ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кровососы. Как самые маленькие хищники планеты стали серыми кардиналами нашей истории
Ван Гог, Мане, Тулуз-Лотрек
Пилот ракетоносца
Солдаты Армагеддона: Призрак Родины
Стратегия голубого океана. Как найти или создать рынок, свободный от других игроков (расширенное издание)
Диковинные истории
Дом на двоих
Неправильные
Незримые нити
A
A

Проснулся, когда заскрежетало и дернуло. За окном Эльфа, стоящего на платформе, потянулся вид промзоны Станции, а после прохода ворот линии охраны и промзона Соснового бора. По правую руку замелькали часто стоящие, высокие, бетонные столбы, ранее используемые для уличного освещения, а ныне держащие на себе десяток нитей электрозабора, поднимая "Стену" метров на шесть. Еще и поверх столбов, на поперечном кронштейне висели провода электропередачи. Кто-то очень уж творчески развил идею моего скромного, трехметрового забора. По обеим сторонам и внутри и снаружи лежали холмики нежити, дожидающиеся своей утилизации. Чем ближе поезд подходил к Блокпосту на восьмидесятом километре, тем чаще попадались упокоенные. А при подъезде вообще с первого вагона открыли огонь по наиболее наглой нежити. Перед Блокпостом въехали в "тамбур" из электрозабора и за нами гидроцилиндры закрыли ворота. По платформе пробежало несколько человек, из вагона где-то впереди выгружали ящики, коробки и тюки, складывая их штабелем на платформе. Затем тепловоз гуднул и тронулся в открываемые перед нами гидравликой ворота. С первого вагона вновь грохнули выстрелы. Но продолжалось это недолго. Поезд быстро ушел от зоны "боевых действий" и нежити вокруг практически не стало. Потянулись родные, по весеннему голые, осинки с остальной флорой. Сколько я так смотрел в окно поезда за свою жизнь? Уже и не упомню. В молодости всю страну до Владивостока проехал туда и обратно. А вот сын у меня никуда не ездил, кроме пары экскурсий с классом в другие города. И не особо стремится куда-то ехать. А внук, боюсь, уже и не представит какая огромная у нас страна. Была. Под мерный стук колес, "как в старые добрые времена" вновь очень хорошо спалось.

Проснулся от погромыхивающего торможения состава. Поезд входил в очередной тамбур электроизгороди. На этот раз сразу за Лебяжьим поселением, примерно, километра за два до самого Лебяжьего. Отсюда и до Блокпоста на "Чайке" поселенцы Лебяжьего выстроили изгородь по примеру Станции и с ее активным участием. Повторилась суета с выносом грузов, даже несколько катушек провода для изгороди выкатили.

Гудок отправления и состав продолжил путь. Через короткий промежуток "полей и рек" пошел сам поселок, с одноэтажными домиками пригорода и несколькими панельными и кирпичными четырехэтажками центра.

Следующая остановка была у деревянного, слегка покосившегося но свежеокрашенного здания вокзала "Лебяжье". Повторился процесс выгрузки, но на этот раз работал вилочный погрузчик. Народ не бегал и не суетился. Да и городок выглядел хорошо, без дымов пожарищ с неторопливо идущими прохожими и проезжающими машинами. Действительно, пока среди всего анклава тут обстановка самая спокойная.

Выезжал состав через очередной электротамбур у платформы "Чайка". Там вновь разгружались и выкатывали катушки проволоки. Затем был трехкилометровый перегон до Арсенала и уже там состав, подергавшись на стрелках, остановился капитально перед разгрузочным перроном склада. На который, по "сходням" в виде щитов, легко выкатился Эльф, удивляя народ пожарной раскраской. Нас уже ждали, и не кто ни будь, а Кавторанг Смыслов, бывший, как и заподозрил при нашей первой встрече, главой Арсенала

- Рассказывайте, что за вундерваффе вы привезли - сразу перешел к делу кавторанг, пожимая руки.

- Вот только не ждите чуда, Валерий Николаевич! Оружие "ближнего боя" метров пятьдесят - сто. Возможно, головастики придумают как "усилить и ухлубить" но пока это только для непосредственной обороны Стены и, возможно, автомашин. Индивидуальные комплекты для людей попробую сделать, но тут все упрется в мощность. Так что, давайте пока посмотрим что есть, а потом будем думать.

