ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Глава 40. Гонты ==========

После вечерней осенней сырости уют Большого зала ощутился отчетливей. Запах овощного рагу смешивался с ароматом горячего шоколада, от плававших под потолком свечей было тепло, от присутствия тех, по кому успела соскучиться за два месяца - радостно. Не хватало Эммелины, зато Алиса удивила тем, что все-таки отрастила волосы - теперь очень бледные, тонкие пряди спускались почти до плеч. У или сложилось впечатление, что летом подруга виделась с Фрэнком, и в отношениях между ними появилось что-то иное, о чем не говорят вслух: очень уж по-хозяйски Лонгботом усаживал Алису за стол, уверенно ухаживал за ней и смотрел, как на нечто, принадлежащее ему по праву - а она поводила плечами и улыбалась загадочно и робко.

Сириус заявил, что ушел из дома.

- Мамаша заявила, что настала пора выбрать мне невесту. Я ответил, что выберу сам, так как способен оценить достоинства девушки, но пока не готов привести в дом подобную миссис Блэк гарпию.

Парни загоготали. Марлин слабо оскалилась.

- Короче говоря, она стала настаивать, и я понял, что с меня хватит традиций, фамильной чести и прочей белиберды. Акцио, чемодан, камин в “Дырявом котле” - и вот я у Джеймса.

Блэк потрепал Поттера по плечу. Тот состроил скорбное лицо:

- Да, друзья, что делать! Когда твой друг, - Джеймс заломил руки, - остался без крыши над головой и куска хлеба, как можно бросить его в беде!

- Не совсем без куска хлеба, - Сириус подлили себе глинтвейн. - Дядя Альфард составил завещание на меня и Андромеду. Как к мужчине, ко мне перейдет и его дом. За что дядя и был выжжен с фамильного древа Блэк прямо за мной следом.

Гриффиндорцы подавленно приумолкли. Лили покривилась от омерзения: до того, кроме давнего случая с Флоренс Флеминг, ей не приходилось наблюдать появления жестокости в чистокровных семьях.

- Зато невеста будет не в накладе, - неловко пошутила Мери. Марлин послала ей холодный взгляд.

Между Сириусом и Марлин отношения также явно изменились. Хоть они сидели довольно далеко друг от друга, чувствовалось, что между ними установилась некая связь, заставляющая вновь и вновь обращать внимание друг на друга. В манерах Марлин появилась уверенность охотницы, уже подстрелившей жертву. Вставая из-за стола, они с Сириусом переглянулись и со значительностью кивнули друг другу.

- Добилась своего? - спросила Мери, когда девочки вошли в спальню.

- Добилась, - немного зло согласилась Марлин. - Мы всей семьей летом гостили у Поттеров, а Сириус уже был там. Еще подробности нужны?

- Нет, - Мери стала раскладывать вещи. - А если добилась, чего тогда нервная?

- А не надо меня подозревать невесть в чем! - никогда в голосе подруги не слышалось такой горечи. - на что ты намекала за ужином? Что мне важно его состояние? Да будь у него одна волшебная палочка у в руке и ничего больше, это не имело бы для меня значения! Я вам не Изабель Крейл. Вы слышали? Она пристроилась к Айзеку Гольдштейну. Богатый наследник главной еврейской семьи магической Британии. Так её до него и допустят, безродную шлюху!

Она яростно стиснула губы, сжала пресс-папье. Хиндли, превратившийся за эти годы в огромного полосатого толстяка, опасливо зашипел с колен Алисы.

- Как никто не поймет: с деньгами или без, Сириус - идеал мужчины. Он таков, каким мужчина должен быть: покоритель, победитель, без тени сомнения в себе.

- А тебя-то такой победитель будет уважать? - с сомнением пробурчала Мери. Марлин тряхнула черной гривой.

- Кто хочет уважения, пусть ищет хлюпиков вроде Люпина. А я хочу страсти.

Около одиннадцати в ту ночь Марлин выскользнула из спальни и вернулась только под утро.

