ЛитМир - Электронная Библиотека

Пролетел почти целый час дороги, когда они приблизились к небольшому, безликому, двухэтажному --- первый этаж уже наполовину погрузился в землю --- дому. Солетта, не стучась, толкнула тёмную, с сеточкой мелких трещинок дверь и сразу же живо, как рассыпающийся сухой горох, застучала каблучками по поскрипывающим ступенькам, вбегая на второй этаж. Где она живо влетела в самую крайнюю комнатку, походившую, скорее, не на богато обустроенное жилище благородного человека, а на убого и скудно обставленную, неухоженную каморку простолюдина. В ней на измятой, посеревшей без давнишней стирки постели валялся, как отощавший от долгой бескормицы пёс на лежанке, несчастный влюблённый, укутанный душным полумраком.

--- Господин Пилитокс, --- закричала, смеясь, девушка, --- посмотрите, кого я вам привела!

--- Не надо никого, --- страдальчески простонал Лутон, --- забудьте обо мне, я приготовился умирать...

--- Раздвинь шторы, --- приказал Рауль служанке и, подойдя к страдальцу, сорвал с него прокисшее от пота одеяло, --- зови слуг, пусть нагреют побольше горячей воды, чтобы смыть всю грязь с тела и выгнать дурь из головы. Пусть потом достанут самые дорогие наряды и оденут его роскошнее принца, как на свадьбу --- свою свадьбу.

--- Что вы делаете? --- Пробормотал удивлённо Лутон и сел на кровати, выставив вперёд шишковатые колени, --- кто вы такой? К чему всё это, вы явились поиздеваться надо мной! А из слуг у меня остался лишь один старый слуга, и искать его можно хоть полдня.

Рауль отправил Солетту на поиски слуги, сам полез в сумку.

--- Ты любишь, и любим, так действуй, --- сказал он и, вынув Бриллиант Счастья, положил его на столик, стоявший возле кровати, перед лицом Лутона. --- Герцог, если он человек слова, а быть никем иным он не имеет права, выполнит то, что обещал.

--- О, ужас, это он?! --- Завопил ошалевший влюблённый, --- или я сбрендил и окончательно сошёл с ума? Так вы тот самый таинственный незнакомец, что пообещал добыть Бриллиант, и вы исполнили обещание. Вы гений! Я обязан что-то сделать для вас.

--- Самой лучшей наградой станет для меня, --- тихо сказал Рауль, --- если вы с Аделаидой будете счастливы. А сейчас прощай, мне пора...

--- Постойте, не уходите, --- закричал Лутон, --- нельзя же вот так просто исчезнуть, весь мир должен узнать, какой вы герой.

--- Если весь мир узнает, --- улыбнувшись, сказал Рауль, --- особенно в первую очередь герцог Вергелез, то на его дочке придётся жениться мне. И тогда зачем было нести алмаз сюда, наверное, нужно было тащить его сразу к герцогу?

--- Ой, а я как-то не подумал сразу...

--- Так что прощай, и навсегда забудь, что я был здесь и вообще был...

XV глава.

Он снова вернулся в замок, чтобы забрать коня и попрощаться с Александром, Рауль решил как можно скорее покинуть Вергелез, но очутившись в гуще толпы, он томительно долго не мог отыскать друга, хотя среди постных и унылых лиц найти одно единственное весёлое казалось занятием не сложным. И когда Рауль наконец-то случайно наткнулся на Александра, то в первую секунду едва не рассмеялся, настолько тот своим одеревеневшим общим выражением лица вдруг стал походить на всех остальных.

--- Александр, неужели и ты как все, жених? --- Спросил, усмехнувшись, Рауль.

--- Нет, но если ты находишься не один, на свою беду, попав туда, где сейчас все, значит ты невольно превращаешься в такого как все, --- устало ответил Александр, --- знаешь, Рауль, надо как можно живее убираться отсюда, иначе растворишься здесь, как щепотка соли в бочке воды, и никто и в никаком виде тебя не узнает...

--- А я уезжаю, --- сказал Рауль, --- искал тебя, чтобы сказать до свидания. Если желаешь, едем вместе.

--- Желаю и ещё желаю хорошенько отобедать, --- уже веселее сказал Александр, --- нам нужно заехать по дороге в какой-нибудь постоялый двор и крепко там закусить.

