ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В два часа ночи с воскресенья на понедельник "Катана" пошла на восток. Впереди у нас было почти две сотни километров моря, и остров "Козлиный", можно сказать, форпост Русской земли, на котором кроме козлов обитали тоже ... эээ ... пограничники. Обычно этот остров старался обходить, уж больно народ там обитал неприветливый. А сейчас вдруг задумался, может, "они такие злые, потому что у них велосипеда нет?", в смысле, потому что их все время с живущими там козлами сравнивают? Так переименовали бы остров в "Порубежный" и стали бы сразу героическими личностями! "Им бы понедельники взять и отменить..."

В новых обстоятельствах, именно там вероятнее всего есть живые. И у них должна быть связь с землей. Надеюсь, они представляют, что в мире и стране творится - и арестовывать нас не рискнут. Вот как меняет позицию на переговорах маленькая "Рогатка"!

Катюха героически рулила до восьми утра, дав мне хоть чуть-чуть отоспаться. Утро с облачностью баллов на шесть, ветер порывами, барометр высокий - в целом идем как по ниточке. Так и записал в судовой журнал. Перечитал ночные пометки супруги - никого и ничего. Эфир шуршит, радар молчит. Можно подумать, планета вымерла. Гм, неудачное сравнение.

Если все пойдет нынешними темпами, около восьми вечера войдем в восточную бухту Козлиного острова. Там пирс с пограничными катерами, несколько домиков заставы, кирпичный, двухэтажный "терем" и много развалин, в том числе артиллерийских позиций. Так как туристов туда не возят, весь остров в запустении. Задерживаться там не хотелось бы, но лезть, на ночь глядя, в архипелаг островов выборгского залива желания еще меньше. Помню как мы там, на компромиссе, от мели к мели шли "по приборам".

На удивление спокойный выдался день. К полудню ветер выровнялся и я, включив автопилот, занялся ковырянием в "Рогатке". В новой реинкарнации ее правильнее будет называть "Sako" как на шильдике написано, но пусть так "Рогаткой" и останется. Кто только у нас конструкции оружия не тырил, "Калашников" все кому не лень производят, большей частью без лицензий. "Рогатку" нашу Польша с Финляндией, а может не только они, выпускают под своими брендами. И примеров таких масса. Словом - "И эти люди не разрешают мне ставить ломаный виндовс?!"

Покрутив башенкой вручную, решил не затягивать и пошел за сварочником. Этап первый - настройка. Тут все просто к сварочнику подключить два аккумулятора последовательно и под нагрузкой выставить двадцать семь вольт. Аккумуляторы переживают эту перегрузку легко и непринужденно. Далее пара проб с включением и выключением сварочника. Заклеивание регулировок, чтоб не сбились. Готово.

Крался на цыпочках, со сварочным аппаратом в руках, разматывая толстый шнур питания. Пробирался к проводу от башни, сброшенному внутрь лодки. Башня встала над переборкой разделяющей нашу каюту и предбанник. Провода от башни пока висели змеями в этом самом предбаннике. Сюда и нес сварочник, а будить супругу не хотелось.

Собрав несложную цепь питания, и замотав синей изолентой скрутки, поскакал обратно в башню, едва не облизываясь от предвкушения. Люблю я всяческие эксперименты! Правда, остановится у рулевого поста на корме, и проверить "как дела" у яхты мне это не помешало.

Башня все еще стояла мертвой. И где у нее кнопка? "Где кнопка, Урри?". После пяти минут исследований выяснилось, что "кнопку" совместили с рычагом открытия оптики. После его переброса в открытое положение башня чуть дернулась, тонко завыла чем-то внутри шкафа автоматики, чуть повернулась вправо-влево, стволы вверх-вниз и замерла. К этому времени то ли прогрелся экран, то ли настроилась оптика, но появилось изображение, расчерченное линиями непонятного назначения. Гораздо понятнее загорелись концентрические овалы на коллиматоре. Попробовал управлять ручками, напоминающими штурвал самолета ИЛ-2. Показалось очень неудобным. Может, дело привычки, но, даже целясь в волну, я не мог точно установить прицел и плавно сопровождать цель. Что-то делаю не так, наверное. Покрутился просто так, "для души", после чего закрыл оптику, послушал затихающее гудение и спустился к сварочнику, потрогать его на предмет перегрева. Кушала башня изрядно, но сварочник справился. Значит, можно будет делать стационарный пост питания башни прямо тут, в уголочке под подволоком. Чем короче силовой кабель к башне, тем мне спокойнее в плане пожарной безопасности. Но работы по встраиванию отложил до подъема супруги.

