ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алекс записался в волонтёры одними из первых, а вскоре уговорил сделать это и Эндрю. Пришлось ему оставить работу в лаборатории: похоронить умерших сейчас было куда важнее. Ведь это помогало предотвратить появление и распространение новых болезней в городе.

Они осматривали дома, искали в них погибших. Тех, чьи тела было некому отнести в морг, оказалось немало. После первого дня волонтёрства друзья были совершенно измотаны, и их сил едва хватило на то, чтобы добраться до домов. Благо, у Алекса имелась лодка, и это существенно облегчало их передвижения.

Между тем, Лиза продолжала поиск продуктов. Ей пришлось в буквальном смысле ходить с протянутой рукой. И если близкие друзья с пониманием отнеслись к её беде, то другие воспринимали её неоднозначно. Чем большую длину имела линейка расстояния её отношений с людьми, тем хуже относились они к её просьбе. Лизу посылали к чертям, гнали прочь. Ведь чужая жизнь в этом погибающем мире не значила ничего. Важна была лишь своя.

Грета поделилась с Лизой последним. Айша принесла, что смогла, но Лиза наотрез отказалась брать у неё продукты - пусть останутся для девочек. Алекс тоже помог - принёс на другое утро. Ещё несколько друзей не отказали в помощи. Таким образом, у Лизы образовался небольшой запас еды. Потом, неожиданно повезло жившему теперь с Лизой Эндрю: в паре домов они с Алексом наткнулись не только на трупы, но и нашли несколько искорок жизни - продукты. Пришлось на время отложить санитарные работы и заняться переносом съестного в дом Лизы. Ходили они несколько раз, и в последний из походов наткнулись на конкурентов. Те не только набили сумки едой, но и основательно прошлись по другому имуществу покойных жильцов. Дом был перевернут вверх дном. Мародёры, угрожая Алексу и Эндрю ножами, велели им выйти вон и отойти подальше от дома, после чего уплыли на самодельном плоту.

Это происшествие лишь слегка испугало друзей. Они знали, что в городе процветает мародерство. Причём находились умельцы, которые искали пищу не только ради пропитания, но и ради наживы. Они продавали ворованную еду с рук втридорога, а оголодавшие отдавали последнее. Эти воротилы надеялись, что потом, когда всё закончится, они начнут новую жизнь, купаясь в богатстве. Они не понимали, что деньги, добытые через горе других, не принесут им счастья.

Пора было и правительству браться за работу. Для оказавшихся на грани голода была организована раздача продуктов из госзапасов. Благо, склады были недалеко от городской черты, и пока до них можно было добраться вплавь. Для того, чтобы не создать ажиотажа, решено было, во-первых, разделить еду по нормам для взрослых и детей, а во-вторых - подвозить продукты к домам. И уже раздавать её там, непосредственно на присутствующих. Для этой процедуры задействовать пришлось почти всех полицейских и чиновников.

Но гладко всё вышло только в планах. На деле люди пытались схитрить, перебираясь из дома в дом в обгон раздающих, чтобы получить побольше продуктов. Хитрость эта вызвана была крайней нуждой. На лодки, в которых перевозилась еда, регулярно нападали. В конце концов, после того, как половина госзапаса была выдана людям, акцию свернули. Оставшаяся часть предназначалась для претворения в жизнь другого большого плана, известного в тот момент лишь мэру и узкому кругу посвящённых.

А между тем, на улице всё холодало. Поздняя осень постепенно передавала бразды правления ранней зиме. Нечем становилось отапливать дома. Чтобы согреться, люди сжигали в печах и каминах всё, что только могло гореть. Бумага и старые упаковки, мягкие игрушки, книги. Не жалели ничего.

Родственники, друзья, соседи стали объединяться и съезжать в один дом. Это позволяло экономить тепло. Теперь было не до комфорта, и проживание полутора десятков человек в одном доме все воспринимали нормально.

Хворь продолжала свирепствовать и становилась всё злее. Больницы перестали принимать пациентов - не осталось лекарств, погибли почти все врачи. На восьмой день мора прекратил работу крематорий.

Теперь люди уповали только на чудо.

С новой силой развернул свою пропаганду Джереми. Он ходил по центральным улицам города, собирая не толпы, как прежде, а единицы случайных прохожих и любопытных зевак.

