ЛитМир - Электронная Библиотека

Не знаю, до каких бы пор всё это продолжалось и к чему бы привело, но в один прекрасный денёк, прямо как в старинной легенде в качестве моего избавителя объявился ты, рыцарь Этьен Планси и пообещал мне раздобыть Меч Победы, что и произошло через некоторое время... Я, таким образом, превратился в обладателя Великого Меча Победы, то есть в самого счастливого человека в мире. Нет, я вполне серьёзно, я полюбил Меч, словно он был живой и родной, я мог часами, не отрывая глаз, любоваться им, ведь он такой красивый и совершенный. Мне казалось достаточным, что Меч у меня и что именно я владею им, когда он появился, я успокоился, прошла тоска, уныния как не бывало, и стало не важным всё, что не имело отношения к Мечу. Я бы мог окончательно забыть о разных там битвах, и прочих сражениях, мне стали бы безразличны все эти воинские подвиги, вся эта громкая, но, в сущности, бестолковая слава и вообще всё, что касается моей известности среди прочих. Какая мне услада от того, что многие запомнят меня по имени и будут повторять его друг другу, что мне за выгода от этого, если у меня уже есть мой Меч и мне с ним хорошо? Но заклятый друг Кулквид не давал мне покоя, долго он сверлил мой мозг мыслью, что оружие не должно лежать как предмет украшения внутреннего убранства, оно предназначено для того, чтобы быть применённым, иначе потеряет свойства оружия, и, значит, право называться таковым. Помню, ему составило огромных трудов, чтобы вывести меня из умиротворяющего ощущения благодушной неги (когда человеку так хорошо, что не хочется, чтобы что-то происходило или менялось, и всё что ему надо, у него уже есть) и снова вытащить меня из замка и продолжить наши завоевания. Тогда нам с лёгкостью далось покорение сразу нескольких малых и одного среднего по размерам королевств, и почти тогда же состоялась первая настоящая битва, когда армия --- моя армия! --- противостояла другой армии, и именно в ней я впервые применил Меч и все воочию увидели действие его волшебного заклятия. Это показалось мне забавным...

XXVI глава.

Молчание как исцеление от долгих разговоров не нарушалось никем несколько благодатных минут: Эсхит, словно уставший путник, сидел с закрытыми глазами, Этьен, казалось, думал о чём-то своём, а Рауль --- это откровенно отразилось на его лице --- что-то хотел сказать, но не решался, по праву младшего, первым вспугнуть тишину. Нарушил её Этьен.

--- Харгрив барон Эсхит, --- сказал он громко, --- верни мне Меч. Я уже говорил, что пришёл дабы забрать у тебя Меч...

Эсхит тяжело, словно две массивные свинцовые бляшки, поднял припухшие веки: искреннее недоумение, перемешанное со страхом, блеснуло в его зрачках, но, быстро собравшись и по привычному нахмурившись, он произнёс:

--- Вы оба вошли в мой дом друзьями, а выйти из него обязаны моими сторонниками. То, что вам известно о моём прошлом не даёт вам права жить независимо от меня. В первую секунду, когда вы подняли ту муть, что зовётся жизнеописанием барона Эсхита, я чуть было не кинулся на вас, чтобы убить на месте. Но я сдержался, твой открытый взгляд, Планси, твои откровенные, без оттенка двусмысленности слова, когда ты выложил сразу всё, что тебе надо, будто обезоружили меня. И хоть не понравились мне то, что ты сказал, я понял, не со злом ты явился. Неужели я ошибся, и ты пришёл, чтобы сотворить недоброе дело? Я же не отдам Меч никогда, ни при каких доводах и раскладах, кто бы ты ни был и как бы я не относился к тебе. Ты заставляешь меня выбирать из двух самых худших зол: отдать тебе Меч, лишившись единственной радости в жизни, или оставить его у себя, но убив тебя, если не отступишься. В любом случае я буду несчастным...

--- А ты сейчас счастлив? --- Насмешливо спросил Этьен.

--- Я владею Мечом, это главное, --- ответил барон, --- а всё остальное... как приложение к главному.

--- А ты тоже приложение, ты сам что представляешь собой? --- Спросил Этьен.

