ЛитМир - Электронная Библиотека

И вот они собрались за обеденным столом. Гарри уже сидел на высоком стульчике, с повязанным под подбородком слюнявчиком. Питер трудился над куриным рагу; еда ему нравилась, но все же был очень печален. Джеймс косился на газету, которую Петтигрю сегодня принес с собой. Лили понимала, о чем они все думают. Дункану Маккиннону вынесли смертный приговор.

Конечно, по убийце и предателю не стоит горевать, но почему-то всякий раз, когда Лили думала о том, что с ним сделают, ей хотелось плакать. «А Сириус радуется, наверное… Но почему на Питера это произвело такое впечатление? Или что-то еще произошло?»

- Что-то случилось, Хвостик? – заботливо спросила Лили, одновременно предлагая ему тосты с сыром.

- Нет, - Питер слабо улыбнулся. – Просто… Какой-то сегодня скучный день. Дождь собирается, и я немного простыл.

- Да ерунда это, - Джеймс по привычке заломил голову за руки и откинулся на спинку стула. – Просто Питу стало завидно, что Гилдерой Локхарт уже начал строить карьеру, а он ведь моложе нас… Правда, Пит?

Петтигрю покраснел. Лили, кормившей Гарри мясным пюре, тоже стало неловко, но она решилась разрядить обстановку.

- Локхарт? Тот самый, что все хвастался? Джуди еще писала, что он вывел свои вензеля над квиддичным полем, а на Валентинов день прислал сам себе столько валентинок, что совы чуть не разорили Большой зал…

- И тем не менее, - Джеймс качнулся на стуле. – Он устроился в «Ежедневный Пророк», и его статьи хоть и не на первой полосе, но и не на последней. Вот как люди пробиваются!

Питер покраснел сильней прежнего и судорожно вздохнул. Да, у него явно что-то случилось – или он действительно заболел. Лили полила ему сиропа шиповника в чай.

К вечеру Питер ушел, а она снова повертела в руках газету. На первой полосе было изможденное лицо Дункана – исхудавшее, испуганное, но еще красивое и несомненно схожее с лицом Марлин. Скоро умрет последний из семьи Марлин – точнее, лишится души, но ведь телу не дадут пожить долго. Неужели можно было предположить, что случится с ними всеми, когда Дункан катал её и Марлин на лодке?

В носу защипало. Усевшись на подоконник, Лили прижалась лбом к стеклу и дала волю слезам.

- Что случилось? – ну кухню прокрался Джеймс

- Так… Ничего, глупости… - она шмыгнула носом. Муж обнял её за плечи, прижался щекой к её волосам.

- Тоже на волю хочется? – он вздохнул. – А мне-то как хочется, знаешь… Сижу тут без дела, как тыква у Хагрида на грядке. Хотя тыквы хотя бы в Хэллоуин пригодятся.

- Да уж, – она сердито вздохнула. – Скорей бы с этим Безносым что-нибудь сделали.

Почему-то она ни на секунду не усомнилась, что Темного Лорда в конце концов победят.

- Что же Дамблдор мантию-то не отдает, - пробормотал муж. – Взял ведь на несколько дней, посмотреть, а уж не одна неделя прошла! И напоминать неловко.

Лили промолчала. Она не слишком хотела, чтобы Джеймс снова стал исчезать из дома, так что, принципе, была Дамблдору даже благодарна. Муж просто заскучал – надо бы написать Сириусу, чтобы заглянул к ним, а то совсем запропал.

Пару дней спустя случилось нечто крайне неприятное. На обед Лили готовила рыбу и хотела выдать Гайе обычную порцию, полагавшуюся кошке в таких случаях – рыбий хвостик. Однако, сколько она не звала Гайю, та не пришла. Это было странно: кошка обожала рыбу, так что каждый раз, учуяв, начинала чуть не со слезами выпрашивать кусочек. Лили вспоминал, что не видела питомицу с утра.

«Загулялась, что ли?» Отложив нож, Лили выглянула в окно и позвала кошку через форточку. Подождав, решила выйти в сад: ей стало тревожно. Но на зов её Гайя так и не отозвалась.

Кошка нашлась под одним из розовых кустов. Она лежала на боку, вытянув лапы; рыжее тельце уже давно остыло. Ахнув, Лили подняла её на руки, быстро осмотрела. Никаких повреждений не было. Мордочка чистая, глазки зажмурены, словно зверек просто спит.

