ЛитМир - Электронная Библиотека

- Придут… Отец Беренис и Эммелины – старый друг моего. Не ссориться же им из-за недоразумения между детьми. Хотя представляю, каково их всех сейчас видеть Дункану.

========== Глава 19. Праздник ==========

При свете утреннего солнца древние стены дома не казались такими уж мрачными, а запущенный сад за окнами так зазывно шелестел листьями, что девчонки едва усидели за завтраком: их тянуло скорей бежать гулять. Подруги Марлин успели познакомиться с её младшей сестренкой Джилли, здоровым и резвым ребенком пяти лет, и с парой домовых эльфов, Вилли и Тарри, пришедшими помочь Люси зашить порвавшуюся бархатную обивку кресел. Наверное, им придется еще в срочном порядке протереть пыльные золоченые рамы портретов, вычистить тяжелые портьеры. При домовитой хозяйке и двух её помощниках дом все же выглядел полунежилым, и тем более странно выглядели будто купленные тут же забытые предметы роскоши.

Зато сад оказался прекрасен! Деревья, мощные, с темными стволами и темной свежей листвой, высоко переплетали ветви, скрывая голубое небо за потолком зеленого шатра. Не небольшой опушке у дома благоухали на узких клумбах лилии, пионы и розовые кусты. Над грубо сколоченной скамеечкой склоняла ветки белая акация.

- Люси любит здесь читать, - пояснила Марлин. – Ладно, пойдемте к воде.

За деревьями им открылся длинный тинистый пруд, по черной воде которого зелеными пятнами плавала ряска и распластали круглые листья кувшинки, чьи цветы горели золотыми точками.

- Нырнем? – Марлин весело сверкнула глазами; в тени они отливами в бледно-зеленый. – Белье обсушим потом.

Девчонки, недолго думая, скинули платья и бултыхнулись в воду с деревянных мостков. Дальше было полчаса барахтаний, брызг, визга и хохота. Мери учила Алису нырять вниз головой, Марлин просто сидела в воде по горло, а Лили откинулась на спину и неспешно плыла вокруг подруг, поводя руками и слабо перебирая ногами. Она любила плыть на спине, когда небо запрокинуто, легчайшие волны тянут за собой, и кажется, будто ты русалка, высматривающая притащившихся к берегу одиноких, усталых путников. Сейчас ты выпрямишься и из воды пойдешь к ним, играя мокрыми волосами и распевая тихую, заунывную, но завораживающую песню.

К обеду, навалявшись на солнышке, девчонки соизволили вернуться в дом. Похватали на кухне стоявшее в вазочке печенье, запили водой прямо из кувшина. Один из эльфов шепнул Марлин: «Хозяин вернулся», и девчонки гуськом пробежали в гостиную. Там, о чем-то разговаривая с почтительно вытянувшимся сыном, развалился в кресле коренастый светловолосый человек с грубоватым лицом. Лили почувствовала беспокойство: от человека исходило двойственное ощущение, и ей это не нравилось. Он был явно добродушен, но вместе с тем недосягаем, как монарх для подданных.

Марлин влезла к нему на колени, чмокнула в щеку, он поцеловал её в ответ, кивнул подружкам, столпившимся у дверей, и больше не обращал на дочь внимания – впрочем, с колен она и слезла сразу.

Час спустя к девочкам, раскладывавшим пасьянс, постучалась Люси и велела переодеться: гости скоро прибудут. Только тут Лили заметила мелькнувшее на лице Марлин лукавое выражение; подруга словно собиралась что-то сказать, но поколебавшись, передумала. Вскоре мачеха прибежала завивать падчерицу и гостий, и едва закончила возиться с вихрами Мери, как в коридоре раздался голос, от которого Лили вздрогнула.

- Пошли, тут в подвале такие интересные штуки!

- Думаю, подвал мы потом посмотрим. Иначе пропустим обед, а я все-таки голоден.

- Ладно, давай. Пошли тогда в сад, что ли?

Лили распахнула глаза:

- Это?..

- Джеймс Поттер, - кивнула Марлин. – Его отец и мой когда-то работали вместе. Дружим семьями. Я хотела сделать тебе сюрприз.

- Тогда уж нам всем, - вмешалась Мери. – Я же тоже чуть не подавилась. Слушайте, миссис Маккиннон, а у вас дом-то в бардак после него не превратится?

- У нас и так бардак, - ответила за мачеху Марлин. – Надо же, и Сириуса как-то вытащил, хотя Блэки и отец терпеть друг друга не могут.

