ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Устройство было новым, еще ни разу не испробованным. Ардах не говорил на языке землян, и они, разумеется, не знали его языка. Но знание можно передавать от одного мозга к другому. Мысленные импульсы являлись разновидностью энергии, а потому могли перемещаться как матрица, печатающая дубликаты. Сначала мужчина.

Ардах открыл коробочку, достал металлическую ленту, соединенную в виде обруча, и закрепил ее на голове Тордреда. Затем он проделал такую же процедуру со своей головой. Передвинув рычажок, он ощутил слабое щекочущее покалывание под черепом.

Он снял металлические ленты, убрал их на место и стал ждать. Удался ли эксперимент? Губы Ардаха шевельнулись, произнося незнакомые слова. Он усвоил язык Тордреда, но сможет ли неразвитый мозг землянина проявить такую же восприимчивость?

Тордред застонал и открыл глаза. Он сразу же увидел Ардаха. Взгляд землянина выдавал изумление и определенное любопытство, но никак не страх.

— Ты не ранен, — сообщил Ардах на резком, примитивном наречии Тордреда. — Тебе не причинят вреда.

Землянин с трудом выпрямился. Его грудь тяжело поднималась и опускалась. Он сделал неуверенный шаг вперед, споткнулся и с грохотом рухнул на аппарат для передачи мыслей.

Лицо Ардаха осталось бесстрастным, хотя он только что видел, как пропало несколько недель кропотливой работы. Прибор можно сделать заново, хотя он не думал, что в этом возникнет необходимость. Но как узнать, удачно ли прошел эксперимент?

Тордред вздрогнул всем телом и перекатился на бок. Медленно, мучительно он снова поднялся на ноги и прислонился к стене. Его янтарные глаза озадаченно глядели на Ардаха, когда он задал вопрос по-кириански, звучавший хрипло и гортанно в его луженой глотке.

— Кто ты, бог или демон?

Ардах удовлетворенно улыбнулся. Значит, удача! Теперь нужно все объяснить этому землянину, чтобы успокоить его страхи. Потом он восстановит прибор и обучит Зану своему языку, и все трое погрузятся в сон на долгие тысячелетия.

Но Ардах не знал, насколько хорошо сработало его устройство. Оно не только научило Тордреда кирианскому языку, но сделало нечто гораздо большее. Все знания Ардаха переместились в разум землянина! Начиная с этого момента интеллект Тордреда не уступал умственным способностям инопланетянина. Хотя он не обладал потенциалом Ардаха, в клетках его мозга запечатлелась неземная мудрость. Тордред разбил прибор не случайно, а руководствуясь холодным логическим расчетом. Он не хотел, чтобы Зана тоже овладела мудростью Ардаха.

Тордреду без особых усилий удавалось поддерживать на лице выражение туповатой заинтересованности. Ардах не должен заподозрить, что другой человек владеет его секретами.

Кирианин обратился к своему пленнику с длинной речью, объясняя Тордреду все, что тот уже и так знал. Тордред делал вид, что внимательно слушает, а сам быстро обдумывал варианты возможных действий. Разумеется, Зана должна умереть. Перспектива проспать много веков не слишком прельщала его, но, по-видимому, с этим придется смириться. Затем он убьет Ардаха и вернется на Землю с новыми знаниями.

— Гиганты, которых ты видел в небе, на самом деле не существуют, — объяснил Ардах. — Это были трехмерные проекции, увеличенные моим аппаратом. Я заснял их на видеопленку в ту эпоху, когда они действительно существовали и сражались с пещерными медведями и саблезубыми тиграми.

Да, то были всего лишь изображения, но люди видели их и хорошо запомнили. Паника в городе постепенно улеглась. Вскоре ее место займет суеверный ужас, подпитываемый жрецами. Дни проходили за днями, но ни Зана, ни Тордред так и не вернулись. На черном троне воссел новый правитель.

На Горе Богов под бичами надсмотрщиков трудилось множество рабов. Жуткие фигуры, высеченные в камне, поднимались к небу — грубые подобия демонов, явившихся с небес.

— Демоны могут вернуться, — предупреждали жрецы, — но каменные великаны на горном склоне отпугнут их. Они будут охранять наш город.

