ЛитМир - Электронная Библиотека

Прошло полных и таких долгих для Рауля пять недель после счастливейшей, как наперебой утверждали гости, свадьбы, молодые существовали только друг для друга, они целыми днями не покидали своих покоев, никакая сила сейчас не была способна заставить Этьена расстаться с любимой женой, мир за границами их мира для них исчез. Рауль, тем не менее, желал служить одному господину Этьену и, если искать приключений, то исключительно с ним. "Лучше остаться в одиночестве, --- думал Рауль, --- нежели изменить своему господину. Стану, каким был всегда --- бесприютным, одиноким бродягой. Но как сказать господину Этьену, чтобы отпустил, вижу его мельком и очень редко, и набраться решимости за те несколько минут, что мы общаемся невозможно? Да он почти и не слышит меня, все его мысли там, с ней. А покинуть рыцаря оруженосец без приказа хозяина не имеет право, как и перейти на службу к кому-то ещё. Впрочем, кто-то ещё мне совсем не нужен... Оставлять его тягостно, а оставаться невмоготу..."

...В один из таких бездарных для Рауля дней плотный полог тишины с шумным треском разорвал приезд Александра Лоэтинга. Он опоздал на свадьбу, так как обычно пропадал неизвестно где, и никогда нельзя было точно знать, когда он объявится, ведь своим домом он называл весь свет, и всех своих знакомых, полузнакомых и даже совсем незнакомых, но о которых он хотя бы что-то слышал, считал за добрых друзей, и, как правило, никто не отказывал ему в гостеприимстве за его весёлый нрав и открытое сердце. А появление его в замке Ротанги спасло Рауля от удручающе-бессрочной, как ему казалось, пытки всё больше разрастающимся унынием, они быстро сошлись, сразу стали на "ты" --- Рауль попытался было обращаться к более старшему Александру на "вы", называя его господин, но тот сразу отказался от таких, как он считал нелепых условностей и предложить общаться на равных, как друзья. Александру даже удалось, на короткое время, как он, шутя, говорил, "вызволить несчастного узника из чертога любви", то есть Этьена.

...Как-то до поздней ночи они втроём засиделись в малой гостевой комнате у камина: Этьен подробно рассказал всю историю своих приключений. Правда, о том, что он посвящён в Хранители Тайны Меча, он умолчал, и о том, как ему удалось вернуть Меч и расколдовать Ключ, он лишь сообщил, что обменял их один на другой у барона Эсхита. Затаившийся, забывавший подолгу дышать Рауль слушал рассказ, словно смертный приговор себе без права на помилование, испытывая с каждым словом всё нарастающее потрясение, от того, что такие необычайные приключения возможны, что они не вымыслы минувших веков, что они произошли почти на его глазах, с человеком, с которым запросто сидит рядом, и он свершил, можно сказать, величайший подвиг за последние тысячу лет, но говорит об этом так спокойно, словно, он просто убил заурядного мелкого дракончика и совершенно не гордится этим. И едва Этьен окончил свою повесть, Рауль, как обрызганный кипящей смолой, вскочил со своего места --- ему хотелось сейчас же бежать, не зная куда, ринуться во что-то героическое, кинуться кого-то спасать, броситься добывать то, чего не существует на свете и не имеет названия или же сразу тут же погибнуть на месте от дикого отчаяния, что ничего в его жизни не может случиться подобного.

--- Рауль, --- сказал ему Александр, --- ты же мужчина, держи себя в руках, а то не удержишься на ногах и падёшь в глазах других.

--- Ну не могу я больше сидеть на месте, --- закричал Рауль.

--- Но вскакивать с места ты тоже не можешь, --- возразил Александр, --- ибо место ты занимаешь достойное, так что, веди себя достойно, соответствуй месту. Ведь ты желаешь в будущем быть возведённым в рыцарское достоинство, значит, учись заранее нести его подобающе.

--- Извините, --- пробормотал Рауль и сел назад в кресло, --- да место, конечно, прекрасное, но я привык к перемене мест.

--- Плохая и неприятная привычка, --- сказал Этьен, --- она появляется тогда, когда не находишь себе места. А не находишь себе места тогда, когда теряешь себя, переставая понимать, кто ты есть и зачем ты существуешь.

