ЛитМир - Электронная Библиотека

Девочка в шоке стояла и не двинулась с места, даже когда Северус сделал ей знак, пытаясь показать, что нужно уйти.

- Небось, на мороженое с ней потратили? – Тобиас ткнул пальцем в Лили. Она замотала головой, но он уже не обращал на нее внимания. – Сейчас я тебе задам такое мороженое, мало не покажется! Снимай штаны!

- Папа, - голос Северуса упал, стал чуть слышным. – Пожалуйста, давай поговорим дома.

- Нет уж, на нее деньги потратил – пусть она на твою задницу и любуется! Снимай штаны!

- Лили, - Сев низко опустил голову и не оборачивался. – Иди домой, хорошо?

- Уйдешь – я этого выродка до смерти запорю! – выплюнул Тобиас и рявкнул сыну. – Ну!

Мальчик расстегнул заношенные короткие джинсы, спустил их вместе с сереньким бельишком. Отец его вытащил ремень, а Лили опустилась на траву, обхватив себя руками, и не смогла даже зажмуриться. Она не знала, сколько времени прошло, покуда она сидела и смотрела, как ремень безжалостно хлещет жалкое тощее тело. Потом её вдруг затошнило с такой силой, что она уже не могла оставаться на месте – вскочила, кинулась в кусты, долго бежала, плюхнулась на землю у ручья. Сунула лицо в холодную воду.

Тошнота прошла, Лили успокоилась, и стало стыдно. Нечего сказать, гриффиндорка - оставить друга в такую минуту! А могла бы попробовать хоть как-то помочь. Звать взрослых бессмысленно, никто не станет вмешиваться в семейные дела, но все-таки… Взгляд Лили упал на омываемую водой гальку. Точно! Она наберет камешков и будет кидаться в Тобиаса. Конечно, он бросит сына и погонится за ней, а она сумеет убежать, спрятаться. Набив карманы галькой, девочка поспешила назад к площадке.

Сперва ей показалось, что там никого и нет. Силуэт Тобиаса Снейпа исчезал где-то в конце улицы, а Северуса видно не было. Лишь оглядевшись тщательно, Лили увидела помятую траву, прошла пару шагов и наткнулась на друга. Северус лежал ничком, машинально сжимая в пучок стебли. Почувствовав чье-то приближение, он всем телом прижался к земле.

- Сев, - Лили погладила его по волосам. – Сев, миленький, прости, пожалуйста. Прости, что я убежала.

Он некоторое время молчал, зарываясь лицом в траву, словно наделся спрятаться, затем сдавленно проговорил:

- Уйди, пожалуйста.

- Северус, не надо так. Ну не сердись. Я просто растерялась.

- Уйди! – он замотал всклокоченной головой.

С тихим вздохом Лили поднялась, еще раз поглядела на жалкую растоптанную фигурку. Отвернулась, побрела домой. «Он обиделся, что я его не защитила. Я струсила. Оказалась слабой. В самом деле, слабой быть противно».

========== Глава 14. Лягушачья икра ==========

С момента, когда Лили оставила Северуса на площадке, прошло больше недели, а он все не показывался. Сначала девочка боялась, что он опять расхворался из-за побоев, и собиралась снова отправиться в Паучий Тупик, наплевав на страх перед отцом друга и неприязнь к его матери. Но потом мама, придя однажды из магазина, сообщила, что видела Северуса на улице, но он мало того, что о Лили не спросил, даже попытался, заметив миссис Эванс, затеряться среди покупателей. Девочку словно окатили ледяной водой.

Вот он насколько, стало быть, обиделся: знать её теперь не желает. А хотя за что? Она извинилась, и вообще – многое ли она могла сделать? «Если он такой злопамятный – что ж, у меня тоже гордость есть. Возьму и не буду о нем думать. И скучать не буду. Вот ни капельки! Неужели надеется, что опять извиняться прибегу? Как будто, кроме него, у меня и нет друзей. Как будто мне без него уж так одиноко будет. А вот шиш!» И Лили принялась обзванивать бывших одноклассников - тех из них, с кем были вроде неплохие отношения.

Половина была на отдыхе, кому-то явно не хотелось видеться с Лили, но наконец Джудит Натти согласилась прогуляться.

…Джуди была, как и Лили, рыжая, только другого оттенка, гораздо светлее, почти золотистого, и вся в веснушках, не бледневших даже зимой. Думается, приглашению она обрадовалась не только потому, что появилась возможность безбоязненно перемыть косточки общим знакомым, но и оттого, что о Лили по старой школе ходили разные слухи, и можно было наконец убедиться в их правдивости.

