ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Месть подана, босс!
Попаданка. Дочь чокнутого гения
Пять невест ректора
Просветленные рассказывают сказки. 9 уроков, чтобы избавиться от долгов и иллюзий и найти себя
Тук-тук, сердце! Как подружиться с самым неутомимым органом и что будет, если этого не сделать
Северное сияние
Парижский детектив
Преодоление
Ложные приговоры, неожиданные оправдания и другие игры в справедливость
A
A

Они принялись за исследования. Эндрю радовался тому, что ему удалось найти общий язык с врачом. Они советовались друг с другом, делились результатами исследований. К вечеру усталый Эндрю направился домой.

Едва он повернул на свою улицу, сердце его ёкнуло. Его маленький домик стоял в центре улицы, но уже отсюда было видно, что он разрушился. Одна из стен рухнула, обвалилась часть крыши. Эндрю прибавил шаг.

В растерянности стоял он перед своим уничтоженным жилищем, не зная, как ему теперь быть. Ему было жаль дома, привычности его стен и размеренности течения жизни в нём.

Он подумал, что разрушение его дома лишний раз подтверждает его теорию о том, будто болотные микроорганизмы разрушают всё, даже бетон и землю. Основание разъело, равно как и фундамент. Стене теперь было не на что опираться, это и привело к разрушениям. Скоро та же участь ждет и остальные стены, а также - другие дома в Вэллпорте.

Волновало Эндрю и то, что в разрушенном доме остались очень важные вещи - его приборы, книги, исследовательские материалы. Он хранил свои работы на бумаге и съемных накопителях. Для спасения от сырости они были помещены в герметичную полиэтиленовую упаковку и металлический сундучок с запором на замок. Потом, в доме оставались милые его сердцу вещи: студенческие фото, открытки "С Днём Рождения" от Лизы, награды и грамоты, диплом о высшем образовании и о присвоении учёной степени.

Некоторое время Эндрю колебался: стоит ли идти в полуразрушенное здание? Не вызовут ли его шаги новые обрушения? Но вдруг, повинуясь сиюминутному порыву, он шагнул вперед. Меся ногами жижу, он добрёл до места обрушения и пролез в дом.

Болоту теперь было предоставлена полная свобода. Ничто больше не препятствовало проникновению зеленой воды в дом, и она почувствовала себя здесь хозяйкой. Жижа заполняла в дом, расплёскиваясь по полу. Если раньше пол был покрыт ей по щиколотку, то теперь жижа доходила Эндрю до середины голени.

Оно торопливо прошел в кабинет и принялся собирать вещи. Книги, инструменты - всё летело во вместительный рюкзак, нашедшийся там же, в кабинете, в шкафу. Потом Эндрю пробрался на кухню и достал из шкафов остатки продуктов, сложив их в полиэтиленовый пакет. С сожалением он подумал о том, что не может подняться на второй этаж за одеждой и фотографиями - хлипкий дом мог не выдержать его шагов. Непроизвольно поднял голову вверх и там, где наружная стена примыкала к перекрытию, увидел затянутое душным туманом небо.

Оно молчало. На землю взирала пустота.

Когда Эндрю добрался до дома Лизы, над городом уже стояли плотные сумерки. Дорогу от поворота на улицу до дома Лизы он преодолевал почти вслепую.

С завистью думал он о тех счастливцах, кто обладал вёсельными лодками. Моторные не использовали: водоросли забивали двигатель и не давали ему работать. А вот грести вёслами в нынешних условиях стало милым делом! Жаль, у него не было лодки.

Эндрю шагнул на участок Лизы. Он поднялся на террасу, постучал в дверь. Услышал шаги - Лиза спешила открывать. Пока ждал её, протёр платком, который хранился во внутреннем кармане куртки, заляпанные по дороге очки.

Лиза лишь едва удивилась его приходу. Конечно, она не могла отказать другу в приюте. Места для гостей было предостаточно, и она выделила для Эндрю комнату на втором этаже. Пока он располагался и умывался с дороги, разогрела ему еду.

Майкл, разбуженный шумным по рассеянности гостем, проснулся и вышел поздороваться. Он так обрадовался тому, что Эндрю теперь будет жить у них, что долго потом не мог уснуть вновь.

Вскоре разбуженный дом снова стих.

А на утро Эндрю вновь отправился в больницу. Его тревожила одна идея, пришедшая во время сегодняшней бессонной ночи. Для её проверки он захватил с собой болотную воду, которую набрал в доме у Лизы и на улице.

