ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Некромант довольно потер руки -- за долгие годы бессмысленной войны его противники если и поумнели, то самую малость. Даже глупый Заскорузл понимает, насколько устарели эльфийские методы ведения боя. Может быть, хоть сегодня старого волшебника обрадуют какой-нибудь каверзой?

Создавалось впечатление, что все ушастые народности собрались в этот день, чтобы как следует навалять некроманту и его омерзительному воинству. Были здесь эльфы обычные, "домашние" -- городские и поселковые, были и "дикие" -- лесные, были полевые и луговые, горные и пещерные. Были древние, покрытые шерстью альвы верхом на огромных волках. Были страшные, как жизнь алкоголика цверги и их более симпатичные родственники -- горные гномы. Прислали несколько полков изящные спрайты, рядом с ними топтались лесные феи и еще какие-то непонятные существа. И конечно, были тролли -- правящая элита всех эльфийских племен -- аватаристого вида мускулистые золотоволосые парни, чьи профили регулярно печатали в женских журналах и использовали, как образцы при создании героических скульптурных групп. Кого-то все же не хватало, но черный маг не стал огорчаться по этому поводу.

Где-то за гранью реальности раздался мучительный рев -- тут старый некромант усмехнулся -- первый астральный демон противника попался в магическую ловушку. Следом не то чтобы послышались, но почувствовались внутренним ухом отголоски начинающейся потусторонней битвы -- унылые вопли, яростный клекот, душераздирающий вой, рычание и гулкие удары чем-то тяжелым по чему-то пустому. Колдун сразу потерял к астральному сражению интерес -- оно было не более чем тенью генеральной баталии, грозящей вот-вот развернуться в объективной реальности.

Грозный рокот барабанов прокатился по распадкам и обугленным вершинам холмов, злой ветер подхватил знамена и заставил их с треском развернуть свои яростные полотна. Заныли полковые рожки, блеянье волынок и пронзительный вой горнов указывали войскам их верный путь в ордере сражения -- путь к доблестной победе или убогому поражению. Два сводных оркестра -- мертвяков и эльфов -- породили чудовищную какофонию, которую в итоге перекрыл леденящий кровь вопль скучающей пока на привязи баньши.

Под золотым стягом эльфийский конунг указал рукой в сторону темной крепости. Некромант поднял к глазам бинокль, чтобы лучше рассмотреть группу командного состава противника -- и среди троллей увидел Ее во всей красе... Ослепительно белое тело, гордая осанка, стройные ноги, яркая грива золотых волос, развеваемых суровым ветром. Он так и не разглядел цвет Ее волшебных глаз -- помешали технические возможности увеличительного прибора...

Военный князь эльфов гордо вышагивал рядом с Ней, по-хозяйски положив руку Ей на спину. Черная зависть принялась душить старого колдуна, не позволив ему провалиться в очередной двухнедельный транс. Когда мутная пелена спала с его взора, вражеский вождь уже быстро скакал в первых рядах конной лавины, грозящей смести позиции мертвяков.

Зарычали мортиры, отозвались басовитым гудением разгонные струны баллист, огромные катапульты подняли в небо гигантские матерящиеся черепа, объятые огнем -- оборонительные линии черного мага принялись методично изничтожать солдат противника. Валуны, испещренные зловещими рунами, падая оземь, взрывались, поражая живую силу на большом расстоянии. Кошмарные иззубренные стрелы-копья баллист нанизывали по семеро врагов, имевших глупость двигаться в ряд. Кричащие черепа вызывали среди эльфийских солдат ужас своими воплями, а стойких к страху -- поливали жидким огнем.

Первые невидимые мины стали взрываться под копытами коней и лапами волков -- останки всадника летели в одну сторону, куски ездового зверя -- в другую. Кое-кто из астральных демонов, отвлекшись от боевых действий в своих краях, просовывал лапы в реальность, чтобы схватить неосторожных и пожрать не только их тело, но и самую душу. Эльфы угодили в маленький ад.

Командиры ушастых были заговорены -- магические защитные поля отклоняли стрелы и мелкие снаряды, от крупных же, благодаря экстрасенсорному предвидению, они уворачивались заранее. У некроманта отлегло от сердца -- он всей душой мечтал перебить всех эльфов до единого, чтобы более не мешали ему проводить свои научные эксперименты, но превыше всего колдун жаждал, чтобы с Ней ничего не случилось в этой кровавой резне.