В три часа пополудни, в понедельник двадцать шестого марта, в меру выспавшийся, умытый и накормленный экипаж собрался в полном составе для осваивания нового, весьма важного яхтенного оборудования. Гордо демонстрировал Катюхе как поворачивать башню вручную. Затем, развернув стволы в море, показал педаль и рычаг ручного спуска. Предложив любимой женщине приоткрыть рот и, не дожидаясь ее подколки по этому поводу, дернул рычаг. И ничего. На всякий случай попробовал педалью, и опять ничего. Должно ведь работать от чистой механики! Выскочил из башенки к зарядным коробам и с умным видом, будто так и задумывалось, указал жене на петли ручек перезарядки, мол, дернуть надо. Супруга похихикала, что даже пушку приходится с толкача заводить, но тросы таки выдернула, хватило силенок.

С напряжением вернулся в башню. Если не это, то и не знаю где еще смотреть! Но повезло, пушки рыкнули, грохнув как кувалдой по железу. По скату башни под стволами запрыгали, звонко цокая, вонючие, горячие гильзы. Выскочил из башни, пинком отбрасывая гильзы в море. У нас палуба не железная, а пластиковая, горячая гильза ее попортить может.

Пока бегал, мое место в башне заняла Катюха, с любопытством трогающая и осматривающее оборудование.

- Только не стрельни! - напомнил ей для порядка. На что она сказала "Бах" делая страшные глаза.

На скат башни нужна корзина для гильз! Даже конструкцию ее представил. Но металлической мелкой сетки на борту нет. Вот всегда так! Наберешь всего, что только можно - а нужного нет! Затяну пока спуск холстиной.

Потом немного покатались на включенной башне - у Катюхи получалось лучше цель вести! Что за несправедливость?! Торжественно назначил ее начальником БЧ два. Башню поставили "по-походному", стволами вперед, и зачехлили не столько по необходимости сколько для тренировки.

Дальше день тянулся, будто в мирное время. Между летящими облаками проглядывало солнце, волна шлепала в корпуса, генуя изредка похлопывала. Лепота. Под разговоры "стачал" шкафчик управления башней в углу нашего предбанника. Пока в нем только "блок питания" будет, а дальше надеюсь найти специалиста оружейника для консультаций, чего еще нам недостает.

Подчищали недоделки после нескольких дней ударной работы, Катюха предложила "почистить пушку", что навело меня на мысль о забытых на катере средствах ухода за орудием. У нас даже банального банника нет. Чистку отложили. "Рогатка", как и "Калашников", оружие неприхотливое, стреляет и грязным. Но соглашусь, что отсутствие чисток - неправильно.

К вечеру ветер подутих и вместо расчетных двадцати часов в бухту вошли в начале одиннадцатого. За час до подхода начали выкликивать на шестнадцатом канале всяческих "Лебедей". Никто не откликался. У меня даже закралась мысль, что рация не работает, но потом вспомнил, что в Хельсинки пару раз слышались финские переговоры. Вот так и дошли до бухты острова козлов, никем не званные.

Сумрак уже не позволял рассмотреть берег в подробностях и "Катана" бросила якоря на виду пограничного катера. Бело-синий, аккуратненький, пограничный "Мангуст", с зачехленной МТПУ на корме, создавал сильный диссонанс видов с полуразвалившимся пирсом, из которого в разные стороны торчали полусгнившие бревна. Я к такому причалу в темноте подходить не буду!

25
{"b":"574927","o":1}