ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тень медработника. Злой медик
Ведунья против князя
Изгнанные в сад: Пособие для неначинавших огородников
Очень странные дела. Беглянка Макс
Perfect you: как превратить жизнь в сказку
Девять Вязов
Осколки счастья. Как пережить предательство и вновь стать счастливой за 3 месяца
Тексты, которым верят. Коротко, понятно, позитивно
Искусственный интеллект. Что стоит знать о наступающей эпохе разумных машин
A
A

Уже несясь по Копорскому шоссе в сторону Станции, думал - мы ведь большое дело делаем, вот сейчас всех Зубастиков в округе соберем и под пулеметы их поставим. Нам за это медаль положена? Глянул еще раз в боковое зеркало. Брачный период у нежити, что ли? Откуда столько озабоченных?! Четыре километра до проходной Станции. И движок стреляет детонациями. Если заглохнет - будет до смерти обидно.

Влетели на площадку перед проходной, растеряв большую часть эскорта. Отставшие, либо выдохлись, либо поумнели окончательно, и под пулеметы не полезли. Троих самых стойких охрана ворот нашпиговала свинцом как плов рисом. Уже стало не понять, что это было изначально.

Вот далее начались разбирательства - кто, где, сколько раз, почему без дозволения. Любимая игра военных - построй окружающих. Играли в нее до позднего вечера, пока с разведки не вернулся настрелявшийся Пан и не забрал нас из этого дурдома параноиков. Нет, блин, мы посреди апокалипсиса машину взрывчатки подорвать реактор привезли! И рубашку охлаждения ему прострелить из мелкашек собрались! Нашли террористов.

Хорошим во всем этом разбирательстве стало оформление на нас документов и пропусков по всем формам. Мы, оказывается, не совсем террористы, а очень даже руководящий состав. Нам даже Буханку отдали. Со скрипом, но отдали. Двух цинков я потом, правда, недосчитался, но спишем это на боевые потери.

Перегнали Буханку на стоянку береговой охраны, пройдя два КПП Станции, на каждом из которых нас в чем либо подозревали, несмотря на документы. Потом Димыч устроил нам выволочку, что всколыхнуло во мне обиды по вынесенному с Катаны "обменному фонду". И я, в свою очередь, высказал наболевшее - начиная с того, что Пан мне ни разу не командир и заканчивая ездой на горбе, при этом ни одного патрона и ни одного литра солярки на "государственные нужды" нам не давали. Закончил спич стихами Филатова:

Я - фольклорный элемент,

У меня есть документ.

Я вообче могу отседа

Улететь в любой момент!

Димыч насупился, но я был прав во всем за исключением лозунгов и он это понимал. Как понимал и то, что к лозунгам у меня иммунитет. В результате простились до утра. Завтра береговой отряд опять пойдет на Будках по реке "отбивать плацдарм". Оказывается, пока мы занимались мелкими кражами, Пан планомерно выдавливал нежить с территории пятого погранотряда, расположенного двумя километрами выше по реке от места наших художеств. Отряд занимал огромную, ключевую по расположению, территорию, со складами, ангарами, техникой и даже вертолетной площадкой. Не удержали эту, защищенную бетонными заборами, часть исключительно усталостью бойцов и общей безнадегой. Ныне ситуация изменилась в корне - сытые и спокойные за семьи бойцы каждое утро сменялись по реке и не торопясь отстреливали все что шевелилось. Уже отбили и зачистили дом "высотку", крыша которого стала "господствующей высотой" и на нее чего только не притащили стреляющего, сканирующего и оптического. Дом стал "опорной точкой плацдарма" - от него до реки метров пятьдесят, так что, катерами не только патроны и смену возят, но даже горячие обеды. Одновременно с шумной зачисткой плацдарма, привлекшей внимание нежити всего города, тихой сапой вдоль железной дороги строили изгородь. Начали от железнодорожного моста через Воронку, так как там нежити практически нет, и пошли размеренно к железнодорожному мосту через Ковашу, тем самым отсекая полосу берега одиннадцать с половиной километров длинной и около трех километров шириной. Зажатую между двумя реками, заливом и электроизгородью. На отсекаемую территорию попадала Станция и часть города, начиная с зачищаемой ныне погранчастьи.

Подробным рассказом Димыч намекал, что они тут "великие дела" творят, а всякие деды с бабками и шилами не будем говорить где, лезут и портят торжественность момента. Но мы сделали вид, что намеков не понимаем.

Уже ночью Катюха положила мне на плечо голову и сказала - Хорошо прогулялись. Завтра пойдем Финика из плена нежити выручать?!

