ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все эти, совершенно секретные, подробности рассказывал Пану его знакомый пограничник - из тех, кто добрался до периметра станции после "судного дня". Судя по всему, нашему капитану местный погранец обрадовался как родному и разве только в жилетку не плакал. Когда я уходил, они и поминали своих ребят. Я не черствый, они меня сами культурно спровадили, мол, не мешай братьям по оружию, извозчик лодочный. Про извозчика - утрирую. Хотя доля обидной правды в этом есть.

Вот и сейчас повезу. Просто повезу Пана глянуть на порт. Хотя "героическая" мыслишка меня гложет. Но не хочу сглазить, посему буду молчать, через плечо плевать и даже пустыми ведрами, отобранными у девушки, черных кошек отгонять.

Всю дорогу заметно нетрезвый Пан пытался вытрясти из меня Мысль, но я стойко не хотел сглазить. К нашему разговору активно прислушивался Ким, смешно шевеля ушами и пытаясь их вывернуть за спину, к тихонько общающемуся начальству.

По широкой дуге от Копорской бухты, Мангуст приблизился к "стройке века" то есть к "долгострою века" - дамбе. Через нее есть два прохода, один у самого Кронштадта второй в пяти километрах северо-восточнее острова. Оба прохода активно строили, но им еще "строить и строить". Для прохода в Маркизову лужу избрал дальний проход. Не хотелось нервировать моряков крепости, они ведь и шибануть чем-то могут. Ныне все на нервах.

В два часа ночи субботы, тридцать первого марта, я скрестил пальцы на руках, ногах и даже ежик волос встопорщился. Открывался вид на Канонерскую гавань Вольного острова и, соответственно, Канонерский судостроительный завод. И ничего, что там людей раз-два и обчелся, завод же есть! Даже глаза прикрыл, считая удары нервно бухающего сердца.

- Ну, чего застыл? Куда дальше? - спросил меня Димыч.

Тут я и открыл глаза, всматриваясь в открывшийся вид. ДА! ОН! Мне показалось, что проорал громко, но Пан переспросил.

- Кто он? Ты о ком.

От сердца отлегло, накатила бесшабашность удачи. Это еще куражом называют.

- Я, Димыч, о "Мистере Икс". Помнишь, у Кальмана "Да, я шут, я циркач, так что же..."

- Лех, не буди во мне зверя! И цирк не устраивай. Устал я до зеленых чертей!

- Этого "Мистера" играл Георг Отс и вот он, человек и пароход, у стенки завода. Ледяное крошево вокруг, правда. Но "Георг" у нас крепкий...

Сам пошутил, сам посмеялся. Это у меня напряжение спадает. Но эти пограничники реально только с одной извилиной от фуражки! Стоят оба, на меня подозрительно лупают.

- Чудаки! Это же каботажный паром, что от нас в Калининград по паре раз в месяц ходит! Боялся, что он в Калининграде будет. Не понимаете? - оба служивых пожали плечами.

- Это, дорогие мои, готовый дом на четыре сотни человек с автономным жизнеобеспечением. Это осадка около шести метров, которая позволит встать у ЛАЭС, это автомобильная палуба, куда пятнадцать фур, набитые припасами, встать могут. Это детские площадки и гарантированная безопасность в комфортных каютах.для всех людей, что вы из Выборга вытащили. Прониклись?

Погранцы прониклись. Пан чуть ручку от консоли не вырвал, так кулаки сжал. Но, не дав им начать сомневаться - добил.

- И стоит паром не в порту, полный нежити, а у стенки завода. Либо его сюда зимовать ставили, либо обслуживают. В любом случае нежити тут на одну пачку патронов. Андестенд?

Не выдержал Ким - И мы туда сейчас полезем? Ночью. Втроем?

Кураж поднимался, подстегиваемый обидными мыслями про "извозчика".

- Не расстраивайся, Ким. Мы туда вдвоем с капитаном полезем. Ты на пулемете постоишь. Мы быстро. А днем тут набежит желающих, и советами замучают.

Не совсем трезвый Пан с энтузиазмом воспринял идею разведки. "Ночью?! На кладбище?! Одним? ... Пойду, конечно!". Радует, что ума хватило не пойти сразу через главный вход, расположенный на высоте второго этажа с подходом в виде единственного трапа. Забросили с крыши рубки Мангуста кошку на высоченный борт парома в районе носа. Пан полез первым и чуть не свернулся мне на голову. То ли я неверно оценил его трезвость, то ли его развезло - но хватку капитан утратил.

