ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчин сильных, технически грамотных, записывала в матросы. Обязанности между ними, как она предполагала, разделит Алекс. Остальных записывала в помощники. Им отводились разные мелкие работы, вроде помощи доктору, и прочее.

Определила Лиза и дозорных - тех, кто непрестанно будет следить за горизонтом.

Эндрю, по её замыслу, должен был посвятить себя продолжению научных работ.

Только вот с Катрин Санрайз вышла заминка. Бледную и худую девушку с глазами запуганного оленёнка рука не поднималась определить ни к детям, ни на кухню, ни в помощники. Она выглядела слишком хилой для работы на палубе. Поразмыслив, Лиза чиркнула возле имени Катрин: "Судовой музыкант". Усмехнулась собственной сообразительности и тонкой иронии, переписала список на второй раз. Один экземпляр она оставила у себя, второй через вернувшегося за новой партией грузов Эндрю передала Алексу.

Вечером, как и планировал Гордон, началась перевозка людей на корабль. Собрав нехитрые пожитки, они садились на плоты и в лодки, которые двигались в сторону особняка Спэллнера. Дорога была долгой, в ночном мраке путников подстерегало немало опасностей: низкие кусты, царапающие днище и замедляющие ход, топкие места, водоросли, которые при малейшем торможении обвивали лодку. Одна лодок них в какой-то момент не удержала равновесие и перевернулась. Все её пассажиры оказались в воде. Им бросились на помощь, принялись отвоёвывать их у трясины и у цепких водорослей. Личные вещи пошли на дно, но их и не думали поднимать. Благо, удалось спасти людей.

Под едва заметный рассвет прибыли к яхте. Поражённые кажущимся величием судна, на котором предстояло плыть, люди поднимались по трапу на палубу. Там их встречал Алекс. Он отмечал каждого по списку Лизы.

- Я планирую ещё всего один заход, - с нажимом произнёс Гордон Брадис, прибывший на лодку с первым рейсом.

- Понадобится ещё два, - отвечал ему Алекс. - Одного будет мало для перевозки всех.

- Значит, капитан Алекс продолжает настаивать на своём?! Водоросли обвивают судно, мои люди беспрестанно заняты чисткой палубы! Промедление - и болото нас не отпустит, - злился Гордон. Больше остального бесило его то, что в противовес решению капитана он не мог ничего предпринять. Алекс действительно был нужен ему. - Хорошо, - наконец, согласился Гордон. - Только дополнительный рейс - под вашу ответственность. И - уговор: ожидание возвращения судов не более двенадцати часов.

- Шестнадцати, - ответил Алекс.

- Четырнадцати? - немного удивлённо сказал Гордон.

- Торговаться будем? - Алекс был хладнокровен. - Определяем шестнадцать. Хотя и этого мало. Каждый новый рейс занимает всё больше времени...

Итак, в городе каждый ждал своего часа. Лиза и её подопечные отплывали последним, третьим рейсом. Вещи давно были упакованы, и время тянулось мучительно. За ними должны были вот-вот приехать, но лодки почему-то не было. Все нервничали: вдруг про них забыли?! Взрослые поминутно выходили на крыльцо, дети прилипли к окнам, до рези в глазах вглядываясь в даль.

Наконец, на горизонте, подёрнутом темнотой раннего утра, показалось нечто, похожее на плот. Но вдруг это - обман зрения?! Нет, за ним - второй плот, и маленькие рыбацкие лодки, похожие на приводнившихся чаек.

Ликованию не было предела! Все тут же схватили вещи, детей, и высыпали на крыльцо дома Лизы. На прощание Лиза обернулась, окинула родной дом взглядом, полным тепла, и мысленно поблагодарила за всё. Она хотела уже было выйти и присоединиться к остальным, но решила закрыть распахнутые двери кухни. Подойдя к дверям, в окно заднего двора она увидела, что к её дому, рассекая ногами зелёную воду, неслась Катрин Санрайз.

Лиза ухмыльнулась: что страшного было в том, чтобы ждать прибытия лодок у Лизы?! Катрин отказалась. Теперь вот бежала, выбиваясь из сил! Лиза прикрыла двери, на секунду прислонилась к ним лбом.

- Увидимся ли мы когда-нибудь ещё с тобой? - прошептала она.

Мало кто из её окружения понимал такую странную привязанность к дому.

