ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Этой штуке всё нипочём, - замечает он и кладёт Сгусток в нагрудный карман.

Теперь идём обратно, - заключает Шериф, поднимаясь.

Помощник не спешит вставать, о чём то сосредоточенно раздумывая, затем садиться на корточки и хватает голой рукой ещё не остывший кабель, вымещая душевные терзания физической болью.

Мы здесь не одни, были и другие части Сгустка. - Он демонстративно потряхивает кабелем. - Наша цивилизация слегка отстаёт.

Думаешь, раз мы узнали так много обо всём, то теперь можем не возвращаться?

Вернёмся мы или нет - что это меняет? Нету, вообще, никакого смысла в том, чтобы оставаться людьми и, даже, пытаться стать кем-то ещё. Теперь я понял, что ненавидел не слизней, а ограниченность самой жизни, какие бы формы она не принимала. - Помощник сжимает голову в ладонях. - Меня убивает иллюзорность собственного сознания, заточённого в тюрьму не одухотворённой материи. Все мы безликие слизни, беспомощно трепыхающиеся в ледяной лаборатории космоса.

Может, ты и прав, но город ждёт нас. Пока мы ещё люди - выполним то, что обещали, а дальше уже решим, что нам делать. Лично я отправилась бы искать Создателей, чтобы вернуть их друг другу, для чего, как минимум, нужно найти способ улететь с этой планеты. А сейчас давай закончим начатое.

- - -

В баре царит скрытое напряжение. Гитарист тоскливо изучает листы с нотами, певец разучивает песню гнусавым голосом, мастер настраивает синтезатор. Трансвестит с перебинтованной головой и подпоясанный фартуком покорно помогает бармену за стойкой, протирая стаканы, обслуживает в качестве официанта одиноко сидящую за столиком жену Шерифа. Старик читает вслух газету:

"Участились сообщения о проявлении неадекватного поведения среди жителей периферии."

В бар вваливается пьяный главный редактор, падает за ближайший стол, обводит всех злобным взглядом и подзывает к себе официанта. Трансвестит поспешно прошаркивает к нему и ставит на стол бутылку со стаканом.

Что будете кушать?

Редактор осушает стакан.

Мясо. И побольше!

"Один из пограничников заявил, что видел на окраине леса какие-то бесформенные фигуры." - старик откладывает газету на колени. - Похоже, продажные твари научились писать подобие правды.

Почему ты всегда так называешь газетчиков - "продажные твари"? - спрашивает жена Шерифа.

Редактор тупо следит за этим разговором.

Не знаю...просто чувствую..что так завещали Создатели, вот и говорю.

Вдруг, в бар врывается мальчишка, тряся над головой кипой газет.

Сенсация! Сгусток вернулся! - радостно кричит он, упорно ожидая бурной реакции посетителей, но все удостаивают его лишь мимолётными флегматичными взглядами. И только старик внимательно смотрит на него со скептической проницательностью, но это не более чем имитация умудрённого опытом человека.

А ну-ка, поди сюда.

Мальчишка подбегает к старику и продаёт ему газету.

"Да, господа, это случилось! - начинает читать старик. - Сгусток сам материализовался на алтаре. Больше нам ничто не угрожает. И вот как всё произошло. Этим вечером один из служителей церкви протирал алтарь.."

Редактор самодовольно ухмыляется, роняет голову на грудь и засыпает.

Не лучше ли нам самим сходить и убедиться в этом? - прерывает старика бармен.

Вот-вот, - соглашается жена Шерифа, - пока своими глазами не увижу, не поверю.

"Доступ к святыне будет открыт с завтрашнего дня. Сейчас святые отцы проводят над ней обряды очищения и стабилизации." - зачитывает старик конец статьи.

Да срать я на них хотела! - взрывается жена.

Не святотатствуй, - робко вмешивается трансвестит.

Я должна знать, вернулся Сгусток или нет и, если да, то что тогда с моим Шерифом? Сейчас пойду и разгромлю это гнилое святилище!

Жена кидается к двери, но трансвестит, старик и бармен её останавливают.

Угомонись, потерпи до завтра, - говорит бармен.

Редактор поднимает голову, разбуженный происходящим.