Занятия продолжились - все было, как прежде, за исключением… Лили заставляла себя не думать, за каким. Она вообще старалась внушить себе, что Северуса не существует на свете, не смотрела в его сторону, а когда все-таки попадался на глаза, спешно отворачивалась. Пришлось признаться себе: она банально боялась его, боялась мести за разрыв. К тому же Джеймс, ведя себя с привычной приветливостью, знаков внимания больше не проявлял. Лили уже сомневалась, что он захочет защищать её ,когда понадобится, а чувство нависшей опасности было мучительно. Теперь Лили не разлучалась с подругами: с ними сидела на предметах, спаренных со слизеринцами, не отставала от них в коридоре, не ходила в библиотеку одна.

Однажды они с Марлин, набрав книг, уселись за один из столов, чтобы позаниматься, когда заметили впереди двух слизеринцев - юношу и девушку. Черные как смоль локоны, без сомнения, принадлежали Летиции, а худощавая фигура, падавшие на плечи волосы и небольшой рост её спутника сначала обманули Лили: она сглотнула и рефлекторно отпрянула. Марлин успокаивающе тронула её за плечо. Лили выдохнула: теперь она разглядела и то, что волосы чистые и падают мягкими волнами, и то, что мантия слизеринца новая и дорогая. Рядом с Летицией сидел, конечно, Регулус Блэк.

Оба склонились над старой газетой, причем Регулус явно побегал глазами строчки, а Летиция напряженно ждала. Наконец мальчик поднял голову:

- Ну и что? - тихо спросил он. - Допустим, Морфин Гонт сидит в Азкабане. Что с того?

- Он не состоял в браке, - объяснила Летиция. - У него нет детей - ни законных, ни, вероятно, бастардов. Как тогда твой Лорд может быть его наследником?

- И что же? - Регулус дернул плечами. - Он мог родиться у пропавшей сестры Морфина. Да, мне говорили, как-то так и было.

- Допустим. Но в таком случае можно ли считать его наследником? Он принадлежит уже другому роду.

Регулус помолчал, потом спросил отрывисто:

- Что ты хочешь мне доказать?

- Что ему нельзя доверять, Регулус. Мы не знаем, кто он такой. Он лжет насчет своего происхождения - так правда ли остальное? Даже не обсуждая, каковы цели, о которых он говорит - их ли он хочет достичь на самом деле?

- Замолчи, - брезгливо бросил Блэк. - Не говори о том, чего не можешь понять своим жалким итальянским умишком. Тупая самка. Мне все равно, кто он - он обещает то, о чем я мечтаю, и я пойду за ним. Если он велит мне тебя убить - я тебя убью, не задумываясь. Ты это заслужила тем, что в нем сомневаешься. А теперь пошла прочь.

Держась прямо, Летиция встала, собрала вещи и ровной походкой ушла.

После ухода подруги Регулус минут пять сидел, трепля манжеты. Девочки замерли, затаили дыхание, отчаянно надеясь, что он не обернется. Он, точно, не обернулся: вскочил, прихватил свои конспекты и вышел с нервной быстротой. Марлин выдохнула, откинув со лба вороную прядь.

- Ничего себе…. Сириус говорил, что его братец собирается в Пожиратели, но чтобы все было настолько серьезно…

- Еще бы нет, - голос Лили ломался от волнения. Ей не было жаль Летицию, тщеславную и злую на язык позерку, однако тяжесть сцены легла на душу. Но кроме того, сказанное задело её любопытство.

- Марлин, а кто такие Гонты?

- Род такой, - Маккиннон скривила полные губы. - Сейчас он прервался, а когда-то был известнее Блэков. Недобрая у него слава была, конечно. У меня где-то завалялась книжка про Корвинуса Гонта, я напишу Люси, чтобы тебе прислала.

- А почему Сама-Знаешь-Кто называет себя их наследником?

Марлин прыснула.

- Причуда такая. А вообще лучше об этом расспросить Слизнорта, он наверняка знает больше. Он ведь опять зазывал тебя в клуб? Вот и повод сходить.

Лили поморщилась, но согласилась. Ладно уж, ради информации придется потерпеть компанию слизеринцев и рейвенкловцев.

- Кстати, - Марлин оперла голову на руку. - Интересный у него подход к подбору участников клуба. В нашей компании самая умная - Алиса, влиятельный отец у меня, а Мери может сделать неплохую спортивную карьеру. Но внимание он обратил именно на тебя.

- Хочешь сказать, я вас хуже? - Лили надулась.

- Нет. Хочу сказать, что он старый сибарит.

67
{"b":"574972","o":1}