ЛитМир - Электронная Библиотека

Северус появился наконец. Уселся напротив, машинально потер руки, будто они замерзли, насупился.

- Знаешь, я сейчас шел мимо одного купе, там старшекурсинки вслух читали газету…

- И ты подслушал.

- Просто прислушался.

- Подслушивать нехорошо.

- Брось. Так вот, по делу о двери в «Дырявом котле» нашли виновного, - Сев горько усмехнулся. - Понимаешь? Помнишь, что мы тогда слышали от отца Риверс? Фенвик в самом деле был невиновен. Да и неизвестно, виноват ли тот, кого арестовали теперь.

- На что ты намекаешь?

Он вздохнул.

- Ни на что, Лили. Просто так сказал. Но сама подумай – это нормально, когда невиновных людей арестовывают?

- Знаешь ли, всякое может случиться. На человеке же не написано….

И вдруг нахлынули воспоминания. Замечательная семья, живущая по соседству, игры с Трейси Файерс, совместные уик-энды… Кто мог бы сказать тогда, что мягкий, скромный, вежливый, чувствительный Джек Файерс станет убийцей? Что он без колебаний задушит женщину, которую горячо любил, от которой у него были дети? А вот отец Северуса, как ни странно, честный и законопослушный человек, хотя кого бы представлять в роли преступника, как не его. «Он ведь вполне может убить. И Северус тоже может», - подумалось Лили, и она ощутила, как похолодели пальцы.

- Ты, кстати, захватил лягушачью икру?

- А как же! В эти выходные поэкспериментируем, идет?

========== Глава 15. Поражение ==========

С подругами удалось увидеться лишь за факультетским столом. Вволю нащебетались, наобнимались; Мери, конечно, ругнула Лили, что та не поехала в одном купе с ними.

- Все около своего змееныша вертишься? – грустно спросила Эммелина. – Погоди, вот станет Пожирателем и сам же тебя убьет.

Лили вспомнила тяжелый, злой взгляд Северуса, когда он увидел её с Брендоном, и стало не по себе.

А между тем подруги уже позабыли о её проступке. Марлин обещала показать семейные колдографии – Маккинноны этим летом были в Албании; Алиса с удовольствием рассказывала, насколько разжирел Хиндли, а Мери поведала, что говорила с Биллом Хоупом, капитаном команды Гриффиндора по квиддичу. Команде нужен новый ловец, отбор будет через неделю.

- Я спросила, можно ли мне попробоваться на загонщицу, он сказал, что пока места заняты, но на следующий год одна из загонщиц выпускается, и тогда будет можно. А Поттер будет пробоваться на ловца. Он с компанией зашел к нам в купе и демонстрировал такие фокусы! У него откуда-то взялся игрушечный снитч! Видела бы ты, что он выделывал!

«И хорошо, что не видела», - подумала Лили. Поттер ей по-прежнему инстинктивно не нравился, а сейчас и вовсе кровь вскипела при одной мысли, что несносный мальчишка сможет её в чем-то обойти. «Вот уж шиш! Я буду ловцом Гриффиндора, я и никто другой!»

Джеймс Поттер между тем вовсю веселил Сириуса Блэка, несколько огорченного, видимо, тем, что его младший брат Регулус угодил на Слизерин. Блэк, правда, принял известие со стоическим спокойствием, но все же сдержанная досада мелькнула в глазах, когда Регулус зашагал к слизеринскому столу. Джеймс как-то чудно разложил продукты у себя на тарелке, так что оказалось практически человеческое лицо, окрестил созданное «съедобным Нюнчиком» и тут же живо слопал. Потом достал из кармана телесного цвета маску, нацепил – и за пять минут поменял с десяток разных рож. Черты маски сами собой менялись.

- Маска метаморфа! – восторженно воскликнула первокурсница, Нелли Гамильтон. – Ой, а можно мне примерить?

Джеймс только добродушно улыбнулся и передал девочке свое сокровище. За ужин маску успели перемерить все, в том числе Лили, на время усмирившая желание немедленно указать Поттера на место.

В радостной суматохе встречи после каникул никто не обратил внимания на нового преподавателя ЗоТИ – профессора Грегори Суитфейса. Лили успела только заметить, что это плотный человек с бородкой, в очках, с очень добрыми глазами. На уроке оказалось, что у него добрый голос, и вообще он себя очень мило ведет. Правда, смотрел на них с нежностью, с какой глядят лишь на младенцев, и мягко попросил Пенни-Черри отсесть от Дэвида Хитченса.