Не стоит вмешиваться в дела высших сфер, - увещевает жену Шерифа трансвестит. - Если Сгусток вернулся без участия Шерифа и Помощника, неизвестно какие силы могут им владеть. Без святых отцов здесь не обойтись.

Мясо! Где моё мясо?! - Главный редактор стучит кулаками по столу.

- - -

Близится вечер. Над болотными заводями стоит запах гниения.

Кажется, мы заблудились, - говорит Шериф. - Здесь становится всё больше болот.

Вдруг, Помощник замечает в отдалении худых и высоких, восхитительно гибких, обнажённых девушек с кожей небесных тонов, сначала одну, потом вторую, третью... Они собирают грибы и ягоды в плетёные корзинки. Заметив незнакомцев и безмолвно встрепенувшись, девушки поспешно скрываются из виду.

Эй, барышни! - кричит Помощник. - От куда вы?

Шериф с сомнением останавливается, но Помощник спешит за девушками и Шериф следует за ним.

Послушайте, мы только хотим узнать... - Нога Помощника проваливается в болотную топь и он с трудом её вытаскивает.

Пусть уходят, кто бы они ни были. - Шериф кладёт руку на плечо Помощника, но тот стряхивает её и устремляется дальше.

Слышится девичий смех, между елей показывается то одна то другая девушка, порхающая с кочки на кочку. Шериф и Помощник начинают задыхаться во всепроникающих миазмах. Их сапоги чавкают в трясине.

Если ты сейчас же не остановишься, я тебя уложу прикладом! - орёт Шериф.

Лес редеет и перед ними открывается обширное болото, по среди которого стоит расползающийся деревянный дом. Почти не касаясь трясины, к нему подбегают, равнодушные к царящему кругом смраду, девушки, открывают дверь и исчезают, озарённые радужным сиянием. Помощник решительно двигается за ними.

Это болото - кладбище гигантских слизняков! - кричит Шериф, сдерживая приступ рвоты.

Помощник увязает по пояс на пол пути к дому и Шериф, в сердцах памятуя болотную мать, отправляется его спасать, .

Ну, теперь уже всё-равно, туда или обратно, - говорит она, вытащив его из склизкой массы, кишащей прозрачными змеями.

Добравшись до дома, они осторожно открывают дверь и, захваченные калейдоскопом света, дематериализуются и перемешиваются в бесконечно дробящихся отражениях. Затем складываются в обратном вихре в исходные тела и оказываются внутри просторной розовой полусферы, пол которой плавно переходит в чашеобразный стол, окружённый округлыми выступами кресло-лежанок. Девушки накрывают его необычными явствами. За столом стоит евнухообразный гуманоид в эластичной фиолетовой сутане и короной рыжих коралловых отростков на голове, производящий впечатление приторно-слащавого, перезрелого фрукта.

Заворожённый Помощник отрывает горсть гранатовых ягод, вкусив которые, валится в инфантильном блаженстве на кресло, принимающее форму его тела.

Я обычный межзвёздный торговец всяким экзотическим барахлом, так что, как говорится, чем богаты.. - произносит хозяин. - Мы высадились в этом лесу пополнить запасы биоматериала из местной флоры, чтобы продлить свой полёт ни в чём не нуждаясь. За этим занятием вы и застали моих прелестных, но несколько пугливых фей.

Шериф отламывает и откусывает кусочек хрупкого голубого кристалла и оседает на соседнее кресло, млея от волшебного удовольствия.

Капитан, болезненно-сладостно прищурившись, отламывает кусочек коралла со своей головы.

Это мои старые воспоминания, - поясняет он, рассеянно пережёвывая коралл. - Их слишком много накопилось, чтобы умещаться в мозгу.

Девушки преподносят новые угощения. Дегустируя их, Шериф и Помощник едва отводят взгляды от красавиц.

А девушки у вас говорящие? - интересуется Помощник.

Нет. Они только поют.

Неужели такие бывают... - изумляется Помощник.

Из далека начинает доноситься и проникать во всё фантастически красивое женское пение без слов.

Когда-то я вытащил их из притона у рабовладельцев Сириуса...

- - -

Хозяин дома разбивает витрину универмага и убегает с женскими манекенами.

7
{"b":"574925","o":1}