ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Давай-ка постреляем - отдал распоряжение, идя за винтовками.

- С ума сошел? Тут же военные!

- Да не по ним, по мертвякам!

- Я понимаю, что не по ним, но вдруг они начнут свое "положите оружие, руки за голову..."

- Начнут, значит, есть живые, на что я и надеюсь. А не начнут, знать, живых нет.

Катюха сразу погрустнела. Она-то себе уже напридумывала хеппи ендов...

- Не расстраивайся, звезда моя. Мы все еще живы. Давай, кто больше мертвяков за десять минут отстрелит!

За два дня наработался некоторый опыт стрельбы из Дикарей, и мы бодро выкосили тех, кто был внутри отгороженного пространства и принялись за стоявших и ходивших вокруг. Тут мертвяки были пошустрее, чем на нашей первой стоянке - то ли на солнышке отогрелись, то ли действительно совершенствуются со временем, но некоторые даже уковылять от пули пытались. Зубастиков так и не заметил, хотя высматривал их в первую очередь.

Потом спорили о количестве заваленных кеглей, пытался доказать супруге, что "...у нас джентльменам верят на слово". Из вояк так никто и не вышел. Придется идти к ним в гости. "Сова, открывай! Медведь пришел".

Все же ходить по земле "зубастики" нас скоро отучат. Вместо двух десятков шагов по набережной до трапа мы перешвартовались вторым бортом к воякам. Корма катера возвышалась над водой не выше крыши рубки "Катаны", так что мудрить не стали, Катюха с Дикарем сидела на гике, опираясь ногами в крышу рубки, а я, вывесив кранцы, прижимался прямо под борт корабля, закрепившись на их стойки лееров.

- Как там, на палубе, любовнички? - задал вопрос сладкой парочке

- Ты о чем? - Катюха всегда очень серьезно относилась к обязанностям. Если сказали бдеть и страховать, то даже шутки не всегда понимает, занятая бдением и страховкой.

- Ну, ты нашла себе симпатичного дикаря, и вы уже обнимаетесь на крыше! И это при живом мне. - Супруга не отвлекаясь, пожала плечами.

- Потому и живой, что обнимаемся. Дальше то что?

- Дальше зовем живых на корабле.

- Покричим?

- Постучим!

Со всей дури "постучал молоточком" в борт. Три коротких, три длинных, три коротких. Звонкий гул разносился по всему кораблю и по набережной. Если живые есть - придут. Или постучат в ответ, если заблокированы.

Прижал ухо к борту - вдруг у людей молоточка нет, и стучать будут головой, а это звук дает заметно тише, я проверял. Ухо замерзло, как и звуки.

- Во! Идет! - весело воскликнула Катюха. Потом была пауза и щелчок "Дикаря" с печальным вздохом стрелка - Не то.

Хмыкнул, вспомнив классическое "у него гранаты не той системы". Постучал еще раз по борту корабля, вдруг проспали. Потом перебросил сходню и вскарабкался на борт вояк, перебираясь через леера. С яхты прилетело напутствие - Ты смотри там! Повнимательнее!

Ооо! Я буду очень внимателен! В кой-то веки меня пустили на военный корабль без пригляда матросов. Я буду не просто смотреть, я буду высматривать!

Впрочем, обойдя всю палубу, так почти ничего не нашел. Пушка на носу, калибра около шестидесяти миллиметров. Я ее не мерил, просто, если в ствол лезут три мои пальца, калибр около шестидесяти, если четыре, около семидесяти пяти, пять - около девяноста миллиметров. Вычислять размеры легко и просто. Идем дальше.

На мостик попасть оказалось непросто. Подняться с палубы по внешним трапам не вышло, в связи с отсутствием оных. Тут в корабле реализована концепция - все сидят под броней. Заходить внутрь не хотелось, несмотря на гостеприимно распахнутый люк. Да что за Голливуд такой! Еще только напряженной музыки не хватало, а так все есть, и мертвяки и темные лабиринты. Посветил фонариком внутрь. Спрятал Ругер, вытащил ракетницу. Ну, где там нежить неупокоенная!

Через час вернулся на "Катану". Никого нет. И нежити нет. Переборки задраил, так что, думаю, и не будет. Катюха с облегчением слезла с гика

- Ну, все? Насмотрелся? Теперь мы можем идти домой?!