На палубе нас никто не ждал, притаившись в тенях. Пройдя бак насквозь, выглянули на причал с левого, прижатого к берегу, борта. Вроде бродит пара теней, но слишком темно.

- Димыч, ты караулишь, я швартовы сматываю. Потом уходим.

Пан даже протрезвел, судя по заблестевшим из темноты глазам.

- Не понял?! Мы с парома уходим?

Даже оторвался от сматывания каната с кнехта.

- Капитан! Вы серьезно думали, что я левой пяткой запущу эту громаду, и мы вдвоем будем ей управлять? Огорчу. Тут экипаж для короткого перегона нужен минимум семеро, а для длинного не менее полусотни. Это вам не ракетный катер, который хоть и военный, но все же катер. Да и его бы, я только на пару с тобой перегонять - побоялся бы.

Димыч грустнел на глазах. Даже жалко стало.

- Не расстраивайся, сейчас тут концы выпустим по максимуму, переберемся на корму, там вообще снимем, и будет нам счастье!

Пан наклонил голову, подозрительно глядя на меня

- Лех, мы паром берем или нет?!

Хмыкнул на столь глупый вопрос.

- Берем, Пан, обязательно берем. Такой брильянт не залежится тут долго. Думаю, через недельку его бы уже тут не нашли.

- Подробнее, Лех, подробнее! Сам же говоришь, что не справимся с управлением.

- Тактик хренов! Да разуй ты мозг! Что я делаю? Швартовы отпускаю на всю длину. С кормы снимать будем. К чему это все? - не увидев просветления и понимания на лице капитана, закончил - да на буксир мы его возьмем!

Димыч даже опешил слегка, сравнивая размеры парома и двадцатиметрового Мангуста.

- И катер потянет?

- Неа! - весело улыбнулся в ответ, заканчивая с канатами на баке - туда глянь!

Чуть дальше вдоль стенки стояли борт о борт два буксира. Уж с буксиром-то мы вдвоем с Паном справимся. Точнее, я буду метаться между машинным и рубкой, а Пан будет изображать стояние за штурвалом и орать в рацию, как все плохо. Авантюра дикая! Тащить буксиром девяносто километров паром весом в десять тысяч тонн! Втихаря! Ночью! Вдвоем! ... как утверждали в Маугли - "это будет славная охота". Как раз для скромного перевозчика. Для себя загадал - если протащу паром через пропускное окно дамбы, не разбив и не зацепив - значит, все у нас будет хорошо! И сами в новой жизни устроимся, и родню устроим. Но я еще не представлял, насколько это будет тяжело.

За полчаса ослабили и сбросили швартовы парома, после чего двинулись знакомиться с плоскими "галошами" буксиров. Соискателей угона парома было два, "Тайфун" и "Торнадо". Внешне одинаковые, с характерными для буксиров обводами и валиками мягких упоров на носу. Трудяги из серии "Могу толкать, могу тянуть". А вот как далеко им хватит топлива - даже предположить не мог. Но искренне надеялся - на сотню километров хватит, а дальше видно будет.

Выбрали "Тайфун", в нем топлива было под завязку. Потратили еще час, приноравливаясь к весьма своенравному судну. Я и не думал, что на буксирах так сложно ходить! Еще, от неопытности, начал разворачивать паром носом на выход, то есть на сто восемьдесят градусов. С трудом избежал навала кормы на бетонную стенку, после чего плюнул и потащил паром кормой на выход. И уже на корабельном фарватере перехватил добычу "за нос".

В шесть утра субботы связка Тайфуна и Парома, сопровождаемая Мангустом, разогналась аж до двадцати километров в час. До этого потерял еще сорок минут - перезаводили буксировочный конец, а то на швартовом конце с одного борта паром болтало и выглядело это угрожающе.

Димыч выглядел довольным как кот, и щурился примерно так же в скупом свете рубки буксира. Еще бы ему не сибаритствовать, рассуждая на посторонние темы пока я как заведенный мечусь от двигателей к лебедкам, от них к штурвалу, потом опять к двигателям. А эта морда знай подкалывает

33
{"b":"574927","o":1}