ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо. — Корт кивнул и надел шлем. Одновременно с этим Тордред подался вперед и нажал кнопку на панели. Послышалось негромкое потрескивание. На мгновение Корт ощутил неприятное покалывание под черепом, но затем оно исчезло. Его разум начал затуманиваться, в глазах потемнело. Он потерял сознание…

Корту показалось, что он очнулся через несколько секунд. С трудом разлепив глаза, он увидел, что лаборатория опустела. У него ужасно болела голова, однако на ощупь он сумел определить, что шлем тоже исчез.

— Ага, вы проснулись? — Хриплый голос непривычно выговаривал английские слова.

В дверях стоял Тордред. Он подошел к полке, взял маленькую фляжку и протянул ее Корту:

— Выпейте, это стимулятор. Он не похож на ваше, э-э-э… бренди, но довольно сильный.

Корт проглотил безвкусную, невероятно холодную жидкость. Головная боль мгновенно прошла. Он пристально взглянул на гиганта.

— Я вижу, вы выучили английский. Этот шлем — действительно полезное приспособление. Но я так и не узнал ваш язык.

— Верно, — признал Тордред. — Произошли мелкие неполадки с настройкой, но это не имеет значения. Теперь я могу говорить по-английски, а этого вполне достаточно для обсуждения научных проблем.

В словах Тордреда имелся здравый смысл. Архаичная латынь явно не подходила для объяснения новейших научных теорий и описания приборов.

— Где мы сейчас находимся? — спросил Корт.

— На Земле. — Тордред испытующе посмотрел на него. — Корт, я буду с вами откровенен. Я узнал не только ваш язык, но и многое другое. Например, я знаю о «чуме», которая так беспокоит вас. В ваших воспоминаниях есть много интересного.

— В самом деле?

Лицо Корта потемнело, когда он почувствовал смутную опасность. Как много удалось Тордреду узнать о нем? Он пожал плечами, понимая, что это не имеет значения. Бородатый гигант был другом, единственным сильным союзником на Земле. Так зачем искать неприятности там, где их не существует?

— У меня уже есть план действий, — продолжал Тордред. — Эта «чума»,, я знаю о ней не больше вашего. Мне неизвестно ее происхождение, и я сомневаюсь, что мы сможем остановить ее.

Корт вскочил на ноги с ощущением тошнотворной пустоты в желудке.

— Тордред! Объединив наши знания, мы могли бы найти какой-то выход из положения.

— Есть лишь один выход. Земля обречена. Все ее обитатели в конечном счете будут уничтожены. Но у нас есть космический корабль, Корт, и нам не обязательно ждать своей очереди. — Тордред поднял руку предупреждающим жестом. — Подождите! Есть другие планеты, где возможна жизнь, где не существует «чумы». Мы можем взять с собой от пятидесяти до семидесяти пассажиров, мужчин и женщин. Этого будет достаточно для основания новой цивилизации.

— Нет! — Корт почти не осознавал, что говорит. — Вы предлагаете улететь и обречь этот мир на гибель?

— Что толку будет, если мы останемся? Тогда мы просто умрем вместе с остальными. Вы сильный и умный человек, Корт. Вы можете принести много пользы для той цивилизации, которую я собираюсь построить. Поэтому я и не стал убивать вас.

Глаза Корта опасно сузились. Наступила мертвая тишина. Тордред смерил ученого ледяным взглядом.

— Даже сейчас я без особых усилий могу убить вас, — продолжал он. — Выбор за вами. Присоединяйтесь ко мне, служите мне своей силой и знаниями, и вы останетесь в живых. Что скажете?

Корт молчал, пытаясь разобраться в своих чувствах. Разумеется, его желание покончить с «чумой» имело чисто научную причину. Как мог он, величайший гений своего времени, испытывать симпатию к обычным мужчинам и женщинам? Какая разница, погибнет ли Земля, если можно основать новую цивилизацию на далекой планете?

Раздался резкий звонок. Тордред включил видеосвязь, и Корт машинально повернул голову к изображению, возникшему на экране.