- Интересно, Люпин тоже с ними? - Мери покосилась на отражение.

- Не думаю. Мы его родителей не знаем, а он не любит навязываться.

- Готово, - Люси придала более-менее приемлемый вид стриженой головке Алисы. – Посидите здесь, я приду за вами, когда настанет время. Только, пожалуйста, не возитесь сильно.

Усталая нотка прозвучала в её голосе. Когда за мачехой закрылась дверь, Марлин негромко пояснила:

- Люси вообще наши праздники не любит. Они её утомляют. А перекладывать всю работу на эльфов она почему-то не хочет.

Лили потупилась. Не решаясь посмотреться в зеркало. Ей стало не по себе, ей вовсе не хотелось идти к гостям, среди которых будут Поттер и Блэк. Все же она сердилась на них из-за того, что они вечно цеплялись к Северусу… Нет, если начистоту, не в нем дело. Последнее время у нее самой не было причин сердиться на Мародеров, они даже облили водой Мальсибера, когда тот, разозлившись, что её похвалил на уроке Слизнорт, назвал Лили обнаглевшей грязнокровкой. И все-таки мысль, что придется их увидеть сейчас, что придется увидеть Джеймса, мучительно тревожила. И чисто машинально девочка оправляла локоны, бант и оборки платья.

Но Люси вернулась, пришлось с остальными девочками выйти за ней в гостиную, где за длинным столом сидели вместе с мистером Маккинноном и Дунканом гости. Эммелина бодро помахала подругам, хотя Лили могла бы поклясться, что самой совсем не весело; Джеймс отсалютовал, Сириус учтиво кивнул.

В тех, кто сидел по одну сторону с мальчишками, Лили узнала родителей Джеймса; они почему-то запомнились ей из мимолетной встречи в Косом переулке. Его отец, занятый разговором с хозяином дома, выглядел увлеченно и добродушно; мать в общем-то была приветлива, но выражение её лица, когда она остановила взгляд на Лили, а потом на Мери, покоробило. Кажется, так она рассматривала бы маленьких дикарок, умытых, причесанных и одетых в школьную форму.

Что до Вэнсов, они, кроме Эммелины, вовсе не обращали на девочек внимания. Сухопарый и чопорный мистер Вэнс слушал разговор старших Маккиннона и Поттера, его безликая жена уныло ковырялась в тарелке, два вихрастых близнеца исподтишка подначивали младшую сестренку, тихую девочку лет восьми. Да и Эммелина, поприветствовав подруг, отчего-то упорно, горько и мрачно смотрела на Дункана, кажется, сильно смешавшегося. Лили успела заметить, как Люси, проходя мимо пасынка, погладила его по локтю.

- Дядя Гордон, - проговорила Эммелина, отвлекшись наконец от созерцания Дункана. – Как вы думаете, какой приговор вынесут Митчеллу?

Митчелл был нынешний обвиняемый по делу о проклятой двери в «Дырявом котле». Маккиннон стал спокойно рассуждать:

- Знаешь, даже и прежде, - он подчеркнул это слово. – И прежде вряд ли к нему были бы снисходительны. Сама подумай, проклятие убило троих, еще шестерых покалечило. К тому же Митчелл – полукровка, за него вряд ли заступились бы влиятельные семьи…

- Да, ползучие гады защищают только своих, - выплюнул мистер Вэнс. Миссис Поттер слегка покраснела.

- Именно. Так что и раньше ему бы грозило пожизненное, а теперь, думаю, Крауч добьется смертного приговора. Хотя улики я бы не назвала весомыми. Правда, Митчелл признался…

- Но после трех Круциатусов признаешься в том, что ты Альбус Дамблдор, Тот-Кого-Нельзя называть и министр магии одновременно, - невесело пошутил мистер Поттер. – Крауч слишком уж неразборчив в методах. Запугивание ничего не даст, лишь оттолкнет от нашей стороны тех, кто колеблется.

Алиса машинально, как на уроке ,подняла руку.

- Простите, мистер Маккиннон, но вы, значит, считаете, что Митчелл может быть невиновен? Но тогда те, кто отвернутся от нашей стороны, будут правы. Одного невиновного казнят, - она сморщилась. – Казнят ужасным способом. Другого… Ведь профессор Фенвик, наш учитель, тоже был невиновен, но его арестовали и убили. Что же думать о людях, по вине которых это произошло?

32
{"b":"574972","o":1}