ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Следует еще раз напомнить о проекте "Стена". Чистить город не перекрыв доступ в него нежити снаружи - как воду в решете носить. Стену еще вчера надо было начинать ставить! Ведь для этого все есть! Вдоль железной дороги широкая полоса отчуждения, туда выкатить бурильную машину и кран - пусть бетонные столбы или сваи ставят, благо этого добра на комбинате ЖБИ полно. За ними грузовик пустить с бобинами провода, и бригаду монтажников эти провода к столбам крепящие. От речки Воронки, что южнее нас, до арсенала в Ижоре менее пятидесяти километров! Запаса проводов у станционных работников ЛЭП хватит это расстояние в два десятка рядов затянуть, и еще много останется. От двух до пяти километров в день можно делать без напряжения, а если в три смены и напрягаясь - за пять дней отсекут "Стеной" все побережье и его можно будет начинать чистить. Чего они ждут? Распоряжений Росатома? Не будет их. Вот, возьмите в работу мои распоряжульки. Первый этап - тянуть "Стену" от Воронки до Ижоры. На железнодорожном мосту через реку первый пост, он же стоянка "патрульных байдарок" для контроля реки. Крайний пост будет уже на Арсенале. От Арсенала до побережья понадобится небольшой забор городить, но там по месту смотреть надо. Для реализации потребно три машины, железнодорожная платформа с тягачом, бетонные изделия и двести километров провода, то есть шестьдесят восемь катушек. Метизы и изоляторы. Работников четырнадцать человек минимум или сорок шесть для трехсменной работы. У нас на Пароме четыре сотни работоспособных людей сидят, они эту Стену вообще за день проложить могут! Ничего сложного и все есть в наличии, нужно только начать!

Еще следует помнить, что запас арматуры и проводов все же не бесконечен, а их надо будет много и сейчас и в будущем. Зато автомобили это не только моторы с запчастями для роботов, и аккумуляторы для пуль - это еще около тонны стали. При не лимитированном электричестве и индукционных печах все автомобили пойдут в дело. Их надо везде собирать, свозить к месту переработки, разбирать и откладывать нужные детали, сливать жидкости, складировать колеса, сортируя их на "запасные" и "в переработку". Голые скелеты машин отправлять на выплавку хлыстов. Откладывать "на потом" утилизацию машин нельзя. Еще вчера стоило создать бригады "эвакуаторов", бригады "демонтажников" и "металлургов". На Станции полно народу ничем не занятого - а бездельные люди есть рассадник паники и бардака. Задействовать всех! И подростков и женщин. Если живой совсем ничего не может, вот тогда и ставить его "на метлу". А то половина жителей не работает совсем, а другая часть не имеет "востребованной сейчас" специальности и потому лениво помахивают метлами между вечными перекурами. Пора вводить "карточки" так как ЛДНБ! "Линчей Даром Не Бывает", как говорил Хайнлайн.

Вот и отдельная тема - новые деньги. "Военный коммунизм" скоро кончится и понадобится средства учета труда, то есть деньги. Старые не годятся - нет у станции ныне стольких благ, сколько наберется денег только в одном микрорайоне Соснового бора. Расплачиваться патронами слишком жирно. Если взять пистолетную "девятку" как рубль, автоматную семерку как три и пулеметную как пять, то зарплата в месяц потянет на пару тройку тысяч патронов. При населении в десять тысяч человек это уже двадцать тридцать миллионов патронов вытащенных из складов и неизвестно как хранимые. Мало того, что столько патронов у нас нет - еще и жаба душит так глупо портить боеприпасы. Не для того они! А что на роль денег есть такого, которое на принтере не распечатать и дешево не подделать? Да еще в огне не горит, в воде не размокает, в городах кучками не валяется?! Верно... нету такого.