- Вы пришли сюда, чтобы научиться противостоять темной магии. А что нужно, чтобы противостоять ей как следует? – профессор окинул класс благостным взглядом.

- Нужно иметь о ней понятие, сэр, - поднял руку Ремус Люпин.

Преподаватель огорченно покачал головой.

- Мерлин вас упаси, юноша, иметь хоть какое-то понятие об этой мерзости. Минус два балла с Гриффиндора. От кого вы нахватались? Ах да, я подозреваю… Мой преступный предшественник…

- Сэр, оставьте в покое мертвых, - сердито проговорила Мэрион. – Тем более, что профессор Фенвик был невиновен.

- Мисс, не надо диктовать учителю, как ему себя вести. Минус два балла с Хаффлпаффа. И если Стюарт Фенвик был невиновен, это не отменяет факта, что он был легкомысленным человеком с нетвердыми моральными установками. Это-то главным образом и привело к беде. Не изучай он темную магию – кто бы его заподозрил? Да, дети, вы имеете перед глазами наглядный пример того, до чего доводит невнимание к морали, к нравственным ценностям в воспитании подрастающего поколения. А ведь, чтобы как следует противостоять темной магии, нужно иметь всего-навсего чистое сердце. Порок боится чистоты и отступает перед ней. Но какие усилия надо прикладывать, чтобы сохранить свет её в своей душе! Видите, даже среди вас, факультетов, где ценится отвага и верность, я обнаруживаю семена отрицания, непослушания и влечения к тьме – а что говорить про Рейвенкло, где ум ставят выше сердца, и Слизерин, где низость души в цене? Трудно мне с вами придется, ребята. Но я верю в возможность вашего исправления.

Лили прислушивалась к себе и не могла понять, что чувствует. С одной стороны, профессор Суитфейс, несомненно, милый человек и говорит все абсолютно правильно. С другой – чувствуется, что большинству он не нравится, и более того – он не нравится самой Лили. Последнее она уж никак не могла объяснить. Наконец решила ,что просто волнуется за Северуса: после таких отзывов можно представить, как учитель будет относиться к факультету, на котором учится друг. Хотя, если подумать, отзывы абсолютно заслуженные. Может быть, Северусу не повредит, если ему кто-то решится сказать про темную магию и про истинное лицо Слизерина правду.

…Севу новый преподаватель предсказуемо не понравился. По словам друга, все занятие свелось к тому, что Суитфейс ругал темную магию и Слизерин, да не забыл упомянуть и покойного Фенвика. Лили снова промолчала, удивляясь, как ей не надоело скрывать свое мнение. Впрочем, был повод: ей очень хотелось, чтобы Северус поддержал её на отборе в квиддичную команду, а он недолюбливал эту игру, не одобрял затею Лили и прийти болеть согласился явно скрепя сердце.

Метла спокойно лежала в руке. Лили уверенно стояла на поле, ожидая команды, даже нарочно вздернула носик, полагая, что Джеймса Поттера это позлит, но тот был неожиданно собран и невозмутим. Позади, на трибунах, за ними следили болельщики: со стороны Джеймса сидели его друзья, со стороны Лили – Мери, Марлин и Алиса, и поодаль – Северус.

Претенденты оседлали метлы. Мячик, заколдованный Биллом Хоупом – на тренировках такими заменяли снитч - взмыл над площадкой и зачертил в небе мертвые петли. Капитан дал знак, и Лили с Джеймсом одновременно взмыли в воздух. Мячик полетел от них прочь.

Они с Джеймсом мчались вровень. Лили, подавшись вперед, напряглась – метла пошла быстрей. Раз! На секунду ей показалось, что она вот-вот схватит муляж снитча, но тот в последний момент скользнул резко в сторону. Лили – недаром тренировалась весь год – успела сманеврировать, опять кинулась за ним. Джеймс плавно вывел дугу; он летел слегка отставая, но девочка чувствовала: при желании он легко её обгонит. А этого допустить было нельзя. Раз! Опять снитч ускользнул. Лили устремилась вперед, ничего не видя. Вот уже почти догнала, хоп! Снова промашка.

25
{"b":"574972","o":1}