Космический корабль приземлился в каком-то парке. Внезапно он понял, что это Центральный парк в Нью-Йорке. Вокруг были выставлены полицейские кордоны, сдерживавшие напор толпы. Небольшая группа людей в униформе собралась у люка: они пытались прорезать металл ацетиленовой горелкой.

Тордред ухмыльнулся.

— Возможно, следовало бы выбрать для посадки менее людное место, но этот корабль неуязвим для земного оружия. Один выстрел из лучевой пушки — и вся эта толпа превратится в пепел.

— Но вы же не собираетесь… — Корт слышал собственный голос как будто со стороны.

— Почему бы и нет? Чем раньше Земля узнает мою силу, тем лучше!

Тордред повернулся и пошел к приборной панели. Стивен Корт смотрел ему вслед. Эмоции, которые он жестоко подавлял всю свою жизнь, ярко пылали в его обычно холодном сознании. Перед его мысленным взором вставало лицо Марион Бартон, нежное и человечное. Корт видел коричневое морщинистое лицо Сэмми, пожертвовавшего своей жизнью ради идеи, в которую не верил его приемный сын.

Не верил до сих пор. Наследие Корта, основа его человеческой личности внезапно прорвалась через искусственно возведенные барьеры. Он боролся с «чумой», чтобы спасти людей от ужасной смерти, хотя до сих пор не осознавал истинного мотива своих поступков. Он внушил себе, что превратился в думающий автомат. Он почти загипнотизировал себя, чтобы поверить в это. Но теперь Корт с мучительной ясностью осознал, что он с самого начала трудился на благо всего человечества.

У Корта перехватило дыхание, когда он увидел, как Тордред передвинул рычажок на приборной панели. Он молча бросился на бородатого гиганта.

Невидимое препятствие отбросило его назад, мышцы свело судорогой, как от электрического разряда. Тордред повернулся, приоткрыв рот от удивления. Когда Корт с трудом поднялся на ноги и приготовился к новому прыжку, великан покачал головой.

— Глупец, ты не сможешь преодолеть силовой барьер, окружающий мое тело. Стой на месте!

Корт не пошевелился, но его глаза полыхнули смертельной ненавистью.

— У тебя есть знания, Тордред, — хрипло сказал он. — Но у меня они тоже есть. Берегись!

— Твои знания? — Тордред расхохотался. — Ты плохо слушал, болван! Я уже сказал, что усвоил не только английский язык, и это правда. Я очистил твои мозги от всего ценного, что там было. Теперь твоя память принадлежит мне!

У Корта закружилась голова, когда смысл услышанного дошел до него. Его взгляд лихорадочно заметался по лаборатории в поисках хоть какого-то оружия. Приборы и аппараты были совершенно незнакомыми, хотя и основывались на принципах науки, одинаковых на любой планете.

Разум Корта работал с необычайной скоростью, пытаясь найти выход из положения. Кнопки, переключатели, провода, прозрачные трубки: каждая деталь имела свое предназначение. На панели горело несколько красных огоньков, под которыми располагался ряд кнопок.

Существовало два возможных объяснения. Либо эта панель имеет отношение к смертоносному лучу Тордреда, о котором он говорил, либо это часть системы сигнализации. Скорее, последнее, поскольку Тордред сейчас сосредоточил свое внимание на другой панели. Полицейские снаружи пытались прожечь отверстие в люке, поэтому один из огоньков тревожно мигал. Кнопка, расположенная под этим огоньком, должна открывать люк, решил Корт.

Сохраняя бесстрастное выражение на лице, он пожал плечами и шумно вздохнул, словно отказываясь от дальнейшего сопротивления. Губы Тордреда растянулись в жестокой улыбке. Он отвернулся от своего пленника, и его рука снова потянулась к переключателю.

Тогда Корт прыгнул — но не к Тордреду, а к панели, на которой мигал красный огонек. Его палец метнулся вперед и нажал красную кнопку!

Глава 14 ЭПИДЕМИЯ

Рев Тордреда раздался слишком поздно. Корабль захлестнула волна других звуков: кричали люди, по металлическому полу воздушного шлюза гремели шаги. Корт помчался туда. Он поднял руки над головой, одновременно выкрикивая предупреждение. Кожу между его лопатками покалывало от ожидания удара в спину.

22
{"b":"574932","o":1}