Поехали мы мимо озера, к северо-восточному углу Арсенала, где сходились автомобильная и железные дороги. Там навал нежити шел постоянный, и перед бетонной стеной ограждения Арсенала лежало шестьдесят метров "контрольной полосы" с рытвинами сработавших мин и завалами нежити, уборка которых каждый раз превращалась в войсковые операции. Вот там и начал свой путь "Хлыст".

Второй раз зачитывал технику безопасности, на этот раз кавторангу. Он чуть ли не выхватил у меня ствол и начал пробовать. Потом еще пробовать. Потом по рации пообщался. Словом, через час тут была толпа пробователей и Хлыст перетащили на стрелковую площадку с крыши Эльфа. На земле морячки уже деловито замешивали свежую бочку воды с солью.

Еще через полчаса к нам с Паном, сидящим на подножке Эльфа, так как наверху, на бетонной площадке, было не протолкнутся - спустился жадно затягивающийся кавторанг. Упредил его "крик души".

- Только не спрашивайте, где я раньше был. Меня уже капитан этим пытал - кивнул на Димыча. Моряк посмотрел на него же понимающе, и задавать риторический вопрос не стал.

- Хорошо. Спрошу другое. Чем отдарится за благую весть? Буду на сегодня для вас "золотой рыбкой".

- Я так понимаю, "Хлыст" обратно нам уже не отдадите? - Мысленно пробежался по деталям изделия и ничего уникального в них не нашел. При необходимости повторим легко и многократно. Раз пошло такое дело - жадничать не будем и попросим....

- "Смилуйся, государыня рыбка. Разбранила меня моя старуха, не дает старику мне покою: надобно ей новую ЗУ-двадцать три-два, с оптикой и с электроникой. С зипами и зарядными ящиками снарядами полнящимися. И лучше все это в двух экземплярах"

Кавторанг аж дымом поперхнулся, но продемонстрировал знание сказки о рыбаке и рыбке

- А мне казалось, там речь о корыте шла.

- Хорошо. Корыто так корыто. Водоизмещением тонн триста, больше не надо, с носовым полтинником артиллерии и все таки кормовой ЗУшкой. Наподобие нашего "Шутника". У вас такие корыта водятся?

Хмыкнув, глава Арсенала отвечать не стал, выдергивая по рации какого-то прапорщика. Потом пообещал, что минут через десять нас найдут и ушел. Действительно нашли, и во время уложились. Я следил. Прапор, лет тридцати, шустрый и хитрый приехал на зеленой Ниве, забрал меня и минут пять крутил по Арсеналу, явно стараясь запутать следы. У склада, мы оставили машину и начали петлять пешком по бетонным катакомбам, явно спускаясь под землю. Благо, шли недолго, и клаустрофобия у меня развиться не успела. А в громадном помещении, теряющемся в полумраке, боязнь закрытых подземелий отступила сама собой. "Золотая рыбка" не подвела. Тут рядами, как на параде, стояли, задрав стволы в потолок, те самые ЗУшки, с колесами врастопырку. Рядом с каждой высился штабель припасов и, судя по разнокалиберным ящикам, не столько зарядные короба, сколько запасные стволы в длинных ящиках, приборы ведения огня и прочие приблуды, мне незнакомые.

Прапор сказал, сопроводив слова широким жестом, "выбирайте". Тут же указал на первые две ЗУшки из ряда, стоящего чуть в стороне от основной массы орудий. Пушки в этом ряду выглядели новее, и у них вместо второго стрелка, через чехлы, проглядывали ящики электроприводов. Стопки ящиков рядом с орудиями явно выше и богаче чем у обычных "Рогаток".

Мой выбор оказался изделиями Подольского электромеханического завода. Большой серией пушки не выпускались, ибо с приводами мониторами, лазерным дальномером и электроникой вышли неоправданно дорогие для калибра в двадцать три миллиметра. Но я-то их не покупаю! Беру обе! Тут еще их полно останется.

Прапор встал в позу, что ему об одной только говорили. Дальнейшие полчаса оживленно меняли позы и созванивались с начальством, которое, после некоторого уламывания, дало добро на вывоз "всей этой древности". Под это дело еще почти час вытряхивал из прапора дополнительные ящички, банки смазки, еще какие-то штуки, которые он очень не хотел отдавать и поэтому я настаивал. Главное, урвал целую связку книжек и брошюрок как стрелять, чистить и ремонтировать эту пушку.

65
{"b":"574927","o":1}