--- А я в последние дни совсем забыл, что означает отобедать и закусить, --- ответил Рауль, --- совершенно не думаю о еде, почему-то ничего не хочется. Но, конечно, ты прав, надо что-то будет поесть.

Они двинулись было к выходу, но по гудящей по пчелиному толпе кавалеров вдруг пошла какая-то волна: от дальнего конца зала все, как от единого толчка, друг за дружкой, словно что-то передавая из рук в руки, начали расступаться, освобождая проход посередине зала: это слуги вежливо, но настойчиво-жёстко оттесняли плохо сопротивлявшуюся массу ближе к стенам, выстраивая крайних к проходу в ровную линию, обозначая её плотной шеренгой вооружённых алебардами стражников. И Рауль с Александром, вплотную притиснутые, как галька на морском берегу, к остальным, вынуждены были, отступив немного назад, остаться на месте, не имея никакой возможности уйти. Скоро прояснилось, для чего всё это делалось: двенадцать высоких дюжих слуг пронесли через весь зал огромное, роскошно отделанное драгоценными камнями и золотом герцогское кресло --- если Вергелез был бы королём, то его кресло считалось бы троном --- и установили его на специальное возвышение недалеко от главной стены, на который висели портреты прежних хозяев замка, предков нынешнего герцога. Тот не заставил томиться всех нудным и долгим ожиданием, а появился сразу, как только кресло заняло своё место. Вергелез ни на кого не глядя, слегка приподняв двойной подбородок, чуточку щурясь, как от яркого солнца, чинно, с достоинством неся своё грузное туловище, бодро и без особых усилий шагая, прошёл между двумя противоположными рядами притихших соискателей на руку его дочери и, легко скакнув по двум широким ступенькам, уселся в кресле, стараясь сохранять прямую позу. Все, кто находился в зале "вперили в него свои взоры", как язвительно шепнул на ухо Раулю Александр, "и теперь все мы готовы внемлить ему", добавил он, когда до невозможности протяжённое молчание стало походить на издевательство.

--- Господа, --- наконец герцог соизволил открыть рот, говорил он хорошо поставленным, с глубокими низами голосом --- все мы превосходно знаем, для чего в этом зале собралось столько блистательных и уважаемых рыцарей. Тут, можно сказать весь цвет, самые лучшие и избранные, и каждый здесь достоин каждого. И выбрать самого наидостойнейшего будет фатально нелегко, и выбор (вы знаете непременное условие) за моей любимой дочерью. На кого она укажет, тот станет ей женихом, а потом и мужем, а мне --- зятем и наследником титула и всего прочего, что к этому прилагается, то есть, почти, можно сказать, сыном. Дочка у меня единственная и, значит, она мой самый дорогой ребёнок, и её слово как обязательный закон, как священный обет, как смертельная заповедь. И по-иному не бывать! Я всё сказал... Вы готовы?

--- Да-а! --- Дружно зарокотал зал.

--- Порядок таков, --- после трёхминутной паузы продолжил Вергелез, его серьёзное лицо с красноватыми щёками, дрожащими, словно клюквенное желе, при каждом слове герцога, являло собой выражение властности и нетерпимости к противному мнению. --- Для того, чтобы Аделаида смогла достаточно хорошо рассмотреть вас всех и правильно оценить способности каждого, его истинную силу и его умение показать себя настоящим мужчиной и выдающимся воином, нами устраивается рыцарский турнир, где выступить волен любой. Все поединки будут проводиться с открытыми лицами, без глухих шлемов, только обычные шишаки, защищающие верх головы. Таким образом, будущая невеста сможет разглядеть всех во всей их красе, то есть, увидеть, насколько каждый претендент хорош лицом, и каков он в рыцарском искусстве. И кто ей больше приглянется, того она отметит и укажет на него. А значит, он пойдёт с ней под венец. Так что завтра поутру будьте, как говорится, во всеоружии. И ещё, дочка моя наблюдать за всем происходящим будет скрытно, никто не узнает, где она сидит и откуда следит за поединками. Аделаида может видеть вас всех, её же --- никто, и только тогда, когда она сделает свой выбор, она имеет право появиться всем на глаза. И да останется счастливым её избранник!

53
{"b":"574899","o":1}