Девочки встретились близ рыночной площади Коукворта. Пообнимались, поудивлялись друг на друга – обе заметно подросли с тех пор, как виделись в последний раз. Купили по мороженому и, болтая ногами, уселись на скамейку. Джуди затараторила:

- Мисс Дэск вышла замуж. Представляешь? И уехала! Говорят, будет жить в деревне. Смешно. Стив Паркинг – помнишь этого гада? – прыгал с крыши вслед за старшеклассниками и сломал ногу. Вот я радовалась! Он меня так доставал! Джули и Кэти обе влюбились в Боба Флеминга. Представляешь? Подкидывали ему записочки, а потом подрались из-за него…

Лили слушала, поддакивала, спрашивала о чем-то, но невольно ловила себя на мысли, что ей в каждой минутой все скучнее. Отвыкла она от пустых сплетен. В Хогварсте даже сплетни – часть боевых действий. А с Северусом они редко обсуждали чью-то жизнь.

Приехал на велосипеде старший брат Джуди, Брендон. Остановился, всем видом показывая, как ему унизительно трепаться с малолетками, но согласился прокатить на раме вдоль улицы сначала сестру, а потом Лили. Собственно, та и сама кататься умела, спасибо Петунии, и все же сидеть впереди, рядом с кем-то теплым и сильным, и только удерживать равновесие и подставлять лицо ласковому летнему ветерку – ощущение непередаваемое. Можно вообразить себя дамой, которую рыцарь везет на коне… На углу улицы она увидела Северуса.

Он стоял у дерева, цепляясь за кору, и следил взглядом за катающимися. Лили слегка вздрогнула – так полыхнули его южные глаза, столько, как ей показалось, ненависти и боли в них отразилось.

- Ты чего дергаешься? – спросил Брендон; его голос уже ломался, часто переходя на басовые ноты. – Шпаненка того испугалась, что ли? Да я же его одной левой размажу, если надо!

Пожалуй, Брендон размазал бы и кого-то покрепче, чем Северус. Рослый и плечистый для своих тринадцати лет, он был, по словам Джуди и по внешнему впечатлению, очень силен. И все же злой и горький взгляд долго обжигал спину.

…Вечером Лили сидела с книжкой в саду, когда услышала тихое постукивание. Так, бывало, Северус вызывал её. Она помедлила, поморщилась. Идти не хотелось – и зла была на него, и, памятуя сегодняшнюю встречу, побаивалась. Однако стук повторился, и Лили, досадливо вздохнув, подбежала к забору. Ну конечно, там торчал Сев.

- Все-таки решил прийти? – Лили не могла сдержать обиды. – Я уж думала, ты меня больше видеть не хочешь.

- Нет, - он тихо покачал головой. Лицо уже не злое и жестокое, как днем – просто грустное. – Слушай, ты извини, я просто…

- Да нет, ладно. Я понимаю. Ты такой, ничего с этим не поделаешь.

Он покраснел и сглотнул.

- Только не надо меня больше пугать, хорошо? Когда я сегодня тебя увидела днем, я подумала, что ты сейчас меня убьешь.

- Я никогда тебе не наврежу. Клянусь.

Она вздохнула.

- Верю. И если я прошу у тебя прощения – уж прощай сразу или говори, что мы не друзья больше, согласен?

- Да тебе не за что было просить прощения! – его глаза вспыхнули. – Ты ни в чем не виновата, и я нисколько на тебя не сердился.

- Зачем же ты меня прогнал?

Он потупился, помолчал.

- Извини. Я такой дурак иногда бываю.

- Заметно, - с легкой улыбкой Лили просунула руку между планок забора. Сев неловко пожал маленькие пальцы. – Ну что, завтра пойдем купаться?

…И летние дни потянулись, как прежде – с прогулками и купаниями, с бесконечной болтовней обо всем на свете и тихими часами, когда так приятно молчать. Северус после затишья фонтанировал идеями. К примеру, однажды он вычитал, что особым образом высушенная лягушачья икра может заменять некоторые ингредиенты в зельях и решил проверить, так ли это. На очередной прогулке в лесу они с Лили полные карманы набили вязкими комочками, перемазали руки слизью и, крайне довольные, предвкушающие эксперимент, разошлись по домам. А поздно вечером дом Эвансов огласился визгом Петунии.

23
{"b":"574972","o":1}