гарнизоне, ибо:

- Гвардейцами мы все горазды быть, - продолжил Плинтус, которому была поручена эта честь:

- Развенчать свои мысли о себе Кота Штрассе, как вернувшегося из небытия Гоголя или Кафки, или этого, как его?

- А, да, Петра Первого, - которого все бы хотели написать, но не все заслуживают.

- А-А, - мяукнул Кот.

- А Аэлиту, - подхватил на лету Петухов-Цыпленкаф, - мы напишем коллектиф-фно. - И добавил к ужасу некоторых:

- Можешь придумать конец этой невеселой истории.

- Почему невеселой? - спросил Войнич.

И даже сама СНС испугалась:

- Я сама хотела его написать.

- Поздно, - мрачно ответил Кот, - я уже его запланшетил.

Все растерянно опустили руки, ибо было ясно:

- Что написано в интернете, то не вырубишь не только топором, но не купить за бабки. - И знаете почему?

- Там-Там - всё бесплатно.

С этим интернетом мы достукаемся до того, что нам будут платить, как всем:

- Только новыми рабочими костюмами, - а известно:

- Чарли Чаплин был против таких одиозных подарков из фонда заработной платы. Ибо она должна иметь три разновидности:

- Эти самые костюмы от фирмы Прохор Великолепный - раз, благодарность в виде празднования всех праздников и дней рождений членов писательской организации в Грибоедове:

- И обязательно с чередованием Разных кур, с некоторыми Флорентийскими Стейками, хотя бы поквартально и на Новый Год.

- Правильно, - вставил ЕЕС, - ибо только в таком Флорентийском Стейке есть все те шесть аминокислот, которых нет больше нигде.

- Что еще?

- И плюс само бабло.

- В офф-шорной зоне, - добавил Пеле, - мне лично в японских йэнах.

- Ему в энах, а мне в чем? - спросил Сори.

- Тебе видней, - сказала Тетя, которая на этот раз здесь вообще отсутствовала, но прислала телеграмму, как она говорит:

- С прииска, - хотя не сообщила с какого, ибо ясно: все пойдут, а точнее, побегут, записываться, да так, что паровоз, на котором она в составе бригады отборных:

- Красавиц, - как констатировал сам Машинист:

- Штурмовать разорванный Силами Природы Перевал.

Перевал потому что преодолеть его как-то:

- Просто по-простому, - нет никакой возможности.

Кот тяжело вздохнул, встал и сказал:

- Несмотря на мой большой, - он сделал паузу, - кандидатский минимум, предлагаю поставить на голосование вопрос:

- Кто написал Петра Первого и Аэлиту, тот Толстой или этот? Ибо, - он предостерегающе поднял лапу ладонью к спинам зала, так как находился, как все неблагонадежные граждане на Камчатке, чтобы всё видел, но как и хотел:

- С обратной стороны.

Это и будет, - продолжал он, - нашим вкладом в общее дело... - Штрассе замялся.

- Продолжай, чё ты заблудился? - поддержал его Войнич, продолжая задумчиво писать - хотя и не на стекле - а в большом блокноте из толстой бумаги почти что формата А4, как у командира роты, чтобы умещался в стандартный военный планшет-сумку через плечо.

- В дело поголовного перехода всей литературы из собственно литературы в постмодернизм, - решил посмеяться над возможной идеей Штрассе мужчина с инициалами:

- ЕЕЗ - Если Есть Запас, - а другой его поддержал, но, как обычно говорится в таких случаях, описался:

- ЦП - Цыпленкаф-Петухов, - из чистописания к сочинению на заданную тему.

- Прошу не устраивать забастовок по поводу серьезного, как сама жизнь, мероприятия, - неожиданно строго сказал Кот. И добавил, обращаясь к СНС:

- Призовите, пожалуйста, господ исследователей литературы прошлого к порядку, ибо, я...

- Ибо я, - повторила СНС, пытаясь осознать новую формулу вхождения в реальность, и повторила:

- Ибо я?

- Хочу сообщить новость, которая может здесь некоторых шокировать.

- Это мы уже слышали не раз, - сказал Пеле, - к нам, как обычно, едет Ревизор.

- Нет, друзья мои, я как и обещал, буду говорить не о Прошлом, а о Будущем Литературы.

- Я поддерживаю глубокую мысль госпожи де Сталь, подруги Хемингуэя - пока они не разругались по мелочам:

- Кто лучше Сезанн или Тулуз Лотрек, - что будущее литературы - это, к сожалению, только ее прошлое.

- А я вам отвечу словами французского философа, что прошлое можно увидеть, только найдя его профиль в будущем.

- Кто это сказал? - пристал Плин.

- Сартр или Камю, - невозмутимо ответил Штрассе, добавив незатейливо: - Я их иногда смешиваю, как Шерлок Холмс, но не взбалтываю, как автор Джеймса Бонда Ян Флеминг.

- Да пусть говорит, - сказал Войнич, продолжая рисовать в своем военном блокноте только две буквы О да Е, пытаясь понять:

- Что же сейчас будет?

- Итак, что мы должны сделать, чтобы возродить прошлое? - попыталась перехватить инициативу СНС.

- Не прошлое, а Прошлое, - поправил Кот везде успевающую леди. - Ибо это будет в реальности, - пояснил он.

- Реальность с Большой Буквы? - серьезно спросил Плинтус, и попытался что-то записать прямо на своей широченной как у бывшего деда лапе.

Кот сел снял свою голову, как Берлиоз в его роли, или наоборот, и посмотрел ей в глаза, желая точно констатировать:

- Нет это точно, или Точно? - И получив утвердительный ответ, опять встал, предварительно поставив голову на место, заметил только Войнич, но и то:

- Мельком, - поэтому ничего не сказал, а только удивился, и попытался нарисовать голову Штрассе отдельно от тела - ничего не вышло:

- Голова, нарисованная рядом с телом, опять вставала на своё место, хотя он ничего не делал.

84
{"b":"574892","o":1}