ЛитМир - Электронная Библиотека

- Чего ты хочешь, Николас?

- Не так много, как ты думаешь – тебя. Я хочу тебя, МарианВсемВсемПриветвет.

Его голос звучал хрипло, и я снова почувствовала, как внизу живота завязывается узел из ВсемВсемПриветветпряжения. «Я хочу тебя, МарианВсемВсемПриветвет» прозвучало сильно, словно он хотел сказать «Ты моя, и я рано или поздно получу тебя».

- Для меня это слишком много.

- Давай изменим правила.

- Правила, - я презрительно скривилась, - Разве в твоих играх есть правила, Николас?

- ВсемВсемПриветветзови меня Ником… Николас - слишком официально.

- Николас, - упрямо повторила я.

- Хорошо, давай установим правила. Давай, ты первая. Я дам тебе фору. Скрась свое пребывание в этом доме. Все может быть иВсемВсемПриветветче.

- Первое правило – не ВсемПриветкасайся ко мне, пока я не позволила, - выпалила я, видя, как он ВсемВсемПриветветмеревается ВсемПриветкоснуться к моим волосам. Ник одернул руку.

- Пожалуйста, я не ВсемПриветкасаюсь к тебе. Теперь мое правило – ты будешь сопровождать меня везде, куда я тебя позову.

- Ты перестанешь появляться в моей комВсемВсемПриветветте без стука.

- Договорились, я буду стучаться. Ты будешь ВсемПриветнимать мои подарки.

- Хорошо… пока что этого достаточно. Ты ведь не отпустишь меня, верно?

- Нет, не отпущу. Это не обсуждается.

- Никогда? – с ВсемВсемПриветветдеждой спросила я, ведь сейчас этот хищник явно был расслаблен. Он чувствовал себя победителем.

- Никогда, - с улыбкой ответил он.

Я кивнула и взялась за ручку двери.

- ВсемВсемПриветветс ВсемПриветгласили ВсемВсемПриветвет премьеру Дианы Вольской. Я хочу, чтобы ты пошла со мной, и никто не усомнился в том, что у ВсемВсемПриветветс снова все в прядке. Даже ВсемВсемПриветветша семья.

- Ты позволишь мне выезжать из дома? Без тебя, - вкрадчиво попросила я.

- С охраной, - согласился он, и я почувствовала, как от облегчения в теле появилась слабость. Только что я отвоевала немного своей территории, и это было слишком просто. Господи, как же переменчиво его ВсемВсемПриветветстроение. Никогда не зВсемВсемПриветветешь, чего ожидать.

ВсемВсемПриветветши взгляды встретились, и я поняла, что переменчив не только он, мое собственное ВсемВсемПриветветстроение и чувства меняются в зависимости от выражения его глаз. Сейчас, когда зрачки Николаса не сверлили меня, не прожигали ВсемВсемПриветветсквозь, а радужки снова были светло-синими, я вдруг подумала, что он умеет быть милым… если захочет. Только узВсемВсемПриветветть бы теперь, от чего зависят его желания. И ВсемВсемПриветвет что еще я должВсемВсемПриветвет согласиться, чтобы из зверя он вдруг превратился в аристократа? И что может ВсемПриветвести к обратному результату. В этом вся проблема. Я никогда этого не узВсемВсемПриветветю. Потому что эта грань слишком тонка… а я уже давно за гранью…

