ЛитМир - Электронная Библиотека

Ладно, мужик обещал — мужик делает.

Я закинул за спину сумку (надо было отдать ее даме, а не играть в джентльмена) и отправился в сторону, строго противоположенную причалам. Ясень пень, что одной атакой все не ограничится. Мальчики в мундирах сработали неожиданно быстро, и передо мной встал нетривиальный вопрос: где провести следующий час так, чтобы по возвращении не обнаружить шлюзовую камеру, набитую полицейскими в три слоя. Именно час, потому что дело тут не в пассажирах — нештатное завершение цикла зарядки накопителей сильно снижает их ресурс, а я никому не позволю калечить мой корабль. Выход виделся один: посадить корпорантов на хвост и таскать по станции с минимальным отрывом, заставив подтянуть все силы, а затем совершить стремительный рывок к причалам. План авантюрный и почти не реализуемый — на Инконе-орбитальном попросту нет места для игры в прятки. Не надо забывать также, что станция имеет модульную конструкцию: стоит какому-нибудь умнику дорваться до управления переборками, как меня запрут в первом же коридоре наглухо — подходи и бери.

Однако дело не безнадежно. Во-первых, корпоранты не смогут высадить на станцию все наличные силы — начнется бунт, стрелять им здесь тоже никто не позволит. Во-вторых, я могу рассчитывать на не совсем пассивную помощь службы безопасности станции — Шим знает, что на меня напали, а местным властям совсем ни к чему, чтобы в пределах их юрисдикции арестовали известного капитана. Значит, мне предстоит коллективный забег с группой захвата по коридорам сечением в шесть квадратных метров, что все-таки лучше, чем необходимость прорывать сплошной кордон.

Я мысленно раскрасил схему Инкона в цвета своего интереса: служебные проходы, не подлежащие блокированию ни при каких обстоятельствах, эвакуационные пути, о закрытии которых нужно заранее сообщать по громкой связи, внутриярусные коридоры, вообще не имеющие средств герметизации. Что ж, места для маневра мало, но оно есть. С одной поправкой: если кто-нибудь из корпорантов не разбирается в устройстве станции так же хорошо, как и я.

Начинаем операцию "Клоуны разбежались". На старт!

Первые признаки враждебного внимания появились только минут через двадцать — либо корпоранты были очень уверены в себе, либо просто тупо ждали меня рядом со шлюзом и то, что я не мчусь на "Стриж" задрав штаны, превратилось для них в неприятный сюрприз. Любое промедление — хорошо, но встретить врага мне следовало в определенной точке, а вы попробуйте стоять двадцать минут на одном месте и выглядеть естественно! Я сделал вид, что разговариваю по телефону. И плевать, что на Инконе любое общение завязано на терминалы и центральный компьютер, когда планетники видят человека, беседующего с прямоугольной коробкой, у них в сознании непременно возникает образ телефона. А вот местные косятся на меня с подозрением — не шизофреник ли? Здешние переговорные устройства — две клипсы с голосовым управлением.

Группы целеустремленных крепышей появились в разных концах коридора одновременно. Не киборги ли? Ненавижу таких, и пусть меня считают шовинистом. Я весело попрощался с упаковкой одноразовых фильтров (спаспакет на случай задымления), задумчиво покачался на пятках и непринужденно нырнул в торговую галерею — дань неистребимой любви человека толкаться локтями с себе подобными. Не важно, сколько разумных обитает в данном конкретном поселении, в таких местах всегда много народа, и никакие нормы пожарной безопасности не могут заставить торговцев держать свои товары на стеллажах — обязательно что-то окажется висящим в проходе. Я быстро ввинтился в толпу покупателей, чтобы вынырнуть из нее под характерной светящейся табличкой. Повторюсь: здесь негде прятаться, секция орбитальной станции — большой металлический бублик без всяких скрытых полостей, но в каждую его точку можно попасть минимум двумя путями. Например, мало кто знает, что за стеной любого туалета есть служебный коридор, по которому вывозят сменные контейнеры с ароматным содержимым — никто не станет устраивать в космосе полноценный канализационный коллектор. А дальше все просто — пройти метров двадцать, найти другую дверь и выйти из неприметного заведения прямо за спинами своих преследователей.