- Человечество - вот главный вирус планеты! - доказывал он. - Жалкие, потерявшие стыд, отказавшиеся от веры люди! Природа избавляется от вас, как от гнойника! Потом она восстановит иммунитет, и начнётся новая жизнь. Но место в ней будет только тем, кто жил по совести.

Джереми порядком всем надоел. Затравленные страхом и голодом люди гнали его прочь. Однажды юродивого едва не забили камнями. Он нырнул в зелёную воду, и, словно амфибия, скрылся в её просторах. Позже, неведомо где залечив раны и синяки, Джереми, как ни в чём не бывало, вновь объявился на просторах Вэллпорта.

Эндрю из сторонников ухода из города стал противником. Он считал теперь, что почва под Вэллпортом практически полностью уничтожена. Дома на окраинах разрушались ежедневно. Людям в тех местах переходилось передвигаться едва ли не по грудь в воде. Центр еще держался, нов будущем его ждала точно такая же судьба.

Поэтому уходить через леса было нельзя. Люди просто потонут в зыби.

Оставалось искать другие пути отступления - воздух, море?.. Эндрю пока не знал.

Не знал он и того, что стал поводом ссоры между Лизой и Айшей. Последняя, узнав, что Эндрю живет у подруги, приревновала его. Обида с лица Айши не сходила целые сутки. Даже Грейер заподозрил неладное.

- Но послушай, дорогая! - оправдывалась Лиза. - Не к тебе же в дом он пойдет! А жить ему негде. Пожалуй, мы и Грету скоро к себе заберем. Её ты тоже будешь ко мне ревновать?

- Не говори ерунды! - надувала и без того пухлые губы Айша.

Изначально она не подала виду, но доводам подруги всё же вняла. И на другой день уже общалась как ни в чём не бывало. В глубине души она понимала, что сердце Лизы - снежный комочек, в котором есть место лишь для одного мужчины - её сына.

Ситуация в городе стала совсем критичной. Больные, которых некому стало лечить, ждали помощи по многу часов, и, не дождавшись, замертво падали на крыльцо госпиталя. Голодающие, жаждущие, в результате разбоев и чужой жестокости лишившиеся последней пищи и воды, приходили в городскую администрацию, куда вход простым людям теперь был перекрыт. Он тоже ждали помощи, и тоже умирали в ожидании прямо возле массивных колонн здания мэрии.

И во всей этой неразберихе уже мало кто задумывался о причинах свалившихся на Вэллпорт несчастий. На кризис экологический наложил свой отпечаток глобальный кризис личности, который накапливался долгие годы, и проявлялся в росте агрессивности и жестокости, дефиците ответственности и нежелании изменять себя. Всё это и привело к катастрофе, повсеместному бунту природы. Не что иное, как попытка заставить человечество одуматься.

Ранним утром одного из бесконечно-бессмысленных дней жители Вэллпорта были разбужены требовательным стуком в двери домов. Открыв дверь, они встречали на пороге представителей администрации. Те проводили подробную перепись. Узнавали, сколько людей в доме осталось в живых, какого они пола и возраста. Эта информация была крайне важна сейчас. Потому что мэр Вэллпорта принял единственно верное, как ему казалось, решение - уйти через заболоченные леса.

10. Исход

Оставляли город в среду, двадцать девятого ноября. Были заморозки, и пар клубами вырывался из распахнутых ртов горожан. Но болото, вопреки показаниям термометров, не затянулось даже тончайшей корочкой льда. Однако жижа заметно похолодела, это чувствовалось сквозь резину сапог.

Общий сбор был объявлен на главной площади, перед зданием мэрии. На рассвете все, кто желал покинуть Вэллпорт, пришли туда, прихватив с собой продукты, воду, одежду, документы и прочее - столько поклажи, сколько силы позволяли унести. Некоторые захватили домашних животных - кошек, собак, попугаев, хомячков и черепах, рыбок в маленьких банках, наполненных чистой водой. Кто-то, напротив, своих питомцев бросил на произвол судьбы, и теперь они грустно глядели вслед идущим, словно понимали, что обречены на смерть.

23
{"b":"574894","o":1}