Есть в Сосновом бору огромный институт оптики, не помню, как называется. Мы там подарки разок заказывали в виде стеклянного кубика с нанесенной лазерными точками внутри куба объемной картинкой яхты под парусом. Долго тогда общались с изготовителями про технологии и возможности института. Они не только оптические прицелы делать могут! Вот теперь и возникла мысль - на территории института есть, где стекло плавить, резать, шлифовать и где гравировать внутри стеклянного кругляша цифру номинала, со всякими завитушками, превращая стекляшку в денежку. Небольшие размером монетки вполне выйдут небьющимися, если по ним молотком не стучать. Добавками в стекло легко можно получить и золотистые, серебристые, зеленые, синие, красные монетки. Каждому номиналу свой цвет при минимально одинаковом размере. Защита от подделки у таких монеток будет максимальной, технологию гравировки внутри стекла никто, кроме института, не повторит. Любую поддельную монету будет видно сразу и на ощупь она гладкой не будет. Истирается стекло медленно, не размокает, сырья полно, и гравировку делает программа в автоматическом режиме. Одни плюсы! Но монетки выйдут затратные по энергоресурсам, и долговечности работы институтских лазеров я не представляю, как и их запасов оптического клея - так что, пусть "отцы командиры" думают.

Можно начеканить обычных монет. Даже я знаю три места в Петербурге и два за городом, где есть оборудование для чеканки. Только вот чеканить монету могут и другие компании. В том числе могут чеканить копии наших монет и, поступать, как делали американцы - то есть, рисовать "фантики" и забирать за них реальные ресурсы чужого анклава. Всегда было выгоднее сидеть на печатном станке для денег, чем на токарном станке по металлу. А вот стеклянные монеты подделать будет многократно сложнее даже большим и богатым людским объединениям.

Можно чуточку упростить задачу - мелкие, разменные, монеты чеканить в металле, крупные номиналы делать стеклянными. Тогда вероятность "монетной интервенции" хоть и возникает, но вполне умеренная.

***

Идеи детализировалась проектами. Проект "Скорпион" - робот зачисток. Проект "Оберег" - аппаратура электроброни как для автомобилей, так и стационарная, вокруг объектов. Проект "Сарбакан" - станковое духовое оружие. Эти задачи проработаны глубже всего. Еще для Пана подготовил брошюры менее проработанные - "Проект Утилизация нежити", "Уточнения к проекту Стена", "Проект Переработка автомобилей" и "технология зачистки и переоборудования зданий" с "технологией монетизации" пометив, что все "проекты" еще требуют работы специалистов. Отдельно отметил проекты "индивидуальной электроброни" и "отстреливаемых сетей-электрошокеров" как требующие проверок и экспериментов. Пусть дальше Димыч думает, у него извилина круглая, потому бесконечная, а значит - ума много. Главное, я ему не на один "аппаратный плюсик" идей накидал, а на "аппаратный проездной".

Закончил излагать мысли, письменно и графически, глубокой ночью. Настолько глубокой, что спать уже не пошел, а занялся микроконтроллерами, уж больно глубоко зацепил меня "Скорпион". Экспериментировать с прошивкой и схемой мне отсутствие моторов не мешает - вместо них светодиоды мигать будут, обозначая работу.

Утром, на зависть бодрый Димыч вытащил меня из мастерской. Размахивая пачками листов оставленных для него на столе кают-компании - требовал пояснений. Пояснил, куда ему идти, но капитан не обиделся. У него утреннее совещание через час, и развед-выход по реке вглубь города днем. Квадрокоптер он забирает, как и папки "проектов".

На войне всегда мало патронов, а вот в "ковровой борьбе" всегда мало перспективных проектов. Тут, как и на войне - кончились "перспективы" и ты "политический труп". Вот и щурится, довольный капитан, на встающее солнце, освещающее ему генеральские погоны. Скудно, издалека, но освещавшее! Я же старался покрасневшие глаза держать в тени и предпочел бы разговоры шепотом, ибо голова "трещала".

39
{"b":"574927","o":1}