ЛитМир - Электронная Библиотека

--- Я отлично осведомлён о том, о чём мечтает наш барон, --- задумчиво сказал Кулквид, --- он грезит о химере, мыльном пузыре, о том, чего нет и быть не может. Сказочка, легенда, предание вот на чём зиждиться его мечта. Никакая сила не даст ему это, потому что этого нет.

--- Сила не даст. Даст знание. --- Ответил Этьен. --- Я знаю. Знаю всё, что необходимо, чтобы дать.

--- Превосходно, рыцарь, вы мне нравитесь всё больше, --- то ли с иронией, то вполне серьёзно сказал Рыцарь Насмешки, --- такой страстной убеждённости в своих словах я никогда и ни от кого не слышал, даже от самого себя. Я проведу вас к господину барону. А вдруг вы действительно --- не знаю как --- хитрым ли колдовством, таинственным ли волшебством, воинской ли доблестью, учёными ли знаниями сумеете добыть то, о чём мечтает, словно мальчишка, наш драгоценный барон. Это сделает его могущество беспредельным. Конечно, вы свершите просто гениальный подвиг, вы, несомненно, прославитесь, но это будет выгодно и нам, ну в смысле, барону. А овладев чудесным оружием, мы вплотную подойдём к телу этой капризной и переменчивой женщине --- власти, мы нежно обнимем её, но смертельно крепко сожмём в своих объятиях, дабы никогда уже не выпустить: мы же любим её, наша любовь должна быть взаимной. Власть, как известно, любят все, только мало кому она отдаётся, она необыкновенно привередлива и крайне непостоянна, завоевать её мало, надо суметь удержать её в руках, чуть отпустил, и она уже у другого. Необходимо быть с ней всегда, наслаждаясь её прелестями беспрерывно, каждую секунду, каждый миг, и для этого у нас должен иметься такой вещественный довод, который никому, кроме нас не даст приблизиться к вожделенному предмету. Власть желанна потому, что ею невозможно пресытиться, она не может надоесть, её всегда мало, хочется больше и больше. Власть над отдельным человеком, когда превращаешь его в кучу кошачьего дерьма, в ошмёток вонючей мерзости, в сгусток выблеванной слизи, а он тебя благодарит о снисхождении и молит о продолжении, упоительна и сладостна. Убить человека легко, интереснее убить человека в человеке. А власть над группой людей, над целым народом, над всей массой человечества? Чем многочисленней толпа, тем слаще и осязаемей чувство власти, тем безграничней погружение в него. Нет ничего выше власти, ничто по её воздействию на сознание и ощущения человека не может с ней сравнится...

--- Может! --- Перебил его Этьен, --- любовь.

Рыцарь Насмешки в ответ так громоподобно захохотал, что конь Этьена шарахнулся в сторону и присел.

--- Любовь, --- заорал Кулквид во всю глотку, --- минута, мгновение, ничто. Власть --- жизнь, вся жизнь, вечность!

XXVIII глава.

Проехав по мосту, они остановились перед закрытыми воротами замка, Кулквид приказал выскочившей обслуге открыть их. Массивные створки разошлись легко, с едва слышимым шорохом, похожий на то, как если бы 10 тысяч мышей одновременно пошебуршили бы лапками. Этьен, не будь он так сосредоточен на своём, поразился бы необычайной толщине исполинских створок --- она была соизмерима с длиной всадника верхом на коне: который, встав с распахнутыми створками вровень, наверное, полностью слился бы с ними, может, только хвост коня выходил бы за край, в целом мире, наверное, нет тарана, который бы смог пробить эти ворота, разве что армия великанов, если бы она существовала, попыталась бы что-то сделать.

Спутники въехали во внутренний двор, подлетевшие, словно стая торопливых галок, расторопные слуги приняли лошадей. Всадники сошли на землю, и Кулквид повёл Этьена через неожиданно небольшую дверь внутрь замка, сразу за которой начиналась крутая лестница, по ней, освещённой редкими факелами, они поднялись вверх и вошли в огромный круглый зал, где, как на лежбище моржей, стоял беспрерывный, монотонный гомон: в зале за длинными столами, поставленными в несколько рядов, сидело несчётное число пирующих мужчин. На особом возвышении у противоположной от входа стены был расположен отдельный стол, за ним в одиночестве восседал высокий человек с хмурым, как на старинном портрете забытого вельможи, лицом, по которому, тем более при таком тусклом свете, невозможно было угадать возраст: оно выглядело одновременно и на 25 лет, и на 40, и даже моментами на все 50. Но, тем не менее, этот человек казался настоящим красавцем, ни одна женщина не осталась бы равнодушной, встретив его, какого бы возраста он не был.