Джеймс в гостиной устроил для Гарри парад мыльных пузырей самой разной формы и не сразу заметил, что такое Лили принесла. Потом вскочил, быстро подошел, перехватил безжизненную Гайю и расстроено посмотрел на нее.

- Как же это случиться-то могло… - он аккуратно вертел кошку, пока Гарри, ползая вокруг отца и матери, дергал их за ноги.- Съела что не то? Вроде у нас никто крыс не морит.

Лили вздохнула, вспоминав, какой отличной Гайя была крысоловкой.

- Обычно кошек рвет после этого, живот у них болит. А она, по-моему, умерла мгновенно.

Лицо Джеймса стало еще более озадаченным.

- Может, её укусила змея? Надо бы сад проверить, а то вы же с Гарри там гуляете.

- А разве у вас водятся змеи?

- Да не ловил никогда, если честно.

Лили стало страшновато.

- Но не Авадой же её убили, правда? – робко спросила она. – Какой сумасшедший будет палить в кошку Авадой?

Гайю закопали в саду, под тем самым кустом, где и нашли. Кошку было жаль, и внезапность смерти настораживала Лили куда больше, чем должно.

«Дорогая Лили! Извини, что не навещаю вас. Поверь, я очень соскучился и Джеймсу, и по маленькому Гарри, и по тебе – но, к сожалению, не могу пока вырваться. Да и Сириус объяснил, что нельзя доверять ваше местонахождение, ставшее тайной, слишком многим. Ну что ж, зато Питер мне о вас рассказывает. По его словам, у вас все хорошо, только Джеймсу немного скучно. Пожалуй, хорошо, что Джеймс остается с тобой и Гарри: вы под защитой.

И все же мне очень тревожно за вас всех. Вы дороги мне. Вы самые прекрасные люди из всех кого я знал. Я никогда не забуду щедрость и оптимизм Джеймса, а ты, Лили – ты просто ангел. Честное слово, самые обидные из моих школьных воспоминаний – когда к тебе проявляли несправедливость или презрение. Мне кажется, ты сама не понимаешь, как ты хороша.

Что бы ни случилось, Лили, помни: тебе есть, к кому обратится. Есть человек, который тебе поверит и поможет. Я очень давно хотел тебе сказать это, и мне отчего-то кажется, что сказать необходимо: сейчас или никогда. Я знаю, что тебе нужна поддержка, и так хотел сделать что-то более серьезное, чем прислать письмо.

Мне кажется, скоро вам придется уехать из страны. Оставаться в Англии даже под Фиделиусом станет опасно. Неназываемый очень близок к власти, и Дамблдор опасается, что скоро он пойдет на крайне решительные шаги. Надеюсь, вы к этому моменту скроетесь. Мы почти все одиночки, Лили, и мы остаемся в любом случае, но вы с Джеймсом нужны сыну.

Кстати, пример благоразумия недавно подал профессор Слизнорт. Говорят, он вышел в отставку и уехал из страны. На его место взяли кого-то, говорят, совсем молодого и безвестного. Дай Бог, чтобы он так же любил предмет и был снисходителен к ученикам.

Ты удивишься моей просьбе, но… Живи, Лили. Пожалуйста, проживи долго и будь счастлива.

Поцелуй за меня Гарри и обними Джеймса.

Искренне твой, Ремус Люпин. Тридцатое сентября 1981 года».

========== Глава 79. “Тут холодно” ==========

От души благодарю всех, кто читал и комментировал, оценивал и спорил. Korell, Truly_Slytherin, AlicaGrace, Hasinta, Laura, Лорэлай, Бешеный Воробей, Тия Мин, Клэр Н, Lada.Gornostaj, Золнышко, Jaroslava (ledova), Applebloom, Готлиб, Gulbahar445, Nosradamеus, Knight-Clown и все-все-все – спасибо вам огромное!

Из-за белой тонкой двери веяло морозом. Он стучал и стучал, но ему не открывали. Он стал звать – ему не отвечали. Он начал трясти и дергать дверь – но она, казавшаяся тонкой, на ощупь была как каменная – тяжелая, шершавая и пронзительно-холодная. А ему позарез надо было внутрь. Там, за дверью, ждала Лили.

- Открой! Лили, открой, пожалуйста! Впусти меня! – твердил он охрипшим от крика голосом.

Она откликнулась только однажды:

- Не пущу. Тут холодно.

Он бил по двери, хотя уже содрал в кровь руки, но изнутри больше не донеслось ни звука.

138
{"b":"574972","o":1}