Пешие ряды эльфов, оставшиеся позади и повыше на склонах холмов, подняли печально известные среди их врагов рельсовые луки -- старый маг на всякий случай утроил свое защитное поле, подпитываясь эфирным энергетическим каналом из своей цитадели. Запредельный вой и демонический посвист наполнили воздух, зомби крошечные металлические стрелки прошивали насквозь, иногда отрывая конечность или разбрасывая ошметки мертвой плоти. Смертоносные выстрелы рельсовых луков сбивали орущие в небесах черепа, отклоняли от прицельного курса камни и прочие тяжелые боеприпасы.

Артиллерия крепости так далеко не доставала, поэтому волшебник тьмы дал отмашку баньши. Внезапно появившиеся среди стрелков призраки отчаянно завопили -- даже у самых стойких дуболомов кровь застыла в жилах. Множество ушастых рейнджеров моментально умерло от инфаркта. Выжившие лучники -- теперь совершенно седые -- не выдержали и стали разбегаться, прячась в распадки меж холмами. Некромант тут же представил себе рекламу салона по перманентному осветлению волос и громко расхохотался.

В этот момент эльфийская конница набросилась на мертвяков -- пошла страшная сеча, ряды хоругвей смешались так, что со стороны нельзя было отделить друга от врага. Орудия прекратили огонь, чтобы не поразить своих воинов. Рыцари рубили зомби, прямо-таки шинковали их на куски, боевые кони разбивали копытами гнилые черепа и ломали старые кости, волки откусывали конечности и рвали мясо с мертвых тел.

Мертвецы в долгу не оставались -- мумии и утопленники стаскивали троллей и гномов с коней, душили их холодными костлявыми пальцами, приземистые трупы гоблинов резали брюхо скакунам и волкам, зомби животных грызли живую плоть врага.

Заскорузл верхом на брыкающемся скелете строптивого коня появлялся тут и там, громким ревом отдавая приказы. Его хозяин сыпал проклятиями, от которых руки супостатов роняли мечи, суставы костенели, глаза слепли, а вражьи головы взрывались, расплескивая мозги.

На фланге свирепые альвы раскрошили целый отряд гулов, недобитые умертвия разбегались кто куда. Кровожадные воины догоняли их и поголовно истребляли. На помощь гулам пришла группа вампиров, но когорта фей, прикрывающая всадников на волках, принялась исторгать души из упырей, оставляя лежать на поле боя лишь пустые мертвые оболочки.

Вампиры, потерпев оказию, остановились, а тут еще на них накинулась отборная сотня одного из младших троллевских вождей. Радостно крича во все горло, ушастые рыцари стали теснить боевые порядки кровососов. Отчаянно кусающиеся упыри бились насмерть, но заговоренная сталь и поминальные слова паладинов косили их одного за другим.

Некромант, внимательно следивший за ходом сражения, провозгласил в рупор знаменитую формулу Кондратия Паркинсона, -- и авангард гордых троллей превратился в стадо что-то бормочущих слюнявых идиотов. Подоспевший сенешаль ввел в бой свежую, только из холодильника, хоругвь висельников, эльфам пришлось отступить для перегруппировки.

Войско мертвых понемногу откатывалось назад, к воротам черной крепости. Таяли отряды, распадались полки, ушастое воинство сражалось все ожесточеннее. Но черный колдун не боялся значительных потерь среди своей пехоты -- их можно будет восполнить позже, благо материала для зомби после битвы будет столько, что лишние тела придется выбрасывать.

Мощный всплеск астральных полей привлек внимание пожилого мага -- шаманы цвергов вызвали огненный смерч. Гудящий шквал пламени принялся уничтожать все вокруг без разбору. Эльфы бросились наутек, троллевская конница и волчьи всадники унеслись из опасной зоны и сразу обрушились на противника в другом месте. Медленные хромающие зомби горели пачками, волшебный огонь пожирал их, оставляя лишь пепел и прах. Ветер наполнил носоглотки живых невкусными гарью и копотью.

3
{"b":"574897","o":1}