--- Какая разница, --- простонал Эсхит, --- ничто не имеет значения, кроме того, что Меч мой. Планси, ты требуешь невероятного! Зачем? Ключ твой, но Меч не трогай, даже не упоминай о нём. Тебе мало одного Ключа, желаешь обладать ещё и Мечом? Нет, ты, кажется, произнёс слова о том, что его необходимо убрать, уничтожить, чтобы Меч Победы исчез навсегда... Не понимаю, почему я должен слушать тебя и делать то, что ты велишь, видимо, в тебе есть сила подавляющая мою волю. А я не дамся, может мой дух и слабее твоего, но Меч в моих руках, и чтобы не произошло, чтобы ты не сказал, я не выпущу его из рук. Проще будет убить меня. Планси, для чего ты выворачиваешь мне душу, мы же равные с тобой? Всё человечество у наших ног, ведь нет ни у кого, кроме нас, таких чудесных и легендарных вещей. Если живут сейчас на земле два великих человека, то это ты, Планси, и я, Эсхит. Правда, о тебе почти никто не знает, но выйди из тени, стань моим сподвижником, другом, соправителем, таким как я, ты не меньше моего заслужил быть властелином вселенной. И иного я от тебя не жду. Я и твоего оруженосца посвящу в рыцари, сделаю графом, герцогом, даже королём, если пожелает. Я теперь всё могу.

--- Рауль, ты согласен принять такие милости от второразрядного дворянчика? --- Нарочито издевательским тоном спросил Этьен Рауля.

--- Дворянчик?! --- В тон господину произнёс оруженосец, --- он вроде поменял вывеску и теперь обзывается императором...

--- Ну, зачем вы так? --- Тихо сказал барон, --- я же от чистого сердца. Я же понимаю, что поднялся слишком высоко для своего титула и положения. Но если уже поднялся, то почему должен упасть? Я не хочу падать, мне хорошо, там, где я сейчас. И я имею на это полное право. Мне --- можно! Именно мне, который вне условностей, правил и законов. Я ведь в рыцари не был посвящён и, смешно сказать, даже оруженосцем не служил. Поэтому, я не нарушал никаких рыцарских, да и общечеловеческих законов, так как не давал никаких клятв и обетов, а, значит, меня не за что судить. Я неподсуден, я свободен делать всё, исходя лишь из своей воли и своего желания. Я не выходил из границ понятий чести, потому что не входил в эти границы. Я произнёс слово "можно", но это "можно" слишком слабое определение, ведь оно имеет смысл, когда кончается выдуманный кем-то запрет, когда нарушен условный предел. А мне ведь ничего не было запрещено! Да, всё произошло случайно, и если бы ничего не случилось, я был бы таким же, как вы, может быть, самым лучшим и знаменитым, но по внутренней человеческой, рыцарской сути, тем же самым, что и все остальные. Мне посчастливилось или, наоборот, не посчастливилось миновать то общее, что объединяет всех, я оказался как бы вне, снаружи, за оградой, мне даже в самую маленькую, самую узенькую щёлочку не дозволяли подглядывать. Поэтому, там, в вашем узаконенном мире я, подавленный своей мнительностью и недоверием ко всему, был никто. Точнее, меня тем не было вообще, а, значит, я могу действовать по любым законам или без всяких законов или, если будет такая прихоть, по своим собственным законам, какими бы вздорными и дурацкими они бы не казались. И сейчас я --- снисходительный хозяин и повелитель. Теперь я определяю, что нравственно и правильно. Я выше всех, я над всеми, и нет мне равного. И в этом --- правда. А каждый истинный воин воюет за правду, не важно, общая это правда или его личная. И знаете, как мне сейчас легко, когда я знаю, ради чего я прошёл сквозь всё, что уже случилось и также легко переживу всё, что ещё может случится. Я вольный человек, меня ничто не сдерживает, я ни с чем не связан и ничем ненужным не нагружен, я не через что не переступал, никого и ничто не предавал, за моей спиной ничего, одна пустота, зато впереди у меня всё, абсолютно всё. Я, надо честно сказать, в ближайшем будущем могу считаться кем-то более значительным, нежели просто человек, я стану больше, чем человек, и уже не человеком назовут меня, а кем-то иным. И будут мне поклоняться те, что зовутся людьми...

--- Хватит, Эсхит! --- Гневно закричал Этьен, --- ты кто воин или шут? Желаешь ёрничать, иди в балаган.

84
{"b":"574899","o":1}