Лодки поравнялись с крыльцом, и собравшиеся уже хотели было броситься занимать места, но Эндрю, находившийся на первом плоту, остановил их:

- Намокнете! Сейчас мы подплывём! На плоту перевезём детей и стариков в лодки! Женщины последними сядут на плот.

- Я не хочу плыть без тебя, мама! - захныкал Майкл.

- Мы просто будем в разных местах, дорогой, - успокоила его Лиза. В лодке тебе будет лучше.

Пришла запыхавшаяся Катрин. Она вымокла, перепачкалась зеленью. В руках она держала небольшую сумку с вещами и... скрипку.

- Вот чудная! - невольно вырвалось у Лизы. - Без инструмента ты не могла?!

Эндрю ухмыльнулся:

- Ты сама отвела ей роль музыканта!

Лицо Лизы залила краска. Она понимала, что Катрин не могла знать о её решении. Отчего-то ей стало стыдно.

- Я не могу бросить скрипку, - едва слышно сказала Катрин. - Она - самое важное, что у меня есть, - Катрина смутилась, и, оправдываясь, начала тараторить, - если бы я могла взять с собой фортепиано, я взяла бы и его. Но кто ж позволит мне тащить фортепиано! Жалко инструмент, пропадёт! Я думала, влага испортит его, но - нет, дерево напиталось, и звук сделался объёмнее. Беда только с водорослями: они обвивают струны, и молоточки с трудом отлипают от них...

Эндрю перебил её:

- Садись уже! Дорогой поговорим. И правда, какая ты чудная!

Катрин смутилась ещё больше. С помощью Эндрю она влезла на плот и присела с краю, обняв тёмный футляр со скрипкой двумя руками.

Когда все уселись, караван из плотов и лодок тронулся. Собравшихся охватывало смутное чувство тревоги, причины которой у каждого были разные.

- Как странно, - шепнула Айша Лизе. - Я сейчас вдруг осознала, что мы сюда больше не вернёмся.

- Надеюсь, наша новая жизнь будет не хуже старой

- Надеюсь, она у нас будет, - буркнула угрюмая Айша.

- Я смотрю, собрание клуба оптимистов в полном разгаре, - саркастически заметил Эндрю.

Он не выпускал из рук весло. В сторону города его плот шёл первым, теперь же - замыкал движение.

- Можешь сообщить нам что-то радостное? - спросила Лиза, сидевшая рядом. - Кстати, твой плот пропускает воду.

- Я знаю. Он сразу пропускал. Пробовали заделать, но через некоторое время опять начинает пропускать. А из новостей у меня только плохие. Брадис дал нам шестнадцать часов. На дорогу сюда мы потратили почти шесть. Минут тридцать - ваша погрузка. Сейчас заедем ещё в два дома, к тем, кого Гордон определил последними. Если учесть, что обратный путь из-за нагрузки будет дольше. Мы можем не успеть.

- Думаешь, они уплывут без нас?

- Я верю Алексу. Положенный срок они выждут. Но он дал слово Брадису. А Алекс - офицер, не забывай.

Лиза усмехнулась:

- Слово офицера важнее человеческих жизней?

Эндрю покачал головой:

- Тут дело не только в слове. Понимаешь, если с нами что-нибудь случится, нас никто не будет искать. Для того и отводится это время. Раз не уложились - значит, погибли в пути.

Светало. Дети захотели есть. Их кормили остатками припасённой еды - соевыми консервами и плесневелыми крекерами. На себе взрослые старались экономить.

- Возможно, в открытом море нам удастся ловить рыбу, - мечтательно произнесла Айша. - Я знаю множество рыбных блюд, от которых ну просто пальчики оближешь!

Лиза услышала это, и рот истёк слюной. В животе предательски урчало. О том, что еда может быть вкусной, и как это - есть досыта, она стала уже забывать. Все они изрядно похудели за последнее время. Всё самое сытное, лакомое, старались отдавать детям и мужчинам, которым требовалось много есть для того, чтобы не потерять силу. Себя женщины ставили последними.

Дети ходили на общий горшок, который тут же мылся в болотной воде и протирался заготовленной ветошью. Взрослые терпели до последнего, и потом, сильно смущаясь и извиняясь, справляли нужду в воду. Стыд пока ещё присутствовал, а значит, деградации здесь было не место.

34
{"b":"574894","o":1}