Задумчиво смотрел на супругу, но мысли витали далеко.

- Леш, мне не нравится твой взгляд! Ты, надеюсь, угонять ракетный крейсер не собираешься?

Мысли сменили направление, но в новом русле их ожидали рифы и мели.

- Увы. Не осилить. Я не то, что управлять, не уверен, что даже заведем. Не говоря о прожорливости этих катеров. Была бы команда, можно рискнуть. А так.... Кстати, да, это катер, а не крейсер.

- Он еще сожалеет! Да куда тебе эта дура, без разницы катер или крейсер! На даче ставить?

- На даче он не встанет, тут осадка явно больше двух метров. А по поводу куда.... Давай чаю попьем. Мне подумать надо.

Супруга уловила мое состояние и молча ушла в кают-компанию готовить перекус. Смотрел на катер, и мне действительно было жалко, что не угоним. Оружие по нынешним временам в цене, а такое оружие - в большой цене. Ладно, будем решать проблемы по мере поступления. Сейчас "на повестке дня" вопрос иной.

Так молча чай и пили, доедая блинчики с джемом. Катюха осматривала окрестности через окна рубки, я погрузился в ноутбук, листая чертежи "Катаны". Чай кончился на удивление быстро. Оторвавшись от ноутбука, встретился взглядом с супругой

- Ну, и что надумал? - голосом жена намекала, что ответ обязателен.

- Надо еще на пару дней задержаться.

Помолчали. Было видно, что у супруги накопилось недовольство и надвигающуюся разборку надо просто пережить.

- Леш, мы могли уйти отсюда три дня назад! Вместо этого занимались ерундой, и ты еще два дня тут ждать предлагаешь?! Поясни мне. Зачем!

Улыбнулся, затягивая время. Если не дать женщине самой себя распалить, разборки проходят в мягкой форме. Но и затягивать паузы нельзя. Каждому лекарству - свою дозировку.

- Поясняю. За два дня довооружу "Катану".

- Да куда еще-то! У нас ружей этих полный трюм! Ради чего!!!

Во! А это уже "крик души". Теперь и только теперь меня готовы слушать. Пересел к жене, обнимая.

- Катюх, Тиммо убили за лодку, или даже за топливо к лодке. Просто взяли и застрелили. И это те самые законопослушные финны. Наши девяностые ты помнишь. Вот и представь, идем мы с тобой такие, полные надежд, а к нам катерок подходит и, поводя парой пулеметиков, предлагает нам прыгать за борт, так как наша лодка им понравилась. А они не звери, хозяев убивать не будут - выкинут за борт, предоставив свободу выбора куда плыть. А будем сопротивляться, выкинут за борт мертвяков. И никакое государство, которое никак себя не проявило, тут не поможет. Представила себе ситуацию?

Жена явно представила ярко и в картинках со своим участием. Она ведь выглядит очень неплохо, несмотря на возраст "за сорок". И мозги у нее работают и воображение богатое. Просто привыкла к безопасности "за каменной стеной" мужа.

- Думаешь, если финское правительство не справляется то везде так?

- Думаю да, но сейчас это не важно, ведь катер к нам и в финских водах подойти может, а у нас не та яхта, чтоб легко спрятаться и не та скорость, чтоб от катеров уйти. А если не можешь уйти и не можешь спрятаться - остается, либо драться, либо сдаваться. Но, как известно, русские не сдаются.

- И что ты хочешь сделать?

- Вон видишь, башенку позади мостика? Это "Рогатка", правда, переделанная финнами до неузнаваемости, но все равно остающаяся нашей родной, двадцати трех миллиметровой двустволкой. Я эти наствольные стаканы пламегасителей ни с чем не спутаю! Мне эта система более знакома, чем большая часть оружия у нас в трюме! Весить башенка должна около тонны, управляется одним стрелком, оборудована электроприводами и современными, в том числе ночными, прицелами - это я уже заглянул туда. По нынешним временам - эксклюзивчик. Является козырным аргументом в любом споре.

- Так уж и в любом?! А если такой катерок подойдет? - вопросила жена, указывая на серый борт за иллюминатором.

- Ну, не повезло - развел руками - нам его носовую пушку к себе никак не поставить. Она только весить должна тонн пять, а уж отдача у нее не для яхты однозначно.

23
{"b":"574927","o":1}