И не понятно, то ли спросила, то ли высказала твердое убеждение.

***

Суббота, седьмое апреля хоть и была выходным днем, но уже в девять утра мы шли в набитой бойцами Будке за Фиником в речку Ковашу. Шли неторопливо, по-хозяйски, выдерживая строй среди еще трех таких же набитых Будок. Утренняя боевая смена ехала на работу.

Поход по реке стольких вооруженных людей приводил к тотальной зачистке берегов. У меня сложилось впечатление, что нежить от звуков лодочных моторов начинает заранее разбегаться, в меру телесной немощи.

За ночь Финик никто не угнал и даже не трогал. Простились с бойцами, пересев в свой тузик и отходя от берега.

- Ну что, капитан? Домой, или прокатимся? Зачем я броню опять напяливала?!

- Катюха, ты так адреналиновым наркоманом станешь. Боюсь даже представить где ты в кругосветке, посреди океана в штиль, приключений искать будешь.

- Ты тему не уводи! Какие планы?

- Пока на погранотряде стреляют, тут нежити мало - сделал многозначительную паузу - самое время изучать историю Соснового бора

- Так вот чем ты весь завтрак зачитывался! И что высмотрел?!

- На берегу реки Коваши началась история пожарной части Соснового бора. Началась с одной машины в деревянном сарае и к нынешнему моменту сарай развился до кирпичного ангара на шесть боксов, заполненных самой современной техникой. ЛАЭС на пожарных не экономила. А читал я как раз статью о вручении пожарной части новых машин, там и история пожарной части Соснового бора упоминалась.

- И к нам это как относится? - хмыкнул женской деловитости.

- После вчерашнего заезда на Буханке мне стало остро недоставать хорошего грузовичка, куда и топлива закачать можно, и много места под грузы, и проходимость высокая. В статье фотография была выстроившихся в ряд "подарков" и крайним в ряду стоял малыш ISUZU. С лесенкой, с баком для воды, с отсеками под грузы и даже с потенциальным жилым отсеком, если чуток переделать пассажирский модуль. Скоро город будут чистить и вывозить. А мы, без машины, сможем только облизываться.

- Понятно. И где это богатство?

- В километре выше по течению будет мост Ленинградской улицы через Ковашу. Там и стоит семьдесят первая пожарная часть.

- И чего ждем?!

Говоря это, супруга уже выворачивала Финика вверх по реке. Положил свою ладонь поверх руки Катюхи, придерживая.

- Ждем, когда Будки отойдут подальше. Не надо служивых провоцировать на новые попытки нас построить.

Ждать, понятно, не стали, просто пошли вверх по реке самым малым ходом. Прошли под мостом и аккуратно приткнули Финика к правому берегу. Мост и побережье реки смердело как на бойне, залитой химией. На мосту груды тел нежити, по берегам отдельные холмики упокоенных.

Мы поднимались из-под моста, поводя Дикарями в разные стороны. В пределах ста метров никакого шевеления, после только что прошедших четырех Будок, не наблюдалось.

Пожарная часть представляла собой четырехэтажный, двуподъездный, кирпичный дом и пристроенный к нему в виде ножки буквы "Т" ангар, с шестью распашными двустворчатыми дверьми и торчащей ввысь пожарной "каланчой". Соваться в не зачищенный дом нам было совершенно незачем а вот ангары интересовали, благо в них можно было заглянуть с улицы. Часть дверей ангара закрыта не была, демонстрируя пустые боксы. Действительно пустые - так как отсутствовали не только машины, но и нежить.

Убеждал себя, что в город выехали крупные машины на большие пожары, и малыша ISUZU выгонять не было никакой необходимости. Доубеждался до того, что сам в это поверил и когда увидел грузовичок в крайнем ангаре, даже не удивился - будто так и должно быть. Заглянул в открытую кабину, ключей в замке зажигания не нашел, тяжело вздохнул и вспомнил сказку "Аленький цветочек" - "... привези мне папенька чудище страшное да волосатое! - Доча любимая! Ты что?! Ума лишилась? - Ладно, тогда пойдем длинным путем...". Поднял задвижку и приоткрыл половинку ворот, проверив работоспособность двери, потом махнув Катюхе, дежурящей на улице. Погода ныне стоит слякотная, нечего зря посреди площадки торчать. Пойдем оценим оснащенность пожарных. Но перед этим закроем все ворота, лазы и переходы. Работы впереди много!

50
{"b":"574927","o":1}