ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Пожалуйста, доктор! - плакала женщина. - Без лекарства Робин умрёт...

- Что я могу сделать?! - грустно спросил Джейк.

Вопрос врача привёл женщину в ярость. Разом высохли слёзы, и она стала кричать, нападая на Джейка.

- Что вы можете?! Что можете вы?! Да хоть кто-то в этом городе может что-то сделать?! Вы все сидите, прижав задницы к тёплым стульям, и вам дела не до людей, которые гибнут! Робин, Робин... - она снова разрыдалась и продолжила кричать сквозь слёзы. - Вы не представляете, какие приступы у него случаются! Вам не понять, вы не видели, как задыхается ваш ребёнок! Если у нас не будет Ингалина... Нет! Вы достанете мне его! Слышите, доктор?! Вы сделаете всё, чтобы у нас был Ингалин, чтобы Робин мог дышать и жить дальше! А иначе...

Женщина оттеснила перепуганного Джейка в угол комнаты, так, что он не мог выбраться, и пустила в ход угрозы.

- А иначе, доктор... Если Робин... Если мой малыш... - она зарыдала сильнее. - Если... - вдруг голос её налился свинцом, и она стала говорить торопливо и отчётливо, с нескрываемой злобой, а глаза её превратились в узкие щёлочки. - Если с моим Робином что-то случится, вы... Вы, доктор, будете в ответе за это! Его смерть будет на вашей совести! Если вы не достанете нам лекарство - клянусь, я отомщу вам! Я найду способ, уж поверьте. Если по вашей вине я потеряю сына - вы потеряете дочь по моей. Я убью её, удушу, чтобы вы поняли, как это страшно - видеть, как твой ребёнок погибает от удушья. Поверьте, я сделаю это.

Джейк не помнил, как он покинул тот дом. Не помнил он также, куда брёл первое время. Его колотил озноб, тело штормила. Мысли сбивались и путались в хаотичный клубок. Его дочь, любимая, долгожданная Эрин. Этот мальчик-астматик, Робин. Угрозы его матери... Да что он может, как он достанет им лекарства, если все пути в город отрезаны самой природой?!

Но - Эрин. Он не может её потерять. Это - страшнее всего, страшнее пыток и гибели в муках. Надо что-то предпринять, придумать. Но что?! Джейк не знал.

Через пару часов доктор, набравшись смелости, стоял в приёмной у мэра. Он требовал немедленной аудиенции, на что секретарь вначале врала ему, что мэра нет, а затем, когда Джейк дал понять, что не верит ей, принялась выкручиваться. Она говорила, что сегодня - неприёмный день, что господин мэр занят, и не велел никого пускать, и уж тем более доступ лиц невысокопоставленных к нему ограничен. Джейк пытался возражать, объяснить секретарше, что он - доктор, и ему непременно нужно поговорить с мэром, потому что от этого зависит здоровье его пациентов, жителей Вэллпорта, города, которым руководит многоуважаемый мэр. И если он откажет Джейку в аудиенции, это будет означать, что господину мэру безразлично, что происходит с горожанами.

Внезапно массивная дубовая дверь, что располагалась слева от входа в приёмную, распахнулась, и взору Джейка предстал сам мэр. Но он не обратил на доктора совершенно никакого внимания. Сделал два шага до стола секретарши и голосом, почти не выдававшим волнения, спросил:

- Миндси, тебе удалось связаться со Спэллнером? Что с вертолётом?

Секретарша сжалась и робко произнесла:

- Да, ответ с курьером пришёл только что. Я не успела вам передать... Тут посетитель, - она кивнула на Джейка.

Мэр обернулся, смерил доктора взглядом с ног до головы, словно оценивал. И вновь повернулся к Миндси.

- Так что принёс курьер?

- Администрация Комбината дала ответ, что мистер Спэллнер покинул Вэллпорт ещё две недели назад. С момента обрыва связи от него не поступало никаких указаний или сообщений, и связаться с ним не представляется возможным. Что касается вертолёта... - тут Миндси ещё сильнее вжала голову в плечи. - Проблема в том, что две недели назад мистер Спэллнер улетел именно на нём...

- Проклятье! - прорычал мэр и озлобленно стукнул кулаком по столу секретарши. Миндси испугалась ещё сильнее и подалась на стуле назад, а мэр стал ходить взад-вперёд по приёмной. Он размахивал руками и кричал:

- Где я возьму другой транспорт?! Дороги - заболочены! Не проехать! Вертолёт... Этот вертолёт был моей последней надеждой! Что делать? А, Миндси?

