ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Я слышал, - сказал Эндрю. - Этот проект обсуждался ещё во времена СССР, но тогда его признали нецелесообразным. Или советской власти пришёл конец, точной причины не знаю. В общем, проект заморозили. Но в две тысячи десятом его обсуждение неожиданно вновь возобновили. Речь шла об орошении степей Казахстана и повороте вспять рек Оби, Лены и Енисея. Есть такие реки в Сибири.

- С русской географией у меня не очень, - виновато улыбнулась Лиза. - Ещё хуже, чем с русским языком!

Она по-доброму рассмеялась, и Эндрю рассмеялся в ответ. Они поняли друг друга.

Затем Эндрю продолжил:

- Но, насколько мне известно, проект поворота рек так и не был претворён в жизнь. То ли вовремя одумались и решили не губить природу, то ли денег пожалели. А может, поняли, что казахи им потом их же воду будут в три дорога продавать, - Эндрю засмеялся. - Так что мне слабо верится в эту версию. Даже если бы в России и начали поворачивать вспять реки, то это, во-первых, давно стало бы мировой сенсацией, и было бы у всех на устах. А во-вторых, изменения в климате не были бы такими резкими и внезапными. Прошло бы много лет, прежде чем мы, живущие в Западном полушарии земного шара, ощутили бы первые изменения на себе.

Внезапно Лиза остановилась. Её внимание привлекло небольшое собрание на проспекте, убегавшем вниз от главной площади. Из толпы раздавались громкие выкрики, народ шумел, но разобрать смысла произносимого пока не удавалось.

Заметил стихийное собрание и Эндрю.

- Подойдём поближе? - предложил он.

- Доковыляем? - с сарказмом спросила Лиза.

- Доковыляем! - тряхнул кудрявой головой Эндрю и уверенно свернул вправо. Он по-прежнему держал Лизу под руку, думая о том, чтобы та не упала в трясину, но на деле выходило так, что больше Лиза поддерживала его.

Собравшихся было человек тридцать. Похоже, что все они, как и Лиза с Эндрю, совершали вылазку ради приобретения жизненно необходимых продуктов и лекарств, ведь одеты они были соответствующе. На плечах у многих висели походные ранцы. Некоторые держали в руках полиэтиленовые пакеты, немногие, выжившие после разрастания мха благодаря тому, что были вовремя перенесены своими хозяевами из кухонь во внутренние кладовые.

Столпившиеся люди окружали Джереми, Вэллпортского юродивого, зажатого между человеческим кругом и глухой, затянутой слизью, стеной дома на углу проспекта. Джереми то громко кричал, срываясь на фальцет, то переходил на утробные низкие ноты, начиная тараторить.

- Вы все! Все! - надрывался он. - Все до единого повинны в этом!

Он обвел взглядом молчаливую толпу и вдруг словно сделался выше.

"На цыпочки встал?" - подумала Лиза и взглянула на Эндрю. Он метнул глазами вверх, видимо, подумал то же самое.

- Вообразите себе, как был бы чист мир без нас. Кристаллен, до прозрачности совершенен, - зачастил Джереми. - Избавиться от человечества - вот цель, которую преследует природа. Наконец-то ей будет облегчение! - Джереми поднял лысую голову к небу, а затем торжественно воздел руки вверх, сцепив ладони в замок, словно поздравляя кого-то, видимого только ему одному, и продолжил. - Вы считаете её злодейкой, убийцей, разорительницей городов, уничтожительницей жизни. Но - задумайтесь! Кто, как не вы, есть убийцы?! Кто кроме вас повинен в этом?!

Толпа продолжала молчать. Экипированные для защиты от трясины люди, раскрыв рот, слушали этого полуголого человека. Джереми был бос, Лиза поняла это, когда тот вынул из болотной жижи ногу и переставил её поудобнее. Из одежды на нём имелись только потрёпанные временем и позеленевшие от тины шорты - бермуды и такая же изношенная футболка с коротким рукавом. От долгого хождения босиком по тине кожа его ног была совершенно зелёной, да и всё его тело покрылось болотным налётом. Джереми совершенно не боялся изменений в природе и призывал к этому остальных.