--- Но я прекрасно понимаю, зачем я существую, --- ответил Рауль, --- моя заветная и единственная мечта... слава. Слава воинская, рыцарская, геройская, жертвенная. Слава громкая, звонкая, повсеместная, мировая, бессмертная. Я готов добиваться славы любой, самой дорогой ценой! Согласен принять всё, что предложит судьба, ради того, чтобы моё имя звучало у всех на устах, буду, если надо, сколько угодно страдать, голодать, терпеть, превращусь в калеку, лишившись рук или ног, стану больным, ущербным, несчастным, пусть меня проклянут, унизят, несправедливо опорочат и изгонят отовсюду, посмеявшись надо мной, но в итоге я должен оказаться прославленным, и если придётся отдать жизнь, то я с радостью отдам её, только бы наверняка знать, что слава будет настоящей, долгой, на многие века.

--- Рауль, как ты несерьёзно серьёзен, пока так говоришь, --- спокойным тоном сказал Александр, --- надо бы улыбнуться твоим словам, но я вижу, как это слишком важно для тебя и, ни о чём ином ты сейчас не можешь думать. Если я скажу тебе, что всё пустое, ты не поймёшь о чём это я и начнёшь считать меня, либо ненормальным, либо врагом своим.

--- Ну, врагом точно не назову, --- сказал Рауль, --- да и ненормальным тоже. Наверное, это я немного ненормальный, но я уверен, мой путь таков. Да, я сейчас думаю только об одном, но думаю так потому, что я так чувствую. Даже если начну думать по другому, и голос разума будет громок, всё равно упорно пойду за своим чувством, точнее, чувство поведёт меня, и, благодаря нему, я уверен, поступаю так, как выпал мой и только мой личный жребий.

--- Надо чтобы все твои поступки зависели бы от твоей воли, --- сказал Этьен, --- воля главное, что делает человека личностью. Волевым усилием преодолевается всё.

--- Правильно, --- согласился Рауль, --- чувство направляет, воля преодолевает. Наградой будет слава и любовь человечества.

--- Но слава бывает и дурная. --- Сказал Александр. --- И что такое слава? Это означает постоянно вертеться на кончиках языков всех, кого ни попадя, ведь слава, в сущности, заключена в досужей болтовне праздных бездельников. Но причём здесь любовь? Люди могут вспоминать и с ненавистью, и со злобой, и с отвращением.

--- Моя слава будет доброй, --- возразил Рауль.

--- Тогда вперёд, за славой, --- усмехнулся Александр, --- почему, Рауль, ты сидишь теперь в уютном замке, а не едешь по тёмному лесу или хотя бы по обычной дороге. Стяжают славу не за стенами, а вне стен.

--- Я как раз об этом и хотел поговорить с господином Этьеном, --- сказал Рауль.

--- Желаешь, чтобы я отпустил тебя или разрешил перейти к другому рыцарю, --- спросил Этьен, --- например, к Александру?

--- Ну, какой из меня господин, --- улыбнулся Александр, --- я не странник, я в пути лишь тогда, когда перебираюсь от одного радушного хозяина к другому. Я не посещаю турниров как участник, только как зритель, не служу никакому королю и не штурмую крепостей, не освобождаю прекрасных пленниц из лап чудовищ и не убиваю великанов. Я вообще никого не убиваю, ты же знаешь Этьен, я не люблю кровопролития. Так что, дорогой Рауль, моим оруженосцем тебе не быть, к сожалению.

--- А я уже оруженосец, --- запальчиво сказал Рауль, --- оруженосец господина Этьена. И чтобы не изменилось, он мой первый и последний рыцарь. Господин Этьен, прошу отпустить меня странствовать одного, здесь в замке всё прекрасно, но моё место дорога.

--- Конечно, Рауль, я отпускаю тебя, --- не задумываясь сказал Этьен, --- но если ты не найдёшь себе нового рыцаря, то сам никогда не сможешь пройти посвящения. Так и останешься оруженосцем бездействующего рыцаря. Я ведь ни за что и никогда не покину свой дом.

--- Пусть, --- вскричал Рауль и снова встал с кресла, --- всё равно останусь верен вам, а чтобы прославиться, не обязательно называться рыцарем, ведь кого-то освободить из заточения, победить огромного дракона, прогнать преступного злодея или открыть путь в волшебную страну позволено каждому и любому, независимо от его положения.

40
{"b":"574899","o":1}