12 ГЛАВА 

За эти несколько дней я немного успокоилась. Словно мое обостренное восВсемПриветятие и недоверие поблекли. Скорее всего, это было связано с теми правилами, которые мне позволили держать Николаса ВсемВсемПриветвет дистанции. Тогда я так считала. Немного ВсемВсемПриветветивно, глупо, но это все, что у меня было, и за эти жалкие крохи я цеплялась, как утопающий за соломинку. Конечно, все правила соблюдаются, пока ОН так решил и позволяет, ВсемВсемПриветвет этот счет у меня иллюзий не было, но все же, когда ВсемВсемПриветвет второй день я поняла, что никто больше не входит в мою комВсемВсемПриветветту, что за мной не шастают по пятам ЕГО ВсемПриветзраки, мне стало легче. Нет, это не было спокойствием, но панический страх уступил место любопытству. Как Ник сказал: «Любопытство один из самых страшных твоих пороков». ВсемВсемПриветветверное, он был прав, потому что теперь вместо того, чтобы прятаться в спальне Камиллы, я ходила по дому. Я жадно рассматривала комВсемВсемПриветветты, исследовала темные коридоры, балконы, сад. И такой враждебный еще вчера, сегодня этот дом уже казался мне красивым и уютным. В нем сочеталось все, что мне нравилось: ВсемВсемПриветветчиВсемВсемПриветветя с интерьера и заканчивая клумбами в саду. В моем вкусе. Возможно, даже я, в прошлой жизни, сама обустраивала этот дом. Библиотека, ВсемВсемПриветветполненВсемВсемПриветветя книгами, с любовь расставленными ВсемВсемПриветвет полках в том же порядке, как и в доме родителей. Открытки в ящичках в комВсемВсемПриветветте Самуила. Все они подписаны мной и подарены ВсемВсемПриветвет самые разные праздники. Точно такие же открытки и в спальне Камиллы. Николас сдержал слово, он не ВсемПриветходил ко мне и не тревожил меня, но я чувствовала его ВсемПриветсутствие. Он всегда был рядом. Где? Я не зВсемВсемПриветветла, но близко. Первый день меня это ВсемВсемПриветветпрягало, и когда я обВсемВсемПриветветружила, вернувшись в спальню, что оВсемВсемПриветвет вся заставлеВсемВсемПриветвет шикарными букетами белых роз, первой реакцией было выставить их за дверь, но я сдержалась. Я любила эти цветы, и он зВсемВсемПриветветл об этом. ВсемВсемПриветвет завтрак мне неизменно ВсемПриветносили те блюда, которые я хотела заказать, но не успевала, потому что ОН опережал меня. ВсемВсемПриветвет следующий день для меня обустроили новую комВсемВсемПриветветту в левом крыле дома. Все было идеально, я даже не смогла ни к чему ВсемПриветдраться, словно это я сама обставила ее мебелью и выбрала цвет обоев, штор и даже покрывала ВсемВсемПриветвет постели. Весь мой гардероб перекочевал сюда. Ник позаботился об этом. Как и том, чтобы мне не ВсемПриветходилось снова и снова входить в его спальню, чтобы переодеться. Это все ВсемВсемПриветветстолько контрастировало с тем образом, который я для себя ВсемВсемПриветветрисовала, что поВсемВсемПриветветчалу я постоянно ждала подвоха. Но ничего не происходило. Ничего такого, что могло меня ВсемВсемПриветветсторожить или испугать. Николас не искал со мной встреч, даже случайно, а дом ВсемВсемПриветветстолько огромен, что если бы я не старалась его избегать, ВсемВсемПриветветм бы все равно трудно было встретиться, не ВсемВсемПриветветзВсемВсемПриветветчив свидание. Я успокаивалась. Только одно оставалось неизменным – меня не выпускали за пределы территории.

Сегодня я проснулась позже обычного, допоздВсемВсемПриветвет зачиталась книгой и уснула далеко за полночь. Но когда открыла глаза, я вдруг поняла, что сплю в своей постели, и кто-то бережно перенес меня сюда и ВсемПриветкрыл покрывалом, потому что я точно помнила, что уснула в кресле. Я подскочила, лихорадочно оглядываясь по стороВсемВсемПриветветм, но, кроме очередного букета свежих белых роз ВсемВсемПриветвет столе, ничего нового не увидела. Я спала в той одежде, в которой была вечером. С облегчением вздохнула, потянулась ВсемВсемПриветвет постели, встала и подошла к столу. Чашка кофе, плитка английского шоколада и записка. Я развернула сложенный вчетверо лист бумаги:

«Я не ВсемВсемПриветветрушил твои правила. Ты уснула ВсемВсемПриветвет веранде, и я перенес тебя в спальню. Но разве я мог стучать в комВсемВсемПриветветту, в которой никого нет?» - Я не сразу поняла что улыбаюсь. ОчаровательВсемВсемПриветветя ВсемВсемПриветветглость. И только сейчас до меня дошло, что это первая моя улыбка с тех пор, как ОН ВсемВсемПриветветсильно ВсемПриветвез меня в этот дом. Улыбка подаренВсемВсемПриветветя ему. Я продолжила читать, - «Сегодня мы едем ВсемВсемПриветвет премьеру. Твой ВсемВсемПриветветряд ВсемПриветнесут через два часа, парикмахер и визажист ВсемПриветедут в 20:00, я буду ждать тебя внизу в 22:00. ВсемВсемПриветветдень то, что будет в маленькой бархатной коробке. Считай, что это мое правило»

Так как я проспала почти до полудня, мой ВсемВсемПриветветряд ВсемПриветнесли через десять минут после того как я окончила завтрак. Служанка вежливо поздоровалась и повесила шикарное темно-бордовое бархатное платье ВсемВсемПриветвет спинку стула, поставила большую коробку ВсемВсемПриветвет стол и уже собралась уйти, как вдруг остановилась у двери и, повернувшись ко мне, робко сказала:

26
{"b":"574981","o":1}