Он вновь заговорил:

- Посчитайте, сколько мусора удалось вам скопить за всю вашу жизнь. Нет-нет, я веду речь вовсе не о помойках, хотя и они - ваша вина, варварский плевок в лицо родившей вас матери. Подумайте, сколько грязи в вас самих! Вы загадили мир вокруг своими чёрными мыслями и злыми делами. Сосед травит соседа, брат подстрекает на злодеяния брата. Сколько ругательств змеями выпало из ваших ртов за прожитую жизнь?! А?! Ответьте! Признайтесь сами себе! Сколько раз вы проходили мимо крика о помощи, мимо мольбы умирающего, оставляя погибать - не физически, духовно? Сколько раз проявляли равнодушие, поступали как эгоисты?! - голос Джереми вновь надрывно зазвенел. - Вы! Люди! Высшие существа! Венцы природы! По какому праву вы присвоили себе это звание?! Вы его заслужили?! Признайтесь, наконец, себе! Вы - недостойны быть на вершине! Вы, жестокие, ограниченные! Ответьте, наконец, за свои поступки!

Джереми протёр лицо и лысую голову рукой, осмотрел бледно-зелёную ладонь. Лизе на миг показалось, будто он видит нечто такое, чего не могут разглядеть остальные. Лицо Джереми было сосредоточено. Он продолжил свой монолог, не поднимая с ладони глаз. Говорил он теперь тихо, почти шёпотом и на выдохе. И люди вокруг словно не вдыхали вместе с ним, дожидаясь когда он сделает паузу.

- Примите происходящее как должное. Эта гниющая рана однажды заживет, поверьте. Правда, случится это не скоро. Но стоит подождать, стоит. Зболачивание не вечно. Оно пройдёт, и наша планета обновится. И только тем людям, кто обновится вместе с ней, найдётся место во вновь созданном мире. Поэтому - не бойтесь кары! Покайтесь, примите мучения - и грехи будут вам отпущены! Прозрейте, наконец! Вам дана возможность исправиться! Сбросьте нелепую одежду и тёмные очки с глаз! Станьте ближе к земле, к природе! Признайте свой грех и примите наказание за него! Отбросьте страх - и тогда вы сможете выстрадать прощение.

7. Назад

Полки супермаркета поражали непривычной пустотой. Лиза и Эндрю молча прогуливались по помещению, на полу которого только вчера вечером появилась подёрнутая ряской болотная вода. Они шли вдоль рядов и складывали в тележку, то и дело норовившую выскользнуть из рук, всё, что попадалось им на глаза и могло пригодиться в ближайшее время. Основные товары - спички, соль, сахар, мука, питьевая вода были подчистую вынесены со склада в торговый зал, но и здесь их оставалось мало. Разбирали всё. В предчувствии массового отключения электричества огромным спросом пользовались переносные светильники на батарейках и парафиновые свечи. Обычных, хозяйственных свечей, не хватало. Владельцы магазина с радостью выложили на полки рождественские, не распроданные с прошлого года, и они тоже шли на ура.

Кроме друзей, в супермаркете было ещё несколько покупателей, таких же перепачканных и не менее взволнованных. Одна женщина едва сдерживала слёзы, громко причитая о том, что если так будет дальше продолжаться, то скоро ей нечем будет кормить семью. Ни продуктов, ни денег - предприятия стоят, на что жить?!

Эндрю заговорил первым.

- Бред какой-то! Я ещё больше уверился в том, что Джереми - сумасшедший, - он тряхнул кучерявой головой и покрутил пальцем у виска.

- Да, очень похоже на бред, - вздохнула Лиза. - Но как же тогда твои опыты, Эндрю? Ещё недавно ты говорил, что болотные клетки ведут себя, словно являются единым живым организмом...

- Я не говорил такого! - тут же возразил Эндрю.

- Но всё сводилось к этому, я правильно поняла?

- Получается, что да, - ответил Эндрю, удивившись тому, что мысль эта пришла в голову не ему, а Лизе.

- Пожалуй, больше мы здесь ничего не купим, - Лиза грустно осмотрела содержимое тележек, которые они с Эндрю везли.

Дешёвые макароны, гречка и горох, пять вилков капусты, морковь, перец - овощной прилавок они опустошили до конца, а о фруктах теперь даже и не приходилось мечтать - четыре тощие куриные тушки, пара дюжин банок рыбных и бобовых консервов, листовой чай, две больших банки дешёвого кофе, по десять упаковок замороженных бифштексов, сосисок и наггетсов, одна дефростированная рыбину, пятикилограммовый мешок муки и двухкилограммовый мешок сахара. Лиза хотела взять больше сахара и муки, но побоялась, что ей не хватит денег, чтобы рассчитаться за продукты. Потом, Лиза взяла много свечей, в том числе ароматических и рождественских, батарейки, запас порошка для ручной стирки, мыла, зубной пасты и туалетной бумаги, и прочих предметов бытовой химии, которые Лиза сочла необходимыми приобрести.

14
{"b":"574894","o":1}