И он с силой ударил ладонью по лежавшей на столе секретарше стопке бумаг, и ворох белых листков, исписанных чёрными буквами, разлетелся по кабинету.

Тут Джейк с ехидством, которого он сам от себя не ожидал, произнёс:

- Бежать вздумали, господин мэр?

Теперь-то мэр, наконец, обратил внимание на доктора. Вновь смерив его оценивающим взглядом, он рявкнул на Миндси:

- А это ещё кто?!

Та окончательно вжалась в кресло, словно хотела раствориться в нём. Глаза её от страха сделались маленькими, лицо побледнело, шея исчезла, и Миндси стала похожей на мышонка.

Она пролепетала, с робостью глядя на своего начальника:

- Это доктор... Он пришёл просить у вас лекарства...

- Лекарства?! - взревел мэр. - А я что, аптека?! Или больница?! Какого дьявола ты не выгнала его, а, Миндси?!

Глаза мэра сверкали злобой, лицо его раскраснелось. Джейк подумал о том, что этот человек явно неуравновешан, к тому же, загнан в угол сложившимися обстоятельствами в паре со своим высокопоставленным положением. И это придало ему решимости.

Он хладнокровно сказал:

- В аптеках нет лекарств, господин мэр. Впрочем, как и в больницах. Люди умирают без медикаментов и нужной помощи. Скорые не могут проехать по улицам. А вы, как я вижу, заботитесь не о благе горожан, а лишь о своём собственном спасении. Как низко, господин...

Но мэр не дал Джейку договорить.

- О своём спасении?! - взревел он. - О своём спасении?! Да что ты понимаешь, докторишка!

И он подлетел к Джейку и потряс кулаком перед его лицом, силясь решиться на удар. Но затем опустил руку, развернулся, и в ярости долбанул обоими кулачищами по столу Миндси, от чего та вскрикнула.

А мэр, стоя к Джейку спиной, сквозь зубы проговорил:

- Почему вы все считаете, что я ничего не делаю? Не пытаюсь что-то предпринять, чтобы ситуация в городе улучшилась, не пытаюсь наладить связь? А, доктор? Какое право вы имеете обвинять меня в низости, если толком не знаете, о чём идёт речь?

Мэр развернулся лицом к Джейку и продолжил:

- Мои люди прочесали все окрестности. Результаты обследования неутешительны: Вэллпорт со всех сторон окружён болотом. Выбраться из города по земле не представляется возможным. Военная база, что в двенадцати километрах, теперь недоступна нам, да и судьба её неизвестна. И вертолёт, который есть у Спэллнера, был нашей последней надеждой дать о себе знать. Или, может, доктор, вы знаете ответ на вопрос, какие способы связи с внешним миром у нас ещё есть, а? Поймите, я не трус, который решил спасти свою шкуру и бросить горожан на произвол судьбы. Я прекрасно понимаю, что скоро у нас закончатся не только еда и лекарства, но и электричество, и водопроводная вода. Да-да, доктор, всё более чем печально. Слизь разъедает провода. Одна из линий Пищекомбината со вчерашнего дня без света - проводов просто нет! Скважины, из которых мы берём водопроводную воду, тоже заболачиваются. Вода уходит, вместо неё - тина и вязкая болотная каша. Так что уже совсем скоро нам будет нечем мыться и, самое главное, нечего пить. И самое страшное, доктор, что я даже не знаю, известно ли правительству о том, что происходит у нас! Идут ли к нам на помощь, или же мы погибаем здесь, позабытые всеми?.. А может, и вся Америка теперь - сплошное болото, и помощи просто неоткуда ждать. Вот именно для этого мне и нужен был вертолёт, я хотел найти подмогу. А не сбежать, как почему-то решили вы.

Через некоторое время ошарашенный услышанным Джейк брёл по улице. В его голове всплывали лишь смутные обрывки слов извинений перед мэром и просьбы сделать всё, что в его силах, и, в первую очередь, достать для астматиков ингалин.

Его хладнокровие ушло. Он сел на какую-то скамейку, полностью покрытую мхом, и разрыдался. Он боялся за Эрин. Что будет с ней, если этот мальчик, Робин, действительно погибнет? Нет, надо срочно что-то предпринять. Нужно где-то спрятать и Эрин, и Джули, чтобы эта сумасшедшая мамаша не смогла добраться до них.

12
{"b":"574894","o":1}