Один — ноль в мою пользу.

Бежать в сторону межсекционного шлюза не стал — там-то меня и скрутят. Вместо этого я дал корпорантам время осознать, что они меня потеряли, а потом позвонил с общественного терминала в офис одной фирмочки, с которой пару раз пересекался. Поздоровался, спросил насчет фрахта, пожаловался на потерянную клипсу и попросил узнать, долго ли еще ждать с заправкой "Стрижа". Оказалось — полчаса. Главным смыслом маневра было расположение офиса — в следующей по ходу моего движения секции. Конечно, этот блеф раскусят, но не сразу.

Еще одна достопримечательность Инкона-орбитального — общественный транспорт, правда, популярностью он не пользуется. Зачем? Когда все службы компонуются так, чтобы из секции в секцию народ не бегал. Тем не менее, верхние уровни насквозь пронизывает кольцевой рельс, по которому катаются составы по четыре вагона в каждом, используемые, в основном, для перевозки грузов. Официально рельсы и вагончики — часть системы гироскопов. На первый взгляд — безумный расход полезного объема, но на самом деле помещения на верхнем, коммерческом ярусе очень дешевые и используются едва ли на треть. Из соображений безопасности, естественно: пространство вдоль оси полого цилиндра станции отведено под то, чему не нужна сила тяжести и кислородная атмосфера — открытые доки, контейнерные склады, главный реактор и накопители. Кто позволит, чтобы такое количества хлама болталось у него над головой?

Я отправился к ближайшей линии. Вела она, по идее, не в ту сторону, в которую мне надо. За станцией, наверняка, следили, хотя бы через те же камеры службы безопасности (если корпоранты заставили Шима пропустить их к мониторам), но тупо воспользоваться перроном — это не наш путь. Я подошел к местным работягам и честно признался, что набил морду залетному полисмену. Попросил помочь попасть в порт, но не в малый, для драйзеров и тягачей, а в главный, тот, к которому как раз сейчас пришвартован рейдер. Ждать пришлось минут десять. Суть в том, что эти составы стоят на месте считанные секунды, поэтому загружают их как бы заранее, а потом просто меняют установленный на колесной тележке контейнер. Меня упаковали в оранжевый цилиндр с теми самыми ароматными бачками, в котором я доехал до станции регенерации, там дал денег оператору и в компании тех же бачков, но уже пустых, отправился в порт. Немного провонял. Пригодились фильтры.

Два — ноль в мою пользу.

Дальше все зависело от того, чью сторону примут Шим и его начальство — на космической станции нельзя спрятаться, если ее администрация этого не хочет. С другой стороны, найти кого-нибудь без полной лояльности местных властей тут тоже нельзя. С очередного терминала я тупо забронировал билет на рейс до Бетрики (пришлось отдать деньги, но свобода дороже), а потом завернул в коридор, ведущий к стоянке местного транспорта — катерам спасателей, таможенников, ремонтников. Дежурный безопасник при виде меня понимающе ухмыльнулся.

— Здравствуйте… э-э… офицер Джонсон, — правильный служащий всегда носит бейджик. — Не поможете добраться до двенадцатого причала?

— Не поможем, — хмыкнул офицер и кивнул на группу ремонтников в голубых комбинезонах.

Работяги проявили потрясающее равнодушие к тому, что в их транспортный модуль забрался какой-то непонятный тип. Через четверть часа я оказался на двенадцатом причале всего в десятке метров от шлюза собственного корабля, а ремонтники полетели кататься дальше. Теперь все решала скорость. На всех выходах из секции копошились люди, от которых буквально разило корпорацией, но я-то уже здесь! А к "елочке" — вынесенному за пределы станции сооружению, сплошь состоящему из коридоров и шлюзов — их не пропустили (техника безопасности!). На моем пути к свободе остался только тот, кто подкарауливает меня непосредственно рядом со "Стрижом" (не идиоты же они, в самом деле). Что ж, я сделал все возможное, чтобы не напороться на группу захвата. Дальше остается положиться на кулаки.

5
{"b":"574935","o":1}