Слепые каменные лица статуй были обращены на запад. Проходили века и тысячелетия. Континенты рушились, и на их месте плескались новые моря, омывавшие иные берега. Но слепые божества по-прежнему охраняли то, что более не нуждалось в охране. Они и поныне несут стражу — эти странные и зловещие исполины на острове Пасхи.

Глава 4 ЗРЕЛОСТЬ

Новогодний вечер 1940 года был переломным в жизни Стивена Корта. Большую часть декабря он провел в своей лаборатории, погруженный в исследования, суть которых он никому не объяснял. Огромный висконсинский особняк, где он жил со своим персоналом, превратился в настоящий бастион науки, хотя снаружи напоминал старинное обветшавшее здание. Местные жители с подозрением следили за бурной деятельностью, окружавшей жилище Корта.

Почтовое отделение было завалено письмами и посылками. В любое время суток в поместье прибывали автомобили, привозившие загадочные грузы для Корта.

Горожане расспрашивали Сэмми, часто заходившего на почту и в местный бар, чтобы посидеть у камелька, попыхивая своей видавшей виды трубкой. Сэмми не слишком изменился с годами. Его волосы совсем поседели, на дубленом коричневом лице прибавилось немного морщин. После переезда в Висконсин Стивен отменил запрет на алкоголь, но Сэмми уже усвоил ценность воздержания и умеренности.

— Что там у вас творится? — поинтересовался бармен, протянув ему рюмку.

Сэмми осушил рюмку двумя точно отмеренными глотками и промокнул губы носовым платком.

— Бог его знает, — вздохнул он. — Я в этих делах не смыслю. Но Стив — башковитый парень, можете не сомневаться.

— Точно! — сердито фыркнул кто-то. — И холодный, как рыба, — словно и не человек вовсе. У него ледяная вода в жилах вместо крови. Пройдет мимо, так даже не поздоровается, а зыркнет на тебя, как на пустое место.

— У него голова другим занята, — невозмутимо возразил Сэмми. — Наш Стив в последнее время много думает. Он и спит-то всего два часа в сутки.

— А чем он занимается?

— Не знаю, — признался Сэмми. — Наверное, что-нибудь изобретает.

— Скорее всего, в один прекрасный день мы все взлетим на воздух с его изобретениями, — проворчал бармен. Завсегдатаи, сидевшие вокруг камина, согласно закивали. — Поезд подходит, слышите?

Сэмми поудобнее устроился за стойкой.

— Значит, для Стива приехала новая посылка.

Так оно и оказалось. Старик взял пакет и вышел из здания вокзала. Он немного постоял, наблюдая за тем, как поезд исчезает вдали. Призывная песня паровозного гудка пробудила ностальгию в чахлой груди Сэмми. Он вздохнул, вспоминая былые деньки беззаботных скитаний, голода и случайных попоек. Что ж, сейчас он устроился получше. Его хорошо кормят, заботятся о нем — одним словом, никаких хлопот. Но приятно было хоть раз в неделю снова слышать паровозный гудок…

Сэмми уселся в обшарпанный автомобиль и покатил к особняку. Через десять минут он вошел в прихожую, где его встретила серьезная девушка в белом халате.

— Посылка пришла? — спросила она.

— Конечно, Марион. Вот она.

Сэмми протянул девушке запечатанный пакет. Она повернулась и торопливо пошла на второй этаж.

За три года, проведенные здесь, Марион Бартон стала неотъемлемой частью дома. Сперва ее наняли как временную ассистентку в лабораторию, пока отсутствовала постоянная сотрудница. Но она заинтересовала Корта, разглядевшего в ней немалые потенциальные способности.

Тот факт, что Марион была очень привлекательной — стройной, кареглазой, с персиковым цветом лица и губами, словно созданными для поцелуя, — абсолютно ничего не значил для Корта. Он просто занес ее в свой каталог как превосходный образец человеческой личности противоположного пола и сосредоточился на гораздо более интересном деле: исследовании ее разума. Успехи Марион радовали его.

— Она умна, — говорил он Сэмми. — Умна и чрезвычайно аккуратна. Я ни разу не видел, чтобы она допустила ошибку при проведении эксперимента. Она как будто точно знает, что я хочу, когда нужно подать мне скальпель или протереть линзы. Но самое главное — она совершенно лишена эмоций. Я буду держать ее при себе, Сэмми, и сделаю из нее настоящего ученого.

6
{"b":"574932","o":1}