Идея была простой. Вероятные возбудители заболевания - незнакомые учёному патогенные бактерии, были найдены в том числе и в кишечнике погибших. Значит, вероятнее всего, попали туда с пищей или водой. А так как изо всех изменений основные произошли именно с водой, то именно в ней, в этой мутно-зелёной жиже, которая покрывает теперь все городские улицы, следует искать причину.

Исследовав болотную воду, Эндрю нашёл подтверждение этой мысли. Получается, в отсутствии другого источника питья, заболевшие пили болотную воду. Это подтвердил и пришедший в лабораторию Джейк: в семьях некоторых заболевших он видел примитивные приспособления для процеживания уличной воды.

Но концентрация бактерий в воде не была столь значительной, чтобы молниеносно заболеть. Нельзя было заболеть и наглотавшись воды при случайном падении. Чтобы подхватить хворь, нужно было регулярно употреблять эту воду. Или же обладать крайне сниженным иммунитетом. Последнее было актуально для большинства жителей Вэллпорта. Возможность заражения воздушно-капельным путём также не исключалась.

А между тем, число больных всё росло. В морг непрестанно везли трупы. Погибших было негде хоронить: городское кладбище, как и всё остальное, было затоплено. И, если ещё несколько дней назад можно было вырыть хоть какую-то могилу, то теперь добраться до поверхности земли не представлялось возможным.

Городской крематорий не справлялся. В очереди на погребение было слишком много тел. Но главное, у крематория заканчивалось топливо.

Если раньше процесс погибания города исчислялся днями, то теперь он переключился на часы. Заканчивались продукты и чистая питьевая вода. Практически истощены были запасы лекарств.

Маленькие личные катастрофы, семей и отдельных людей, разрастались, становясь всё более глобальными. Антинсанитария, отсутствие возможности элементарно помыться и постирать бельё, грозили дальнейшим ростом заболеваний. Паника, вызванная отсутствием еды, перерастала в мародёрство.

Днём Лизе послышались шаги на крыше её дома. Она решила, что это - обман слуха. Но вскоре звук стал чётче, а затем с улицы донёсся некий шлепок. Лиза бросилась к окну, выходящему на восточную сторону двора.

По жиже шлёпал высокими сапогами человек в защитной куртке. В руках у него были два красных пакета, Лиза легко распознала их. Там лежали её последние продукты.

В груди словно что-то переломилось и рухнуло вниз. Лиза бросилась ко входной двери, распахнула её, перескочила крыльцо и оказалась по колено в жиже. Потом она думала:

"Лучше б не бежала. Всё равно было не догнать. Только воду растратила на мытье!"

Но тогда кричала: "Стой! Отдай!" Звала соседей на помощь. Не вышел никто. Никто не услышал.

Она брела по болоту почти до края улицы. Воришка давно вскочил в оставленную неподалёку лодку, и, ловко перебирая вёслами, уплыл прочь, скрывшись из виду. А она всё надеялась его догнать и вернуть последние продукты.

Внезапное щемящее чувство вывело её из оцепенения. Лиза остановилась и обернулась. На крыльце стоял Майкл. Было видно, что он зовет маму, но через затянутое влажной взвесью пространство его слова не долетали до Лизы.

Мальчик был испуган. Лиза ещё раз обернулась и поглядела вслед невидимому обидчику. Всё было тщетно. Она побрела домой.

Чем теперь питаться?.. Она решила не показывать страх при Майкле. Она, как могла, обтёрла жижу ветошью, переоделась. И, наказав мальчику сидеть за книгой, отправилась к Грете.

А между тем, в мэрии неспешно решался вопрос с лечением заболевших и утилизацией заразных трупов. Именно такое словосочетание было подобрано для сотен умерших от болотной хвори. С кремацией погибших без заражения администрация проблем не находила, обещая выделить топливо из госзапасов. Захоронения предполагалось сделать массовыми, и это очень огорчало родственников погибших. Но им пришлось смириться: другого выхода предать близких земле у них не было.

Начался поиск добровольцев. Призывали всех, кто здоров и не имеет травм. Требовалась помощь в крематории. Нужна была сила, чтобы доставлять прах на окраину Вэллпорта. Там урны, а позже и просто мешки, топили в болотных водах.

22
{"b":"574894","o":1}