--- Эй, Кулквид, кто там с тобой? --- Крикнул кто-то из-за стола. --- Где ты подобрал такого юнца?

И все, точно взбудораженная стая грачей, расхохотались в один голос. Яростная ненависть, полная удушающей злобы острой острогой пронзила душу Этьена, он едва удержался, чтобы тут же не обнажить свой меч и не кинуться на всех сразу. Но сдержался: он помнил о главном, о том, зачем он здесь.

--- Кулквид, --- снова крикнули из-за стола, --- потешь нас. Неужели этот маленький рыцарь избежит твоих шуточек. Мы хотим повеселиться.

Человек, невозмутимо сидевший за отдельным столом, поднял правую руку и все разом заткнулись.

--- Барон, --- обратился к нему Рыцарь Насмешки, --- вот тот, кто, как он утверждает, даст тебе Меч Победы. Как он заявил, он знает то, чего не знает никто.

Барон никак не отозвался на слова Кулквида, ничто похожее на эмоцию не прошлось по его лицу, даже его поза --- а он сидел в не очень удобном положении, выдвинувшись всем телом далеко вперёд --- не поменялась. Барон молчал и несколько минут, не отводя взгляда, смотрел на гостя.

--- Говори, --- сказал он вдруг сиплым голосом, не очень громким голосом.

Этьен назвал себя и спокойно сказал:

--- У меня есть цель, господин Эсхит. Ради неё я и явился к вам.

--- Как я вижу, ты настоящий воин, --- сказал барон, --- такие как ты должны служить мне, моим целям. Мои цели превыше всего, а чужие цели для меня не существуют.

--- Наши цели разные, господин Эсхит, --- произнёс Этьен, почему-то усмехнувшись, --- но ради осуществление своей цели, я готов осуществить вашу. Для того, чтобы исполнилось моё желание, я должен исполнить ваше. Если, конечно, вы захотите этого. Знаю, ваша мечта Великий Меч Победы. Так вот я, если понадобится, добуду и отдам его вам.

--- Отдашь... мечта сбудется, --- негромко сказал барон, --- осчастливишь, облагоденствуешь... А есть ли она, мечта? И мечта ли это? Так... желание, минутная блажь, тема для пустого разговорца. Кулквид вцепился в идею, что Меч существует, что он не выдумка, что он где-то лежит и ждёт, когда я приду и возьму его. Только надо знать, где взять.

--- Я знаю, --- устало сказал Этьен.

--- Так скажи нам, где, --- вставил свою фразу Рыцарь Насмешки.

Этьен и не заметил этих слов, он говорил с бароном.

--- Господин Эсхит, вы владеете тем, ради чего я бы отдал все мечи на свете --- Ключом Любви. Мне необходим Ключ.

--- Ты видел Ключ? --- Спросил барон.

--- Нет...

--- Тем Ключом нельзя открыть ни одну дверь, --- сказал немного раздражённо барон, --- он так велик и тяжёл, что ещё не создан подобающий ему замок. Ключ настолько огромен и неподъёмен, что мои доблестные воины вшестером с превеликим трудом перемещали его с места на место. Как ты собираешься его носить?

--- Как обычный ключ. Но не думайте о том, что не ваше. Думайте о своём. Своё для вас сейчас --- Меч. Или вы уже забыли думать о нём?

--- Нет, дерзкий рыцарь, --- сказал барон, зачем-то прикусив губу, --- о таком как забудешь. Ну, хорошо, зачем мне Меч Победы понятно, Кулквид, конечно, всё подробно рассказал. Но зачем тебе Ключ Любви, если привораживать женщин, так для этого достаточно твоей весьма привлекательной внешности, любая, едва взглянув на тебя, сразу твоя?

--- На вопрос "зачем" ответ всегда неопределённый, расплывчатый, противоречивый, а то и просто ложный. Поэтому промолчу, чтобы не показаться двойственным и неоднозначным. Скажу лишь, без Ключа мне гибель.

--- Ты готов добыть Меч в обмен на Ключ? --- Спросил барон, --- немыслимо, как воин может отказаться от хорошего оружия в пользу неизвестно чего?

25
{"b":"574899","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
The Power of Now. Сила настоящего
Помогите малышу заговорить. Развитие речи детей 1–3 лет
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Счастлива без рук. Реальная история любви и зверства
Друг государства. Гении и бездарности, изменившие ход истории. Предисловие Дмитрий GOBLIN Пучков
Мой идеальный монстр
Аня де Круа 2
Фаворитка проклятого отбора
Руки мыл? Родительский опыт великих психологов